Недовольные медики Москвы: социальные активисты или оппозиционеры

Кому выгодно политизировать протест?

Москва, 23 марта 2015, 12:45 — REGNUM  Протест медиков в Москве приобрел новую окраску. После крупных митингов в ноябре и декабре 2014 года профсоюз «Действие», поддерживающий неофициальное движение врачей и пациентов «Вместе — за достойную медицину», объявил о начале с 24 марта «итальянской забастовки» по аналогии с акцией в Ижевске. Московская акция немногочисленна — изначально было объявлено всего о 20 работниках поликлиник (позднее их число увеличилось до 50), готовых примкнуть к забастовке, а в «Действии» заявили «скорее о символическом характере» мероприятия. И на фоне широко разрекламированного краудсорсингового исследования правительства Москвы «Московская поликлиника», по итогам которого власти города обещают реализовать в амбулаториях города предложения москвичей, такая немногочисленная акция формально выглядит как снижение градуса протеста и уменьшение количества недовольных медиков.

Параллельно в медицинских кругах города заговорили о якобы имеющих место попытках «политизировать» выступления врачей: некоторые о том, что изначально исключительно социальному недовольству пытаются извне придать вид оппозиционных выступлений против правительства, а кто-то, наоборот, о недоступности данных об участниках профсоюза и его акциях, что может свидетельствовать о стоящих за спиной протестующих неизвестных организаторах, которым выгодны политические или иные дивиденды, извлекаемые из такого рода выступлений. О возможном давлении со стороны заявлял и оргсекретарь «Действия» Андрей Коновал, который на своей странице в Facebook 18 марта отметил, что в профсоюзе ожидают «информационных залпов» со стороны официальных структур города, «прокачивающих активистов на предмет отказа от протестного характера кампании». А в пользу другой гипотезы отчасти говорит список поддерживающих выступления медиков организаций, где наряду с общественными объединениями значатся и известные оппозиционные политические партии, доля участия которых в мероприятиях профсоюза и движения «Вместе за доступную медицину» не совсем ясна. Кроме того, как это ни парадоксально, но интерес к митингующим врачам косвенно подогревают даже в самом Департаменте здравоохранения города Москвы. Ведь акции организации, включая и «итальянскую забастовку», там не комментируют, а на запросы о ходе реформы в городе отвечают либо неохотно, либо не отвечают вовсе, что добавляет не только раздражения жителям Москвы, но и «ореола загадочности» всей теме протеста и его участников. В ситуации разбирался корреспондент ИА REGNUM.

О профсоюзе «Действии» известно немного. Сайт организации в разработке, и все процессы координации и общения происходят в социальных сетях. Согласно официальной данным, о создании профсоюза объявили в конце 2012 года, а официальная регистрация организации в Минюсте произошла в 2013 году. По словам организаторов, «Действие» появился исключительно снизу, родившись в среде работников службы «Скорой помощи». В частности, и при содействии профсоюза работников образования «Учитель», члены которого поддерживали митинги врачей в Москве. Профсоюз входит в Конфедерацию труда России, которая сопровождает все его акции и помогает в их организации. На данный момент «Действие» насчитывает около 3,5 тыс. членов в 25 регионах страны, имеет фиксированное членство и членские взносы. Значительную часть первичного звена профсоюза до сих пор составляют работники «Скорой». Логотипом организации, который можно увидеть на представленных на митингах флагах, выбран красный крест, однако, например, в региональных листовках профсоюза на фоне креста изображен также и сжатый кулак. Оргсекретарем, сопредседателем и наиболее известным членом «Действия» является Андрей Коновал — историк и преподаватель из Ижевска, который являлся депутатом городской думы Ижевска 4-го созыва от партии «Патриоты России» с 2005 по 2010 год. Саму партию решением суда с выборов сняли, однако ее кандидаты по одномандатным округам участвовали в выборах. Второй сопредседатель профсоюза — Эллина Останина — ижевский врач-педиатр. Также сопредседателем «Действия» избран аспирант, врач из Санкт-Петербурга Игорь Малахов. Среди ярких представителей профсоюза можно отметить также врачей бывшей ГКБ №11 (реорганизована в филиал №1 ГКБ №24), членов профсоюза эндокринолога Ольгу Демичеву и физиотерапевта Семена Гальперина, активно выступающих против реорганизации больницы и реформы здравоохранения. Однако с резкими политическими заявлениями, кроме требований отправить в отставку главу Департамента здравоохранения города Москвы Алексея Хрипуна и заместителя мэра Москвы по вопросам социального развития Леонида Печатникова, в столице никто из действующих членов профсоюза не выступал. Также в истории создания организации отмечен молодой фельдшер службы «Скорой помощи» из города Иваново и левый активист Эдуард Каляманов, который быстро покинул организацию «из-за идеологических разногласий». 15 октября 2014 года Каляманов скончался на рабочем месте (завод «Рено» в Текстильщиках в Москве) от сердечного приступа.

