Майдан — ошибка украинских националистов

Валентин Авраменко, 14 марта 2015, 11:39 — REGNUM  

Если бы не майдан, то через 10-15 лет Украина окончательно стала бы националистическим и русофобским государством

Если сейчас провести анализ всей 23-летней истории украинской «нэзалэжности», то напрашивается очевидный вывод — а ведь если бы не майдан (даже без рассмотрения его причин), то через 10-15 лет Украина окончательно стала бы националистическим и русофобским государством. Государством, в котором бы не было и намека на протестные выступления, подобные тем, что прокатились по городам юго-востока и вылились в гражданскую войну. Рассмотрим подробнее, что заставило меня сделать подобный вывод.

За годы независимости на территории Украины развернули свою деятельность многочисленные западные фонды и организации, выделяющие гранты и работавшие как с государственными организациями, так и с бизнесом и журналистами, вырастившие и спонсировавшие активистов, которые способствовали защите интересов Запада на Украине. По некоторым данным, уже в 2009 году их численность достигла 999. Забавная цифра, если ее перевернуть. Назову лишь самые одиозные из них, многие из которых наверняка знакомы россиянам как спонсоры собственно российской оппозиции: американские — USAID, NDI, IRI, NED, Freedom House; британские — Westminster Fundation, British Council, DFID; германские — фонды Аденауэра, Эберта, Маршалла; канадские — CIDA. Активное участие в спонсировании антироссийской деятельности на Украине также принимали американское консульство и фонд Сороса «Возрождение». При этом сколько-нибудь серьезных, способных конкурировать с западными, украинских и российских фондов не наблюдалось.

Немаловажным фактором постепенного ухода из фарватера России и уничтожения исторической памяти жителей Украины стало то, что украинские националисты избрали весьма правильную стратегию — они могли пожертвовать любыми портфелями в правительстве, но при этом дрались за министерство образования Украины. Назначение на пост министра образования Украины в 2014 году президента рассадника мракобесия Киево — Могилянской академии и участника праворадикальной националистической организации «Тризуб» Сергея Квита стало своеобразным апогеем в борьбе националистов за право воспитывать подрастающее поколение в духе «наследников Бандеры».

Новые реалии Украины после 1991 года и до сегодняшнего времени таковы, что родители по большей части заняты вопросом добывания денег и вопросы образования целиком и полностью возложены на школу. А в школе…Достаточно просмотреть список министров образования Украины за период «нэзалэжности» и проводимые ими реформы. Параллельно с падением качества образования и оболваниванием подрастающего поколения происходит поголовная украинизация школ и переписывание истории даже в русскоязычных южных, центральных и восточных регионах. Особенно страшные последствия это принесло как раз в русскоязычных регионах — выросло целое поколение, толком не знающее ни русского, ни украинского языка и мешающего в устной и письменной речи русские и украинские слова и буквы.

Как ни удивительно, но факт — немалая часть преподавателей ВУЗов, ставших проводниками русофобских и националистических идей, ранее были кандидатами и членами КПСС и преподавали не менее идеологизированые предметы — «Историю КПСС» или «Научный коммунизм». Не знаю, стоит ли их обвинять в перекрашивании и приспособленчестве. Обычная человеческая природа — проработав всю жизнь в системе образования тяжело уйти в никуда из-за своих убеждений, особенно — когда их нет. Проще приспособиться.

Уже в силу двух вышеприведенных факторов нацистская и националистическая чума смогла поразить и русскоязычный восток Украины. При внешнем благополучии региона свидомая публика уже достаточно успела врасти в него и начала отравлять сознание населения этого региона. В мае — июне 2014 года в сеть попали списки националистического актива востока Украины и у меня волосы на голове встали дыбом от осознания того, сколько людей задействовано и насколько разветвлена сеть. Но зато прояснило другой момент — откуда карательные батальоны «Азов», «Донбасс», «Айдар», «Шахтерск» берут добровольцев. Достаточно упомянуть, что комбаты этих батальонов тоже местные. Например, Андрей Билецкий, полк «Азов» — харьковчанин, руководитель нацистской организации «Патриот Украины», как и его соратник, идеолог той же организации Олег Однороженко. Или приснопамятный Семен Семенченко, который хоть и не коренной, но дончанин. Парадоксальная ситуация — наиболее жестокими и идейными карателями стали не бандеровцы с Западной Украины, а именно представители русскоязычной Восточной.

Впрочем, возвращаясь к теме разговора, необходимо вспомнить, как исподволь происходило уничтожение исторической памяти. Параллельно шел еще ряд процессов той или иной значимости, но ведущих к желаемому националистам и русофобам результату. Понемногу, без особого резонанса, уничтожалась советская символика, которая для жителей Украины являлась практически единственным визуальным свидетельством дружбы с русскими и памятью о 70-х годах совместного плодотворного существования в рамках единого государства СССР, нивелировалось значение победы в Великой Отечественной войне. В этом контексте — поджаривание яиц на Вечном огне в Киеве дегенераткой Синьковой из «Братства» националиста Корчинского, прокатившееся флэшмобом по многим областям Украины и выпиливание пятиконечной звезды на шпиле Верховной Рады — звенья одной цепи.

Наиболее весомый вклад в подмену понятий, размывание исторической памяти был сделан на государственном уровне во время президентства Ющенко. Голод в СССР 1932 — 1933 гг., который охватил Украину, Северо — Кавказский регион, Поволжье, Центральный и Центрально — Черноземный районы, Урал и Сибирь, был интерпретирован как целенаправленный геноцид советским правительством (читай — русскими) исключительно населения Украины. По инициативе украинского президента была учреждена памятная дата и построены в сжатые сроки «голодоморные мемориалы» по всей стране. Следующим его шагом была попытка уравнять в правах ветеранов Великой Отечественной и боевиков-националистов из ОУН-УПА. Несмотря на провал, она способствовала появлению многочисленных памятных знаков даже в русскоязычных восточных регионах, традиционно тяготеющих к России и отрицательно относящихся к героизации бандеровцев. Например «Камень УПА» в Молодежном парке Харькова, который взрывали, закапывали и в конце концов увезли и утопили.

Помимо всех этих факторов, искусственно и весьма активно вытравливавших историческую память и насаждавших русофобию, существовал еще один — естественный. Украинцы, заставшие период совместной жизни украинского и русского народов в рамках СССР неумолимо старели и умирали. Наиболее наглядным свидетельством этого служат многие ополченцы Новороссии, которые стояли у истоков сопротивления и возраст которых уже далеко за сорок. В результате совокупности этих факторов, через весьма непродолжительное время, практически без какого-либо сопротивления, Украина окончательно превратилась бы в националистическое государство, крайне агрессивно настроенное в отношении России. И этот процесс мог стать необратимым.

Таким образом, майдан, который должен был окончательно похоронить пророссийский вектор Украины, неожиданно стал мощнейшим фактором, спровоцировавшим ренессанс исторической памяти и подъем анти-националистического и анти-фашистского движения на Украине.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail