Россия вернулась на Ближний Восток

Саркис Цатурян, 14 марта 2015, 04:25 — REGNUM  

2015 г. станет датой полноценного возвращения России на Ближний Восток. Гражданская война в Сирии показала, что Америка уже не способна в одиночку определять судьбы региона, даже с учётом той политической и экономической поддержки, которую она получала от суннитских монархий Персидского залива во главе с Саудовской Аравией. За четыре года масштабных волнений в регионе США утратили некогда безграничное доверие Израиля. Совершая реверансы в адрес Ирана, администрация Б. Обамы вошла в клинч с правительством Б. Нетаньяху. Возникает закономерный вопрос: почему Белый дом предал забвению союзнические отношения с израильтянами в угоду сближения с президентом Х. Рухани? В этом развороте прослеживается часть Большой стратегии Америки по купированию позиций России на энергетическом рынке Европы. Учитывая печальный опыт Nabucco, в Вашингтоне осознают, что без вовлечения Ирана в газовую игру на европейском театре Азербайджан и Туркменистан не составят «Газпрому» серьёзную конкуренцию. У ядерной программы ИРИ есть цена, которая выражается не только в кубометрах природного газа, но и в лидерстве США над Старым Светом.

Судите сами. В ходе визита главы Ирана в Ашхабад 10-11 марта туркменской стороне предложено рассмотреть вариант транзита природного газа через территорию ИРИ в Турцию и далее в Европу. Рухани фактически дезавуировал заявление своего министра нефти Б. Зангане от 11 августа 2014 г., в котором утверждалось, что Иран больше не нуждается в импорте газа из Туркменистана. Стороны обменялись мнениями по вопросу дальнейшего увеличения объемов экспорта туркменского газа в Иран. Рухани заинтересован «в сотрудничестве в области энергетики, в том числе в поставках туркменской электроэнергии». Президент Ирана настроен оптимистично: «Наши страны входят в число государств-крупнейших производителей нефти и газа, и партнерство в этом направлении в будущем будет значительно расширяться». Лидер Туркменистана Г. Бердымухамедов в ответ рассказал о масштабной работе по диверсификации экспорта своих энергоресурсов на мировые рынки, добавив, что за последние годы были построены вторая ветка газопровода для поставок туркменского газа в Иран и три международных газопровода в Китай. По его словам, в перспективе намечено реализовать такие крупные проекты регионального и международного значения, как газопровод «Туркменистан-Афганистан-Пакистан-Индия» (ТАПИ) и Транскаспийский газопровод. Интрига состоит в том, что Иран не заинтересован в трубе, которая напрямую будет связывать Туркмению с Азербайджаном, поскольку тогда его транзитная роль будет подвержена эрозии. США будут еще долго эксплуатировать ядерную проблематику, чтобы держать Иран в тонусе.

Что же касается самой Турции, то она намерена сорвать большой куш именно на Транскаспийском газопроводе. Yeni Safak, приближенная к правящей Партии справедливости и развития, выдает материал под громким названием — «Энергетическое братство Азербайджана, Туркмении и Турции» (Azerbaycan, Türkmenistan ve Türkiye'nin enerji kardeşliği). Издание с досадой пишет о том, что «позиция России в области энергоснабжения — огромная проблема для стран ЕС, которые лишены энергоресурсов, но все больше и больше нуждаются в них». Отмечается, что «включение Туркмении в проект Трансанатолийского газопровода, который будет передавать азербайджанский газ в Европу через Турцию, с одной стороны, станет еще одним вариантом для стран Европы с точки зрения энергобезопасности, с другой — позитивно повлияет на туркменскую экономику». Yeni Safak предвкушает создание «энергетической тройки» (Турция, Туркмения и Азербайджан), что, по мнению издания, позволит изменить принцип «два государства — две нации» на доктрину «три государства — одна нация». В любом другом случае эти слова можно было бы списать на эмоциональность пишущего пера, но не сейчас. Анкара подает сигнал Вашингтону и Брюсселю, это знак готовности к политическому торгу, в котором остро нуждается турецкая внешняя политика на фоне усиливающихся в Сирии и Ираке курдских позиций.

