Почему «друзья» становятся врагами и наоборот?

Камран Гасанов, 22 марта 2015, 17:59 — REGNUM  

Трансформация альянсов: «челночная дипломатия» против «универсализма»

Второе десятилетие XXI века трансформирует устоявшуюся систему союзов. Традиционные альянсы распадаются, бывшие «враги» становятся «друзьями», а надежные партнеры оказываются в конфронтации. Среди главных политических причин, обуславливающих эти изменения, можно выделить три: «Арабскую весну», начатую в 2011 году, появление «Исламского государства» и украинский кризис 2014 г.. Политические кризисы совпадают по времени с энергетическим, что лишь ускоряет системные изменения.

В Америке нарастает напряженность между США и латиноамериканскими странами. Белый дом обвиняет Венесуэлу в нарушении прав человека и налагает санкции против венесуэльских чиновников. Трудно поверить, что конфликт имеет исключительно политическую природу. Судите сами. С приходом к власти Уго Чавеса проводится комплексная программа по национализации венесуэльской нефтянки, эхо которой отдается и после смерти президента. 4 марта 2015 г. окружной суд Нью-Йорка отклонил требование Боливарианской республики сократить размер компенсации, которую она должна выплатить Exxon Mobil, до $1,6 млрд. Если Чавес физически устранял «засилье» ТНК, то действующее правительство Николаса Мадуро повышает эффективность нефтепромышленности. 28 февраля министр нефти Али Родригес отметил, что государственная компания Petroleos de Venezuela (PDVSA) намерена приобрести нефтегонные заводы, чтобы соответствовать требованиям гигантов нефтяной индустрии. Пока что Венесуэла обладает лишь шестью такими фабриками с совокупной мощностью в 1.3 млн. баррелей в день, а также дополнительными мощностями в США и Европе в 1.6. млн. Повышение объемов рафинированной нефти в экспорте усилит конкурентоспособность страны. Цены на переработанную нефть более стабильны. «В то время как средняя цена на сырую нефть упала на 40%, цена рафинированной нефти понизилась всего на 10%», — пишет «Iranprimer». С конца 1990-х доля венесуэльской нефти на американском рынке сокращается, уступая лидерство саудовской и мексиканской.

Давление растет и на другие южноамериканские страны. Бразилия охвачена массовыми демонстрациями против государственного нефтеконцерна Petrobras. Последняя обвиняется в подкупе политиков, в частности, правящей партии президента Дилмы Руссефф. Бразильские журналисты и сама Руссефф видят в этом «руку ЦРУ». «Эта международная акция преследует цель поставить вне закона бразильское правительство и провести новые президентские выборы», — пишет журналист Игнасио Рамонет. Схожий сценарий прослеживается в Аргентине, не оправившейся после убийства прокурора Альберто Нисамана. В организации преступления подозревается президент Кристина Киршнер. В ответ на предложение Вашингтона оказать содействие в расследовании она заявила: «Мы не какая-нибудь третьесортная страна или банановая республика, чтобы они приезжали и давали нам указания».

Другая линия разлома проходит на Украине. Несмотря на относительную стабилизацию после Минских договоренностей 12 февраля 2015 г. отношения стран НАТО и Россия все еще напоминают «дилемму заключенных». Опасающиеся российской угрозы страны ЕС участвуют в инициированных Пентагоном военных учениях на Балтике и Черном море. Как сообщает военный представитель ВС США около 750 ТС было направлено в латвийскую столицу и в северную Германию. Одновременно проходит «парад» американских войск по территории стран Восточной Европы, включая Чехию, Польшу, Прибалтику, Болгарию и Румынию. Примечательно, что шествие конвоя НАТО идет на фоне недавно прошедшего марша 140 тыс. ветеранов армии СС в Латвии.

Конфронтационный климат присутствует и в политической риторике. Дональд Туск на встрече с Бараком Обамой 9 марта извиняется за то, что «ЕС не действовали против России также оперативно, как и США». Президент Европейского Совета заявил, что «совместно с США ЕС удастся остановить агрессивную политику России против ее соседей». Можно возразить, что слова первого лица в ЕС — это еще не вся Европа. Однако позиция центральной страны Германии подтверждает превалирующие настроения. Ангела Меркель то и дело повторяет заученную с марта 2014 г. мантру «мы готовы наложить новые санкции». Высказываясь о годовщине вхождения Крыма в состав России, канцлер ФРГ обнадеживает Петра Порошенко: «Мы не забудем этого». Хотя на последней встрече 17 марта Европейский Совет не решил принять новые санкции, но было решено сохранить в действии существующие.

