Украина и Донбасс: предадут ли политики жертвы народа?

Михаил Большаков, 18 марта 2015, 23:18 — REGNUM  

Анализ боевых действий на Украине 13-19 марта 2015 года

За истёкшую неделю фактические боевые действия на линии соприкосновения сторон окончательно сконцентрировались на трёх небольших участках фронта: в районе села Широкино под Мариуполем, в северных пригородах Донецка (Пески, Авдеевка, район аэропорта) и в районе расположенного к северо-востоку от Луганска населённого пункта Станица-Луганская. Основная часть боестолкновений, как и на прошлой неделе, происходила с применением легкого стрелкового вооружения и миномётов, однако было зафиксированы и единичные случаи применения сторонами танков и ствольной артиллерии. Наиболее интенсивными боевые действия были в районе Широкино, которое сегодня уже практически разрушено, покинуто жителями и частично контролируется обеими сторонами.

Задекларированный отвод артиллерии и тяжёлых вооружений в итоге можно считать провалившимся: механика фиксации отвода подразумевала лишь наблюдение за процессом перемещения техники от линии фронта, но никак не затрагивала дальнейшее наблюдение за базированием и последующими перемещениями отведенных вооружений. В результате, по истечению месяца после объявления перемирия, по совокупности сообщений с мест можно констатировать, что подавляющая часть вооружений так и не была отведена сторонами от линии соприкосновения, а лишь возвращена на исходные или запасные позиции. И в настоящий момент времени снова готова к боевому использованию.

Основные усилия сторон конфликта за прошлую неделю были сконцентрированы вокруг проведения мобилизационных и подготовительных мероприятий в оперативном и стратегическом тылу. Так, на Украине продолжилось обучение новой, 4-й волны мобилизации при формальном истечении срока предыдущей, первой волны мобилизации, в рамках которой в марте прошлого года были призваны первые военнослужащие ВСУ. Согласно полученным данным, многие отличившиеся призывники первой волны получили предложение о продолжении контрактной службы — ВСУ по-прежнему испытывает дефицит сержантского и младшего офицерского состава. Кроме того, последние заявления службы тыла ВСУ и чиновников «Укроборонпрома» говорят о том, что Украина теперь планово переводит часть промышленности на военные рельсы, восстанавливая и разворачивая собственное производство бронетехники, артиллерийских систем и боеприпасов. Данные факты свидетельствует о том, что киевский режим учитывает ошибки летней и зимней кампании и проводит подготовку нового наступления на Донбассе со всей тщательностью и с тем, чтобы начать его на пике своей мобилизационной возможности.

Кроме того, события 16-17 марта 2015 в городе Константиновка, где тягач ВСУ сбил насмерть 8-летнюю девочку и её маму, что вызвало массовые выступления, показывают, что любые протесты против действующего киевского режима будут подавлены максимально жёстко и с применением грубой силы. При всей «миролюбивой» риторике нынешних руководителей Украины — по факту в стране осуществляется установление жёсткой диктатуры латиноамериканского типа. Похожая ситуация с мобилизационным планом складывается и в ВСН. На фоне формирования единой армейской структуры продолжается приведение к единому командованию ещё существовавших вплоть до конца февраля месяца «независимых» отрядов ополчения, которые принудительно вливаются в «номерные» бригады стандартного состава. Одновременно устраняются параллельные системы хозяйствования, которые в той или иной мере поддерживали независимых «полевых командиров» — как в виде неофициального налогообложения территорий, так и в виде независимых потоков российской помощи. В итоге ряда событий января-марта 2015 года практически все «независимые» отряды ополчения перешли в единую вертикаль командования, сохранив в лучшем случае лишь, как ряд казачьих формирований, статус «особого рода войск».

Однако, как и в прошедший период, основной слабостью ЛНР и ДНР является отсутствие выстроенной вертикали государственной власти, которая пока заменяется эрзацами «народных уполномоченных» на ключевых предприятиях, которые призваны наладить сбор средств в бюджет республики, в том числе — и внеэкономическими мерами. Кроме того, по итогам переговоров между ЛНР, ДНР и Украиной республики возобновили поставки угля для нужд украинских потребителей, что тоже облегчает экономическое состояние республик. В целом же, к сожалению, экономическое состояние ЛНР и ДНР остаётся стабильно плохим, с тенденцией к медленному, но постоянному ухудшению. Кроме того, не иссякает поток беженцев, которые в последнее время покидают территорию республик в первую очередь из-за экономических причин. Все эти процессы, вызванные военной разрухой, блокадой и непризнанным статусом республик отнюдь не способствуют повышению мобилизационного потенциала ЛНР и ДНР. Дополнительную сложность военно-политической ситуации придаёт и формально соблюдаемый со стороны Украины процесс политического урегулирования. Так, 17 марта Верховная Рада Украины приняла закон № 2396, который определил перечень «отдельных районов Донецкой и Луганской области с особым статусом». В данных районах вводится «временный порядок местного самоуправления», который должен быть принят в рамках отдельных законодательных актов.

Согласно прозвучавшим заявлениям президента Порошенко и спикера Гройсмана — данный закон должен являться фундаментом для проведения местных выборов, которые будут проводится исключительно и только в соответствии с украинскими законами. Получается, что при формальном соблюдении пунктов 4 и 12 соглашения «Минск-2», Киев собирается создать юридическую коллизию с проведением местных выборов по украинским законам, которые неизбежно создадут ситуацию двоевластия и нелегитимности существующего руководства ЛНР и ДНР, пришедших к формальной власти в результате прошлогодних выборов, которые в таком случае являются незаконными и не состоявшимися. Таким образом, сверхзадачей Киева в сложившейся ситуации является немедленное проведение местных выборов и выстраивание диалога о конституционной реформе с собственными представителями «народа Донбасса», которые ожидаемо окажутся в оппозиции к текущему руководству ЛНР и ДНР.

Создание Киевом даже виртуальной оппозиции нынешнему руководству республик позволит ему осуществлять эффективную блокировку со своей стороны конституционной реформы, прописанной в пункте 11 соглашения «Минск-2» и де-факто осуществить торпедирование всех дополнительных условий мирного урегулирования, прописанных в пункте 13 соглашений — права на языковое самоопределение, экономическую интеграцию в евразийские структуры, наличие «народной милиции», назначение судей и прокуроров и пр. Естественно, этого процесса ЛНР и ДНР допустить не могут и не допустят.

Исходя из вышесказанного, ситуация политического урегулирования со стороны Киева заводится в программируемый тупик, в котором ЛНР и ДНР, при формальном соблюдении буквы минских соглашений, будут последовательно вынуждать к сдаче существенных позиций их суверенитета и автономии — вплоть до полного, окончательного возврата их статуса к статусу обычных территорий унитарной Украины.

Поскольку, так или иначе, это связано с фактической ликвидацией всех изменений, возникших на Донбассе за прошлый год и даже физической ликвидацией многих политических и военных фигур республик, ожидаемо на какой-то критической точке данный псевдопроцесс политического урегулирования со стороны киевской хунты будет остановлен Новороссией.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.