Суть не в том, что Крым наш, а в том, что мы вместе

Сергей Гуркин, 16 марта 2015, 23:22 — REGNUM  

Через несколько недель после крымских событий один заметный отечественный оппозиционер сказал: вынужден признать, что присоединение Крыма к России было проведено блестяще. Само присоединение оппозиционеру не нравится, но он отдал должное качеству осуществления этой акции.

Начавшиеся в конце февраля прошлого года события, которые в итоге привели к референдуму 16 марта прошлого года, выходу Крыма из состава Украины и вхождению в состав России, несомненно, с полным правом войдут в учебники отечественной истории как одно из самых блестящих действий государства, которое в полной мере отражало и желания граждан.

Залогом столь явного успеха стал выбор верных средств. К тому моменту уже было ясно, что на языке слов с оппонентами договориться не получится, потому что ничего, кроме лицемерия и лжи, они не произносили. Единственный понятный язык, единственное работающее средство — действие. Действие с уверенностью в собственных силах и в собственной правоте.

Легального, юридически безупречного варианта в тот момент уже не было. Сколь ни несимпатичен Янукович, конституция Украины все-таки не подразумевает такого способа смены власти, как ее силовой захват. Следовательно, безупречно легитимной власти на Украине в тот момент не было. Выбор был простым: либо ты соглашаешься, что ты проиграл, либо ты просто забираешь свое. Без всяких обсуждений, ибо договариваться с мошенниками бессмысленно.

Сейчас уже стали забываться многочисленные примеры майданной неправды: «русские снайперы», «мирный митинг», «договоры с президентом». Стала забываться и правда, которая иногда вырывалась наружу: «поезд дружбы», «повесим и закопаем». Но тогда все это было свежо и наглядно. Всем было ясно, что реальный народный протест против тяжелой жизни и коррупции сумели конвертировать в захват власти, вследствие которого одну группу мошенников сменила другая — контролируемая, агрессивно-послушная.

Всем было ясно, что случится в Крыму, если не случится референдума и выхода из состава Украины. Базы НАТО в Севастополе — это еще самое мягкое из последствий. В Крыму было бы куда печальнее, чем сейчас в Донбассе.

Год назад, когда московские либералы еще по инерции толковали про победу демократии в Киеве, на востоке Украины и в Крыму знали: никакой демократии не будет, будет хаос, экономический коллапс, атмосфера ненависти, стравливание одних людей с другими, цензура, воровство, пропаганда, обнищание и война. Время показало, кто был прав.

Уже написанные хроники тех событий подчеркивают полную неготовность киевской стороны к столь быстрым и уверенным действиям. Они-то думали, что продолжится болтовня и ситуацию так или иначе удастся «заиграть». Единственный способ отнять у мошенника то, что принадлежит тебе, — это взять и забрать; попытки переговоров — пустая трата времени.

Крым принадлежит крымчанам, которые, как это и показал референдум, полностью согласны с тем, что они — часть русской культуры, русской истории и русской современности, и что они категорически не согласны с той картиной мира, которую придумали, а потом и воплотили в Киеве.

Очень показательным был один из социологических опросов, проведенный в России осенью прошлого года, уже после вступления в силу западных санкций. Более трех четвертей опрошенных подтвердили, что заметили ухудшение своего благосостояния. И в то же самое время точно такое же число респондентов заявили, что считают присоединение Крыма верным шагом. Верные шаги могут вызывать неприятные последствия. Но они от этого не обязательно перестают быть верными.

Когда-то давно люди научились договариваться с помощью слов. Обещанное было принято выполнять. Потом стало очевидно, что для оппонентов разница между действием и говорением очень уж велика. Можно привести миллион примеров: «оружие массового поражения», «мирные протесты», «защита демократии».

Оставаться верным былому кодексу — по-своему красиво, но глубоко непрактично. Можно надеяться, что когда-нибудь ситуация изменится, хотя поводов для такой надежды пока не видно. Так или иначе, сейчас слова не работают. Работают действия.

Выбор верных средств и уверенные, четкие и быстрые действия всех сил в этой ситуации — прекрасный пример для подражания прежде всего для самого российского государства. Пока повторить этот свой успех в других вопросах оно не смогло.

Единственный минус крымской истории — это ее «лозунг». Фраза «Крым наш» звучит так, словно Крым — это вещь, которая может быть нашей или не нашей. Крым — это, конечно, символ, но прежде всего — это люди. Свои люди.

Суть не в том, что Крым наш. Суть в том, что мы вместе.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.