США создают ось Дамаск — Тегеран — Багдад

Станислав Тарасов, 19 марта 2015, 14:01 — REGNUM  

Белый дом спутал всем карты

На Ближнем Востоке зарождается новая сложная реальность. Первым ее публично обозначил директор ЦРУ Джон Бреннан, который заявил, что «падение режима Асада лишь усугубит проблему и может открыть радикальным группировкам вроде ИГИЛ дорогу на Дамаск, чтобы заполнить образовавшийся вакуум». Затем эту позицию поддержал госсекретарь Джон Керри, объявивший о готовности «лично вести переговоры с Башаром Асадом ради окончания гражданской войны», хотя еще в начале месяца из его уст звучали слова о том, что «Асада необходимо отстранить от власти даже ценой военной операции». США, по словам израильского издания Maariv, «развернули политику в регионе на 180 градусов и объявили об изменении отношения к президенту Сирии Башару Асаду». И не только это. Председатель Объединенного комитета начальников штабов вооруженных сил США генерал Мартин Демпси приветствовал иранское участие в борьбе с «Исламским государством Ирака и Леванта» (ИГИЛ), но такое, чтобы « не обострять противоречия между шиитами и суннитами». По факту США, Иран, Сирия и Ирак могут оказаться по одну сторону баррикад в борьбе с ИГИЛ. Газета Israel Hayom констатирует «появление новой абсурдной ситуации», но такого уровня, которая «дает основания некоторым обвинять президента США Барака Обаму даже в антисемитизме».

Проблема, конечно, не в этом. Вашингтон, похоже, осознал наличие серьезной угрозы со стороны ИГИЛ как для Ближнего Востока, так и для Запада. Джихадисты умело маневрируют в широких географических диапазонах — Ирак, Сирия, продвигаются к Средиземному морю в Ливане, Ливии, Тунисе. Недавно в статье, опубликованной в Sunday Telegraph, британский премьер-министр Дэвид Кэмерон писал: «Если мы не разберемся с этими экстремистами, то на берегах Средиземного моря скоро появится террористическое государство. ИГИЛ — это не то государство, которое в случае нарушения его суверенитета станет жаловаться в Совет Безопасности ООН». «Выбор таков, — продолжает эту мысль французское издание Atlantico. — Либо Асад, либо хаос. Причем хаос заразный, потому что ИГИЛ представляет угрозу для всего региона: не только для Сирии и Ирака, но и для Иордании и Ливана, а дестабилизация ситуации в Ираке создает у американцев ощущение бесцельной траты сил после восьми лет вмешательства в Ираке, которое стоило жизни более чем 4 тысячам американских солдат». Отсюда маневры и крутая интрига, в которой, по словам одного американского эксперта, «для администрации Обамы президент Асад из проблемы превратился в ее решение, даже несмотря на то, что существует наспех сколоченная США коалиция из 62 государств по борьбе с ИГИЛ». К тому же лелеемый Западом, и в особенности Турцией, проект формирования правительства в эмиграции из состава набранной в европейских ресторанах и кафе сил сирийской оппозиции провалился. Устроившись в уютных отелях в Стамбуле и Газиантепе, получая солидные финансовые вливания из Катара, эти «революционеры» всю свою деятельность свели только к общению с чиновниками турецкого МИД. Тогда как в Сирии действуют сотни разобщенных исламистских вооруженных групп, которые соперничают друг с другом и объединяются лишь на время, чтобы получить субсидии из Саудовской Аравии, как это было в 2013 г. с созданием так называемого «Исламского фронта».

ИА REGNUM ранее уже отмечало, что в двухсторонних переговорах между Вашингтоном и Тегераном и Ираном под прикрытием «шестерки» по иранской ядерной программе существует тема, о которой стороны не говорят публично. Теперь в этой интриге начинает проявляться некоторая ясность. Как пишет издающееся в Великобритании арабское издание Al Hayat, «сближение Ирана и США не стало неожиданностью для стран Ближневосточного региона, наоборот, будет странно, если переговоры Ирана со странами „шестерки“, продолжающиеся в течение этого месяца, провалятся». Недавно госсекретарь США Керри посетил Эр-Рияд, чтобы обсудить детали соглашения и «убедить Саудовскую Аравию и других членов Совета сотрудничества стран Персидского залива в том, что его подписание не повлияет на региональную безопасность и не усугубит другие проблемы региона». Но Ирак, Сирия и Йемен — предмет торга на переговорах Ирана со странами Запада. Если судить по некоторым серьезным признакам, Тегеран склонен пойти на уступки США только за определенное «геополитическое вознаграждение». Пока же обозначим одни только факты. Руководство военной операцией по освобождению Тикрита в Ираке американцы фактически предоставили шиитской милиции «Хашид Шааби», численность которой в два раза превосходит численность иракской регулярной армии. Теперь иранские СМИ сообщают, что вслед за Тикритом настанет очередь Мосула. В Йемене, где к власти пришли шиитские группировки, Запад блокирует миссию специального советника ООН Джамаля Беномара в его попытках сформировать коалиционное временное правительство. В то же время в западных СМИ осуществляется операция по созданию нового имиджа Ирана. Там стали охотно цитировать заявления высокопоставленных тегеранских чиновников. Так, советник президента Ирана Хасана Рухани Али Юнаси заявил, что «географически и культурно Иран и Ирак неотделимы, а Багдад — это наша столица, центр нашей культуры и идентичности, причем как в прошлом, так и сегодня». В свою очередь, секретарь Совета национальной безопасности Ирана Али Шамхани считает, что «Иран сегодня контролирует четыре арабских столицы — Дамаск, Бейрут, Багдад и Сану».

В то же время, по мнению французского специалиста по Средиземноморскому региону и Ближнему Востоку Фабриса Баланша, «сближение Ирана с США в ущерб альянсу последних с Саудовской Аравией подтолкнет Эр-Рияд к большей независимости от американцев». Есть над чем задуматься и Турции. Газета Cumhuriyet констатирует: 1. охлаждения отношений Вашингтона с Анкарой, который «пробил брешь» в отношениях с Дамаском; 2. Анкара оказывается «вне игры», потому что Вашингтон "молча отказался от первоначального условия — ухода Асада от власти; 3. проблемой для США становится Турция, в отношении которой американские эксперты стали использовать термин «заклятый друг» («frenemy»), возникший в результате смешения слов «друг» («friend») и «враг» («enemy»); 4. начинается период глобального одиночества дуэта Эрдоган — Давутоглу, так как «амбиции Турции стать региональной державой сломлены», сначала проектом ИГИЛ по созданию халифата, а сейчас и возрастающим влиянием Ирана в регионе.

На Ближнем Востоке США обозначили новую стратегическую цель: через вывод Ирана из международной изоляции вовлечь его, как некогда Турцию, в бурные региональные геополитические процессы для того, чтобы смести «эпицентр потрясений» в восточном направлении, понимая, что геополитические успехи Ирана спровоцируют определенные ответные действия многих стран региона. Так Вашингтон стал путать у всех карты в ситуации, когда, по словам одной турецкой газеты, «под золой тлеет огонь, и поднимается меч перед очередным сражением». Кого на сей раз он поразит?

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.