С ростом напряженности в Восточной Европе немецкий МИД проявляет активность в укреплении геополитических и энергетических блоков. 8 марта, впервые за последние семь лет, Меркель посетила Токио. Среди тем, поднятых на встрече с премьер-министром Шинцо Абэ, кроме договора о свободной торговле с ЕС, были и отношения с Россией. Две страны, председательствующие в ближайшие два года в «большой восьмерке», сошлись на дальнейшем ограничении членства России. «Мы не в такой среде, где „G8“, включающая Россию, может проводить полноценные дискуссии», — пояснил Абэ. Касательно санкций, Абэ заметил, что Япония будет «реагировать должным образом», в координации с другими странами «G7». Пока канцлер налаживала стратегический диалог в Японии, министр экономики Сигмар Габриель побывал в Саудовской Аравии. Его сопровождала внушительная делегация в составе 140 немецкий предпринимателей. Несмотря на возмущение части общественности и СМИ, Германия продолжает деловое партнерство с монархией. Вопреки своим обещания, Габриель в январе 2015 одобрил ряд поставок оружия саудитам, пишет Der Spiegel. Как говорится, цена энергетической безопасности. Германия намерена инвестировать $90 млрд. в развитие саудовской нефтехимической промышленности. Поэтому тема прав человека была упомянута лишь вскользь.

Испытанию подвергаются союзы на Ближнем востоке. Восточная редакция ИА REGNUM ранее указывала на возникновение стратегического альянса между Вашингтоном, Дамаском и Тегераном против «Исламского государства». Партнерство Обамы с Сирией и ИРИ подвергает риску «союзные узы» с Саудовской Аравией, Турцией и Израилем. Зато сложившийся раскол между суннитами и шиитами, США и Израилем, обращает в свою выгоду Египет. Президент Абдул-Фаттах Ас-Сиси пытается вернуть лидерство своей стране, утраченное после Египетской революции 2011. Генералу удалось построить партнерские отношения с каждой из стран региона, за исключением Турции и Катара. Ориентиром служит сочетание борьбы против терроризма и иностранных инвестиций. В свете международного противостояния с ИГИЛ антитеррористическая риторика Ас-Сиси вписывается в региональный контекст. Тем более, что она «легитимирует» расправу над «внутренними врагами», а именно: «Братьями-мусульманами» и «Ансар Бейт аль-Макдис» на Синае. Вторые уже присягнули лидеру ИГИЛ Абу Бакру Аль Багдади.

Для улучшения финансового положения 15 марта в Шарм эль-Шейхе прошла экономическая конференция с участием представителей 100 стран. За десять дней до нее президент провел перестановки в правительстве, уволив, в частности, главу МВД. Это должно было несколько смягчить политический климат, омрачаемый репрессиями против «Братьев-мусульман». Египет подписал контракты на сумму в $138 млрд.. Саудовская Аравия, Кувейт и ОАЭ обязались предоставить дополнительные $12 млрд. для стабилизации экономики. Жесткая антитеррористическая риторика Ас-Сиси в Сирии, Ливии и самом Египте не находит понимания Турции и Катара. Зато эта же политика одобряется США и Россией. Кстати говоря, среди «почетных гостей» на конференции в Шарм-эль Шейхе был и госсекретарь США Джон Керри, который предпочитает Египет встрече с Бенджамином Нетаньяху. С Россией Ас-Сиси намерен сотрудничать в поставках вооружений. Часть из них предназначена для поддержки ливийского правительства в Тобруке, противостоящего террористам из «Фаджр Ливия». Каир обеспокоен положением 2 млн. египтян и коптов в Ливии, подвергающихся террористическим нападкам. С этой целью Ас-Сиси предложил членам ЛАГ создать т.н. «Арабские силы быстрого реагирования».

Глобальные изменения 2011-2015 гг. не приводят к формированию полноценных коалиций в духе «европейского концерта» XIX века. Складывающиеся паутина альянсов на Ближнем Востоке между Вашингтоном и Тегераном, Тель-Авивом и Каиром, Эр-Риядом и Анкарой — результат «точечной дипломатии». Россия может использовать фундаментальные изменения, связанные с расколом «старых союзников» на Ближнем Востоке и в Латинской Америке. Бразилия, Иран и, потенциально, Египет — стратегические партнеры России, а Израиль и Турция — энергетические. Российскому МИД понадобится чрезмерная гибкость, чтобы «жонглировать» всеми картами одновременно. Особенно, если учесть противоречия интересов Израиля и Ирана, Турции и Египта. На данном отрезке истории «челночная дипломатия» Генри Кисинджера оказывается более жизнеспособной, чем «универсализм» Вудро Вильсона.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.