Онкология и клятва Гиппократа в России: что происходит?

Татьяна Полоскова, 15 марта 2015, 00:01 — REGNUM  

Отклики «В Москве одно за другим происходят самоубийства онкологических больных. В больницах заканчиваются запасы эффективных западных препаратов, а российские стремятся догнать их по ценам. Между тем с 1 января 2015 года национальная онкологическая программа свернута в связи с неэффективностью» — так описывает ситуацию в современной российской медицине Алиса Агранат в статье «Онкология в России: край уже близок», опубликованной ИА REGNUM 25 февраля. Край действительно близок и не только по причине сворачивания жизненно (в прямом смысле) необходимой федеральной программы, отсутствия препаратов (как выяснили корреспонденты ИА REGNUM, в российских клиниках есть врачи, продающие по немыслимым ценам бесплатно поступающие лекарства тяжело больным людям). Все, кто сталкивался с проблемой рака знают, что попасть к хорошему, квалицифированному, просто порядочному онкологу крайне сложно.

Оценки квалификации врачам должны давать специалисты. Вот как описал корреспонденту ИА REGNUM посещение Брянского областного онкодиспансера известный московский онколог: «Брянск — зона, пострадавшая от чернобыльской катастрофы. Уровень заболеваемости раком — высок. Поразило отсутствие интереса брянских коллег к опыту московских клиник. И поразил уровень вопросов, задаваемых теми, кто пришел на встречу. Некоторые не только не имеют представления о новых технологиях лечения рака, но и самых элементарных знаний». Медики ведущих онкологических центров Москвы и Санкт-Петербурга могли бы рассказать, как часты случаи, когда здоровым людям в провнциальных, да и в платных московских клиниках, ставят страшные онкологические диагнозы, начинают проводить химиотерапию и облучение. И причина — далеко не всегда отсутствие аппаратуры, должной подготовки у врачей. Отличить врачебную ошибку от сознательно поставленного ложного диагноза с целью последующего вымогательства денег либо в форме официального платного лечения, либо в форме взяток крайне сложно. Ведь убитый горем родственник готов отдать последнее, чтобы спасти мать, мужа, ребенка.

«В 2006 году моему 45-летнему мужу в Негосударственном учреждении здравоохранения „Центральная Клиническая больница № 2 имени Н.А.Семашко“ ОАО „РЖД“ (отделение опухолей головы и шеи) поставили рак гортани третьей стадии. Поставил не кто-нибудь, а тогдашняя заведующая этим отделением. Назначили химиотерапию, далее — предполагалось облучение и операция. Само лечение было платным, но меня просто поразила алчность медиков, которую они даже не пытались скрыть. Да просто откровенно пользовались нашей бедой. Я обратилась за консультацией в Федеральный онкологический центр имени Н. Блохина, где врачи профильного отделения провели мужу новое обследование, в ходе которой было обнаружено всего лишь наличие кисты. Удаление кисты, и последующая гистология показали, что онкологии там не было и в помине. Однако, в клинике имени Семашко мужу успели сделать один курс химиотерапии, и когда я позвонила этим платным докторам, то не услышала ни извинений за то, что они чуть не изуродовали здорового человека, ни увидела, хотя бы. внешнего раскаяния. Полная безнаказанность!» — рассказала корреспонденту ИА REGNUM москвичка Татьяна Т. (контакты в редакции). Прошло десять лет и, похоже, мало что изменилось.

В настоящее время Следственный комитет города Калуги ведет проверку по факту халатности врачей Калужского областного онкологического диспансера, которые «не заметили» у стоявшего на учете в этом заведении 42-летнего больного Павла Б. прогрессирование заболевания. В течение трех месяцев Павел Б. просил врачей провести обследования, ссылаясь на ухудшение самочувствия. Но ему было отказано даже в направлении на сдачу анализов. Доктора посоветовали подобрать диету и прописали таблетки от тошноты. В день своего 43-летия отец двух несовершеннолетних дочерей скончался. А за месяц до смерти врачи Федерального онкологического центра в Москве, куда он поехал на консультацию, уже будучи совершенно обесиленным обнаружили у него прогрессирующий рак кишечника. Врач Калужского онкодиспансера — последний «человек в белом халате», принимавший Павла, сказал ему: «Ты все равно умрешь. Иди, получи направление на обезболивающие».

Отметим, что Следственный комитет Калуги начал проверку по факту публикации статьи об этой истории в ИА REGNUM. Родственники больного свою позицию корреспонденту ИА REGNUM изложили так: «Минздрав Калужской области начал собственную проверку этого инцидента. И намерен обратиться за получением медицинской экспертизы в онкологическую клинику в городе Обнинске Калужской же области. Независимо от того, проявят обнинские медики объективность либо „корпоративность“, мы будем продолжать настаивать на том, что в данном случае имело место халатное отношение врачей Калужского онкологического диспансера к исполнению своих обязанностей. Зная, что симптомы, которые были у Павла, могут являться не только следствием резекции желудка. но и проявлением рецидива рака, они не предупредили его об этом, не назначили серьезного обследования и не посоветовали обратиться к более квалифицированным врачам. (На встрече с корреспондентом ИА REGNUM заместитель главного врача этого заведения по экспертно-клинической работе отметила, что аппаратура для диагностики подобных рецидивов есть, но в Калужском онкодиспансере ее нет. О чем больного в известность также не поставили). В случаях таких проверок, медики, рассчитывают, что не удастся доказать причинно-следственной связи между неоказанием помощи и смертью больного и надеются на корпоративность медицинского сообщества. Однако, мы знаем, что среди врачей-онкологов есть не только профессиональные, но и принципиальные люди. Вызывает особое возмущение и то, что калужские онкологи считают вполне нормальным говорить человеку: „Ты все равно умрешь“ и мотивируют это какими-то инструкциями Минздрава, дескать больной имеет право знать правду о своем состоянии. Почему же тогда, руководствуясь этими же инструкциями врачи Калужского онкодиспансера не поставили в октябре-декабре больного в известность, что имеющиеся у него симптомы опасны и могут говорить о рецидиве рака? Фактически, обрекли его на гибель. Ведь в онкологии — главное, это успеть. Это не только халатность, но и двуличие и двоедушие»!