Что касается движения «Вместе — за достойную медицину», то хронологически оно создано на 2 месяца раньше профсоюза «Действие», но официально не зарегистрировано, что, как отмечают активисты, вполне допускается законом. Профсоюз поддерживает движение, и многие из членов «Действия» также являются и активистами «Вместе…», и наоборот, однако не все. В «Действии» подчеркивают, что движение не является сугубо отраслевым объединением — среди его участников и медики, и пациенты. Например, лидером «Вместе за достойную медицину» выступает член «Действия» Алла Фролова — инженер-технолог из Москвы, которая окончила Бауманский институт. Ранее она заявляла журналистам, что к медицине отношения не имеет, но присоединилась к выступлениям врачей из-за закрытия детской поликлиники в своем районе. Также от имени движения выступает кандидат философских наук, преподаватель философии в МГУ Александр Аверюшкин, известный рядом публикаций, посвященных реформе здравоохранения в столице.

Первые митинги врачей в Москве организовывались от имени движения. Среди ярких выступлений на протестных акциях можно также отметить заявление заместителя председателя формулярного комитета Российской академии медицинских наук, доктора медицинских наук, заведующего кафедрой гематологии и гериатрии МГМУ им. И. М. Сеченова и яркого общественного активиста Павла Воробьева. На шествии 30 ноября 2014 года в Москве он зачитал резолюцию Всероссийского союза пациентских организаций, согласно которой в случае, если Москва не откажется от массового увольнения медиков и не сделает текущую реформу здравоохранения более открытой, в организации обещали начать кампанию за отставку мэра Сергея Собянина. Негативное отношение к реформированию высказал и его отец — известный и уважаемый ученый-гематолог, первый министр здравоохранения Российской Федерации (в 1991—1992 годах), доктор медицинских наук Андрей Воробьев. В уличных выступлениях он не участвовал, но в конце 2014 года выпустил видеообращение к медицинской общественности Москвы с критикой реформы. Обращение опубликовано на официальном сайте движения «Вместе — за достойную медицину» (в отличие от профсоюза «Действие», данный сайт уже создан и работает).

О «политической составляющей» выступлений заговорили из-за официального участия в уличных акциях партий РОТ ФРОНТ, РПР-ПАРНАС, МРО «ЯБЛОКО», КПРФ, «Справедливая Россия» и ВПП «Гражданская инициатива». Однако в профсоюзе материальную помощь в организации митингов отрицают. Известно лишь, что члены РОТ ФРОНТ оказывали поддержку в техническом оснащении первого митинга на Суворовской площади, предоставив в том числе и звуковую установку. Также на первых митингах выступали и представители партий. Однако впоследствии к выступлениям с трибуны никого из них не допускали, а число флагов партий было ограничено. Тем не менее уличные акции всегда проходили при официально заявленной поддержке тех или иных политических объединений из указанного списка, и доля их участия в протесте до сих пор не ясна.

Андрей Коновал заявлял: «Ко второй акции партии уже не привлекались, даже к техническим деталям. Организацией занимались только «Вместе — за достойную медицину», КТР и «Действие». И я считаю, что нам удалось убрать политизированность. Требования по отставке Алексея Хрипуна к политическим отнести не могу — это фигура больше техническая, а не политическая, и от его отставки, условно говоря, режим не падет. И на второй акции мы уже не дали слова ни одному представителю партий, то есть сознательно был приоритет у врачей, медиков и общественных активистов. Единственное, там выступали Олег Смолин (депутат Государственной думы от КПРФ, прим. ИА REGNUM) и Олег Шеин (депутат Госдумы III, IV и V созывов, депутат Астраханской областной думы от партии «Справедливая Россия», прим. ИА REGNUM). Но они не только депутаты, а еще и социальщики. Наша позиция никого из представителей партий не обидела — не они же вывели основную массу людей. Они просто выстроились в отдельную немедицинскую колонну и вынесли свои флаги. Причем было введено ограничение — не больше 5 флагов от любой организации, за исключением самих организаторов, и все партии выдержали этот лимит».

Он уточнил: «Ситуация с возможными попытками политизации следующая. Если очевидно, что это настоящее народное возмущение, а не результат какого-то заговора части элиты и профессиональных политиков, для которых это пиар, а если это реальный протест, на который выходят совсем не политизированные медики, выходят пациенты, значит, что эта реформа реально бьет по профессиональным интересам, по общественным интересам, по здравоохранению. Но если это официально признать, то лучше подать в отставку. Поэтому лучше не признать, а заявить, что это инспирировано заинтересованными политическими силами. Это их информационная война и противостояние».