Газовая игра Обамы призвана не только заместить влияние России в Европе, но и столкнуть Москву с Тегераном. В Израиле это уже почувствовали. Предоставим слово аналитику О. Миро, который поделился своими мыслями с израильской газетой Maariv: «США, считая радикальные суннитские группировки угрозой своим интересам, идут на союз с шиитским Ираном, заклятым врагом Израиля. Мне кажется, в результате ослабнет как связь России с Ираном, так и израильско-американское сотрудничество. Может сложиться реальный конфликт интересов, признаки которого видны уже сегодня. Это объясняет отношение администрации Обамы к израильскому лидеру». Миро говорит прямым текстом: «Чтобы Израиль мог „сменить союзника“ и заключить альянс с Россией, нужны две республиканские каденции подряд в Белом доме. Это необходимо для постепенного изменения характера отношений, без конфликта с США, без разрыва связей со стороны Вашингтона и эмбарго на поставки комплектующих, боеприпасов и оружия». Т.е. партнёр определён. Вопрос состоит лишь в том, как осуществить «пересменку» максимально безболезненно для еврейского государства. «США собираются уходить, и неважно, какими хорошими мы будем», — считает Миро.

На Ближнем Востоке продолжается рекогносцировка перед решительной схваткой. Израиль, ожидая усиление в США изоляционистских тенденций, возлагает надежды на Россию. Председатель парламентской фракции партии «Ликуд» З. Элькин убеждён, что «сохранение правительства под руководством Б. Нетаньяху будет продолжением близких отношений с Россией». Элькин предупреждает о том, что оппоненты «Ликуд» — социалисты из левоцентристского блока «Сионистский лагерь», в который входят партии «Авода» и «Ха-Тнуа», придерживаются противоположных взглядов на роль Москвы в регионе. «Их главная ориентация — это Соединенные Штаты и Европа. Есть такое традиционное многолетнее недоверие (у „Сионистского лагеря“), что ли, к России еще со времен Холодной войны», — цитирует Элькина ТАСС.

Вслед за еврейским государством о своих тревогах заявляет и Саудовская Аравия, которая рискует остаться один на один с Ираном, раскинувшим свои геополитические сети в Ливане, Сирии и Йемене. Эр-Рияд озабочен стремлением Вашингтона форсировать переговоры по иранской ядерной программе, что вынуждает Хранителя двух святынь скупать оружие. Французская Atlantico сообщает, что в рейтинге крупнейших мировых импортеров оружия за 2014 г. Саудовская Аравия отобрала пальму первенства у Индии (которая была лидером в 2013 г.), увеличив оборонный бюджет в прошлом году до $64,4 млрд. А. Родье из Французского центра разведывательных исследований убежден, что «саудовцы ощущают себя „брошенными“ и не питают особого доверия к американцам, которые позволили пасть их верным союзникам вроде Мубарака», а «приобретение дорогого оружия — своеобразная страховка, призванная показать Вашингтону важность сохранения такого хорошего клиента (пусть даже часть закупленной техники будет просто пылиться на складах)». Исходя из этой логики, Эр-Рияд должен быть впечатлён недавней пресс-конференцией советника президента ИРИ А. Юнеси, заявившего следующее: «Иран — империя, Ирак — наша столица. Мы будем защищать все народы региона. Иранский ислам — чистый ислам, в котором нет арабизма, расизма и национализма… Аравийцам нечего опасаться, потому что сами они не в состоянии защитить народы региона». По данным Родье, Саудовская Аравия может похвастаться впечатляющим арсеналом: более 650 самолетов, 800 боевых танков, около 5,5 тыс. бронемашин и т.д. Однако, полагает эксперт, «реальные возможности саудовской армии вызывают сомнения, потому что у нее нет ни боевого опыта, ни мотивации, чего не скажешь про иранцев».

Оставим в стороне военную статистику. На Ближнем Востоке формируется альянс России и Израиля, который обусловлен не только соображениями безопасности, но и общими геоэкономическими интересами. Тель-Авив не устраивает позиция Вашингтона по продвижению газовых интересов Тегерана в Брюсселе. Всем понятно, что ядерная программа Ирана — лишь ширма, за которой отстаиваются американские цели по изоляции России от Евросоюза. Иран также претендует (через «Хезбаллу») на углеводородные запасы Восточного Средиземноморья, которые сконцентрированы не только на территории Израиля, но и в Ливане, и в Сирии. Поэтому не исключено, что напряженность в Ливане будет нарастать, вовлекая не только региональных, но и международных игроков. Не случайно лидер ливанских друзов В. Джумблат призывает соплеменников в Израиле поддержать на предстоящих выборах «арабскую идентичность и национализм», то есть проголосовать против Нетаньяху.

Ситуация в регионе меняется быстрее, чем раньше. Мы стоим на пороге изменений, аналогичных (по своему размаху) итогам Второй мировой войны.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.