«Не в духе времени»: малый и средний бизнес в РФ ждут новые требования

Москва, 17 марта 2015, 20:11 — REGNUM  О малом предпринимательстве и новых поправках Минэкономразвития

Правительственная Комиссия на своем заседании недавно одобрила проекты подготовленных Минэкономразвития поправок в закон «О развитии малого и среднего предпринимательства в Российской Федерации». Суть поправок проста: критерии отнесения к субъектам МСП, «имеющим право на господдержку», уже не отвечают духу времени и должны быть в очередной раз изменены.

Подобно тому, как при принятии закона в 2007 году доказывалось, что нужен он для того, чтобы поддержать, прежде всего, «независимое» малое предпринимательство, а потому удельный вес государственного и крупного бизнеса в капитале предприятий, признаваемых «малыми» должен быть минимальным, так теперь в качестве обоснования изменений приводятся противоположные аргументы — этот удельный вес надо увеличивать, ибо: «В настоящий момент на территории страны инициирован ряд крупных инвестиционных проектов с участием российских и иностранных инвесторов. Развиваются формы коллективного инвестирования в инновационные проекты. Реализация инвестиционных или инновационных проектов предполагает учреждение совместных предприятий либо вложение ресурсов в уставный (складочный) капитал действующих предприятий. В то же время при превышении требования к структуре уставного (складочного) капитала такие предприятия теряют статус субъекта МСП и, следовательно, не могут пользоваться предусмотренными в отношении субъектов МСП преференциями, а также принимать участие в реализуемых программах поддержки». Ранее доля учредителей-крупняка (в том числе государства) и прочих российских и иностранных юрлиц не должна была превышать 25 процентов. Теперь можно будет довести ее до 49%. Ну, а кто имеет отношение к «Сколково», там «ограничения в капитале» для признания «субъектом МСП» вообще предполагается снять.

По официальным данным, потенциал возможного статистического «пополнения» сектора МСП таков: на 1 января 2014 года в России было зарегистрировано почти 46 тысяч российских юрлиц, суммарная доля в уставном (складочном) капитале которых составляла от 25 до 49%, и около 5 тысяч юрлиц с иностранным капиталом; на конец 2015 года количество организаций — резидентов инновационного центра «Сколково» составило 1052 единицы. Но это еще не весь «потенциал», который в секторе МСП можно «нарастить». Предлагается (это делается уже не через изменение закона, а постановлением правительства) поднять предел годовой выручки для микропредприятий с 60 млн рублей до 120 млн, для собственно малых МП — с 400 млн до 800 млн, для средних — с 1 млрд до 2 млрд рублей. То есть для всех категорий — увеличить в 2 раза. Количественный «потенциал» увеличения сектора в этом разрезе пока никто дотошно не посчитал…

Немного истории

С какой целью в принципе был придуман сначала закон «О государственной поддержке малого предпринимательства» (1995 год), а затем пришедший ему на смену «О развитии МСП» от 2007 (хотя речь во втором случае тоже идет ни о каком не о развитии, а именно о «поддержке»)? Прежде всего — очертить круг того микро- и малого сектора экономики, который имеет право на деньги из бюджетов разных уровней, а также на ряд иных «преференций» со стороны государства. Первоначально считалось — что это именно частный бизнес, который нужно поддержать. Чтобы он расправил крылья и полетел. В обеих версиях закона (и от 1995 и от 2007 годов) был «ограничитель» по капиталу от государства (в разных формах) и от «крупняка» для того, чтобы бизнес признать МП/МСП — не более 25%.

Повторимся: о признаке «независимости» и «частной форме собственности» для МСП сегодня «как бы» забыли. Впрочем, не впервые. Закон ведь удостоился уже не одной коррекции даже по части «операционализации понятий». Больше трех лет назад Минэкономразвития России устами тогдашнего замминистра Игоря Манылова начало продвижение инициативы по «снятию ограничения для иностранцев и крупных компаний на участие в уставном капитале малых предприятий». Наличие «планки» уже тогда мешало «реализации ряда проектов с крупными национальными институтами развития, в том числе с „Роснано“ и фондом инвестиций РВК». В чем именно проявились помехи, не уточнялось тогда, не уточняется и сейчас. Кроме того, с конца 2011 года тезис «о снятии ограничений», в том числе со стороны «квазигосударства», активно (публично и непублично) лоббировали иные финансовые и нефинансовые «институты развития». Поправки тогда приняли. Видимо, не особо помогло, раз «ограничения» продолжают «сниматься» перманентно.

Возможные последствия

Тенденция очевидна: снижение и ограничение конкуренции даже на рынке госзакупок. Государство и госкорпорации по сути сами (уже без «ограничений») смогут создавать «МСП», а дальше их «поддерживать». То есть в новой форме легализуется примерно та же самая схема, которая применялась в электроэнергетике, и на которую в самом конце 2011 года с критикой обрушился президент (тогда премьер-министр): «заказы своим карманным поставщикам (строителям, проектировщикам) отдаются», «группа лиц из числа руководителей энергетических компаний […] создала сеть по ремонту и обслуживанию объектов электроэнергетики», «оборзели!».

вице-президент национального института системных исследований проблем предпринимательства Владимир Буев специально для ИА REGNUM

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.