Корреспондент ИА REGNUM опять посетил на днях Калужский онкологический центр. И, несмотря на масштаб зданий и ведущегося строительства, впечатление от отношения к людям удручающее. На первом этаже, вдоль стены, сидели на стульях, в инвалидных колясках, опирались на костыли десятки больных людей. Это т.н. «живая очередь» на комиссию, когда онкологические больные, многие обессиленные, часами, в духоте ждут, когда их, наконец-то, примут. Ни записи, ни электронной очереди. Такая же история у кабинетов химиотерапевтов. Такое ощущение, что для руководства Калужского онкологического центра эти люди уже потеряли ценность. Главное, все делать «по инструкции Минздрава», дабы прикрыться было чем. Два молодых интерна в два часа дня спешат домой. Рабочий день кончился! «У нас в больнице врачи-хирурги работают с утра до вечера, некоторые спят в кабинетах. Есть негласное правило — молодой врач, интерн, аспирант должен быть с больными столько, сколько необходимо. Надо и ночью, и в выходные», — комментирует профессор одной из федеральных онкоклиник.

Кто вообще эти люди в белых халатах из Калужского онкодиспансера, к которым идут заболевшие раком? На официальном сайте клиники мы не нашли полной информации об уровне подготовки даже руководящего состава, не говоря о хирургах. Больной, прежде чем ложиться под нож или идти на обследование, имеет право знать, какое образование и где получил врач, о его профессиональных достижениях либо отсутствии. Единственное. что удалось выяснить из интернета, что заместитель главного врача Калужского онкологического центра по лечебной части не так давно появился в России и приехал по программе переселения соотечественников. Причем, откуда приехал, где учился, работал — в открытом доступе так и не обнаружили. И за какие заслуги по приезду в Россию практически сразу стал заместителем главврача областного онкоцентра. Хотя, вполне допускаем, что такие заслуги имеются.

От врачей-онкологов, особенно из провинциальных клиник, часто можно услышать: «А что вы от нас хотите? Нам мало платят»! Напомним, что при выборе профессии эти люди прекрасно знали об уровне зарплат в российской медицине. Особо забывчивым напомним и то, что в советское время и платили мало, и лекарств не было, а о той аппаратуре, что есть сейчас приходилось только мечтать. Но вот что-то случаев ложных диагнозов не припоминается. И за врачебные ошибки несли ответственность. Пусть даже по партийной линии — но исключение из партии за морально-этическое несоответствие профессии врача давало «волчий билет» на всю оставшуюся жизнь. И уж если совсем откровенно, то достаточно почитать форумы на медицинских сайтах, чтобы убедиться: в самой занюханной онкоклинике есть негласные тарифы, поборы, откровенные взятки. Человек может не дать денег кардиологу или окулисту. А онкологу отдаст все, что есть. Лишь бы помог.

Почему до сих пор так мало уголовных дел и громких скандалов, связанных с неоказанием помощи врачами-онкологами, халатностью и просто хамским отношением к пациентам? Близкие и сам пациент, как правило, пытаются бороться за жизнь до последнего, верят врачам потому, что у большинства россиян не выбора — идут туда лечиться, где доступнее. Когда происходит страшное, смерть члена семьи, друга, любимого человека, люди так убиты горем, что им не до тяжб и разбирательств. Они морально и физически убиты горем. Напуганы «медицинской корпоративностью», которая, зачастую, не более, чем миф. И это тоже играет на руку тем, кто из святой профессии врача сделал кормушку для себя и средство самоутверждения над слабыми. Российская онкология больна. И нуждается в санации. И проблема эта не какой-то отдельной клиники в Калуге, Омске, Перми, Москве или еще где-то. Это системная проблема, но если с ней не бороться — люди будут умирать не только в силу тяжести болезни, но и по вине врачей.

Да и не только в онкологии дело. 9 марта в Москве у постоянного представительства Смоленской области состоялись несколько одиночных пикетов (проведение пикета с участием 30 человек почему-то было не одобрено префектурой. Вернее, понятно почему и под чьим давлением). Пикеты были по факту гибели Вадима Баскаева, который умер в Смоленской больнице «Красный крест». Но перед этим оставил развернутую картину на своей странице в социальной сети вопиющего безразличия врачей этой больницы к собственным пациентам. Юрист и участник пикета Чермен Дзотов так прокоментировал эти события: «Если вы все еще не понимаете, зачем эти люди стоят с плакатами, то зайдите на страницу Вадима Баскаева и почитайте хронологию событий. Уверен, вы ничего подобного никогда не видели в своей жизни! Парень вел практически блог-трансляцию своей смерти… Он умер на глазах у своих онлайн-друзей… Сегодня мы его не вернем к жизни, но обратить внимание на эту больницу „Красный крест“ (Смоленск) стоит… Сегодня — Вадим, завтра, не дай Бог, кто-то другой может пострадать из наших близких в таких медучреждениях!»

А потому слова Э. Хемингуэя актуальны как никогда: «Смерть каждого Человека умаляет и меня, ибо я един со всем Человечеством, а потому не спрашивай, по ком звонит колокол: он звонит по Тебе»!

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.