США и ЕС против России: ход Приднестровьем

Михаил Демурин, 18 марта 2015, 21:29 — REGNUM  

За слабостями России стоят свои внешнеполитические «герои»

Вашингтон посредством Украины и ЕС делает против нас «ход Приднестровьем». По итогам недавнего визита в Бухарест, Порошенко заявил, что Украина и Румыния договорились о координации действий с целью «содействовать размораживанию приднестровского конфликта и помочь восстановлению Молдавией своей территориальной целостности». В эти же дни президент ПМР Шевчук посетил Кишинев, где встретился с молдавским премьер-министром Габуричем. В Тирасполе, в свою очередь, побывали представители стран Вышеградской группы (Польша, Словакия, Чехия и Венгрия), а в Брюсселе прошло заседание Группы поддержки «европейского действия» Молдовы. На нём, в том числе, обсуждался и вопрос о подтягивании Приднестровья к молдавской программе европейской интеграции.

Это сильный ход. Приднестровье — одна из наиболее важных стратегических точек на границах исторической России. Контроль над ней — существенная составляющая контроля над Черноморским регионом и Юго-Восточной Европой в целом. Одновременно дальнейшая судьба ПМР будет, вне всякого сомнения, рассматриваться и толковаться в связи с происходящим в Донецкой и Луганской народных республиках и их будущим. Понятно, что географическое положение Приднестровья, с одной стороны, и ДНР и ЛНР, с другой, принципиально отличаются, и это делает попытки проведения параллелей между ними весьма уязвимыми. Тем не менее, нельзя не признать, что «наступление» Европейского союза на Приднестровье чревато серьёзными последствиями для международных позиций нашей страны и, соответственно, требует пристального внимания и реакции. Есть, однако, в складывающейся ситуации ещё один немаловажный аспект. Она возвращает нас к вопросу о серьёзных просчётах в российской внешней политике на приднестровском и молдавском направлениях, допущенных в недавнем прошлом.

История приднестровской независимости — это одновременно и героическая, и драматическая, более того, горькая история, повод для серьёзных выводов относительно способности значительной части действующей российской политической элиты защищать национально-государственные интересы своей страны. Приднестровский народ неоднократно продемонстрировал своё желание, чтобы его родина стала частью России. Более того, в Приднестровье — и это единственный случай на пространстве бывшего СССР за пределами России — мы имеем дело с уникальным феноменом: созданием на основе объединяющего фактора русского языка и русской культуры новой многонациональной исторической общности — приднестровского народа, рассматривающего себя как часть большого русского суперэтноса. Ответ России на это стремление был непоследовательным, и ни разу за исключением вооружённого отпора молдавской агрессии на самой заре приднестровской независимости его нельзя было назвать в полной мере соответствующим и этим устремлениям приднестровцев, и собственным историческим задачам России. Сегодняшнее тяжёлое социально-экономическое положение Приднестровья уходит корнями в экономическую блокаду, установленную против ПМР Кишинёвом в 2006 году. Россия тогда декларировала свое негативное отношение к этому шагу, резко изменившему ситуацию в приднестровском урегулировании. Переговорный процесс был остановлен. Но что произошло потом? В 2008 году Россия стала заявлять о готовности продолжить переговорный процесс, начала подталкивать Тирасполь к возобновлению диалога с Кишиневом, настаивать на поиске «компромисса», но при этом свою главную обязанность как посредника и гаранта — вернуть внешние обстоятельства вокруг переговорного процесса к положению до его приостановки — не выполнила. То есть не добилась снятия блокады. В результате приднестровский экспорт в Россию претерпел существенное сокращение и этим воспользовался Европейский союз, предложивший Тирасполю возможность расширения экспорта в Европу.

Этим рычагом Брюссель и будет теперь действовать в целях отрыва Приднестровья от России. Тем более что в 2014 году к внешнеторговой проблеме добавилось сокращение финансирования промышленных предприятий Приднестровья, доля в которых принадлежит российским собственникам. Среди бизнес-спонсоров современной приднестровской власти немало тех, кто настаивает на движении именно по этому пути — вместе с Молдовой в ЕС. В адрес России также продолжают говориться «правильные слова», от неё ждут финансовой поддержки приднестровского бюджета, и мы эту поддержку оказываем, хотя и в меньших объёмах, чем это сегодня необходимо Тирасполю. Но главного, то есть восстановления полноценных возможностей торговли ПМР с Россией и Украиной, нам в сегодняшних обстоятельствах добиваться гораздо сложнее, чем это было в 2008 — 2009 годах.

За слабиной, которую Россия тогда проявила в приднестровском урегулировании и которая существенным образом сказалась на внешнеполитических позициях нашей страны, стоят свои «герои». Как и за многолетней контрпродуктивной ставкой на поддержку политических конъюнктурщиков в руководстве молдавских коммунистов и сегодняшним малоперспективным заигрыванием с молдавскими социалистами. Как и за неуклюжим вмешательством в процесс выборов президента Приднестровья в 2011 году. Часть из них, к счастью, уже не у дел, но некоторые всё ещё «защищают» международные интересы нашей страны.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.