«Фраза про символическую акцию не относится к снижению протеста. Движение — достаточно хитрая штука. Да, у нас была большая пауза, зимние праздники, сейчас мы вновь начинаем эту кампанию. «Итальянская забастовка» — одна из форм этого движения. Дело не в количестве участников, у акции другие цели: мы хотим показать эту систему нормативов и внутренние системные противоречия в организации. В рамках итальянской забастовки мы выдвигаем вполне конкретные требования: обеспечить достойную зарплату, за счет чего ликвидировать дефицит кадров, пересмотреть штатное расписание в сторону увеличения, прекратить сокращения работников в поликлиниках (например, сейчас практически уничтожают стоматологию), навести порядок с оплатой труда, с оформлением трудовых отношений, с протяженностью рабочего дня — это конкретные вопросы, но, конечно, они связаны с той реформой, которая проводится», — добавил Коновал.

Президент Института национальной стратегии Михаил Ремезов уверен, что говорить о снижении протеста в Москве нельзя: «Постоянно массовые акции не могут проходить, речь идет о поддержании интереса к теме, поддержании протестной повестки дня. Это не значит, что впоследствии не могут произойти уличные акции. Эти акции изначально социально-политические, потому что речь изначально идет не просто о социальных проблемах, а об определенной концепции реформы здравоохранения, которая принималась и согласовывалась на политическом уровне. При этом эта концепция, будучи продиктована социально-экономическим блоком правительства и нося либеральный характер, во многом находится в русле логики либеральной оппозиции. То есть та самая концепция, которую медики критикуют. Поэтому тут нельзя сказать об определенном векторе или политической позиции, в любом случае это социально-политическая позиция. Причем скорее либеральная оппозиция несет косвенную ответственность за саму концепцию в сферах здравоохранения и образования, которые мы наблюдаем сегодня. Потому что эти концепции утверждались и разрабатывались именно либеральными штабами, так называемыми системными либералами в правительстве, лоббировались ими и проводились ими в жизнь. Поэтому то, против чего протестуют медики, — это, в общем-то, неолиберальная модель в социально-экономической политике. И то, что нынешняя либеральная оппозиция это как-то использует, является противоречием здравому смыслу и формой политической манипуляции. Потому что их коллеги и во многом единомышленники во власти — системные либералы — несут прямую ответственность за эту логику реформ в сфере образования и здравоохранения, которой противостоят отраслевые сообщества».

По его мнению, политическое давление, по крайней мере, демонстративное, на активистов, которые протестуют, организуют какие-то инициативы по конкретным протестным поводам, причем вызывающим какое-то сочувствие и резонанс у части общества, абсолютно не продуктивно. «То есть их нужно стараться скорее вовлекать в какие-то согласительные механизмы, чем «трамбовать» в грубой манере», — уточнил он.

Доцент кафедры теории и практики государственного управления НИУ ВШЭ Павел Кудюкин уверен, что забастовка, даже «итальянская» — это более острая форма протеста, чем выход на улицу. «На улицу вы выходите в достаточной мере анонимно, а когда вы на рабочем месте начинаете протестовать, пусть даже в символической форме, это требует гораздо большей решимости, ведь вы вступаете в прямой конфликт со своим работодателем, так что я бы оценил это не как угасание, а как обострение. Вообще специфика бюджетных отраслей в том, что даже чисто социальная проблематика и чисто социальный протест здесь достаточно органично приобретает политическое измерение, потому что когда речь идет не просто о действиях какого-то конкретного главврача, например, а в целом о ситуации в московском здравоохранении, которое тесно связано и с ситуацией здравоохранения в стране в целом, понятно, что возникает политический аспект… Так что это естественный процесс, а не то, что кто-то специально хочет его политизировать. То, что политические партии могут пытаться «примазываться» к протесту, пиариться на нем — это вполне реальное явление и даже риск для профсоюза, когда в его поддержку начинают громко кричать не слишком симпатичные для него политические силы. С одной стороны, есть вполне обоснованный социальный протест, а с другой стороны, когда кто-то пытается на этом заработать политический капитал. Попытка политизировать протест, возможно, будет. Например, бывший глава Удмуртской Республики во время Ижевской «итальянской забастовки» обвинял бастующих в том, что за их спиной стоят какие-то враждебные внешние силы. Использовать могут что угодно, тут только вопрос сохранения здравого рассудка всеми сторонами. Если это элемент политической игры, то, в общем, да, это все используют и везде используют. Так же как и во время социальных протестов на Украине власти начинают обвинять протестующих в том, что они инспирированы российским ФСБ. У нас же могут ссылаться на американский Госдеп», — резюмировал Кудюкин.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.