«Брестский мир» греков. Прогнило что-то в «левом» королевстве

Программа приватизации и талоны на питание как «базис национального суверенитета и народного благосостояния»

Эллинида Галчева, 13 марта 2015, 20:29 — REGNUM  

Два «незнакомых и труднопроизносимых» русских слова — Брест-Литовск — фигурируют в конфликте, разразившемся внутри СИРИЗЫ после подписания в конце февраля правительством Ципраса соглашения с тройкой кредиторов в лице ЕК, ЕЦБ и МВФ. Договор о пролонгации финансовой помощи Греции подписан на условиях, отменяющих все предвыборные обязательства «левых». 28 февраля в ходе дебатов на заседании ЦК СИРИЗЫ проводилась оригинальная аналогия с Брестский миром, подписанным 3 марта 1918 года в Брест-Литовске Советской Россией со странами Четверного союза (Германия, Австро-Венгрия, Османская империя и Болгарское царство).

В греческих СМИ доминирует мнение, что лоялисты правительственного крыла ссылаются на «исторический опыт Брест-Литовска» с целью обосновать аргумент, что соглашение с Еврогруппой следует рассматривать не как уступку, а как «успешный переговорный манёвр», благодаря которому у нового правительства появилась возможность укрепить свои стратегические позиции.

Прямые исторические параллели используются в целях смягчения острой реакции и озабоченности в первую очередь со стороны избирателей СИРИЗЫ, которые с недоумением (если не с разочарованием) следят за развитием событий, отмечает газета Δημοκρατία, комментируя внутрипартийные дебаты «левых». В общих чертах, одна из сторон считает, что соглашение правительства с «тройкой» является аналогом компромисса, на который пошёл Ленин в Брест-Литовске в 1918 году и который был абсолютно оправдан событиями последующих лет. Другая сторона утверждает, что первоначальный максимализм в переговорах 1917−1918 гг. с Германией обернулся в итоге унизительной капитуляцией в Брест-Литовске с целью избежать худшего сценария. Существует и третье мнение, согласно которому подобные исторические аналогии некорректны, поскольку, в любом случае, Ленин не говорил об успешных переговорах и признавал жестокую реальность, которую он же спустя некоторое время упразднил.

Первую версию продвигают сторонники политики Ципраса. Именно они первыми провели параллель с Брестским миром, подчеркнув, что на сегодняшний день приоритетом является укрепление внутренней политики нового правительства, ради чего следует идти на все необходимые компромиссы за рубежом. Похоже, именно на этом концентрирует свои усилия правительственная верхушка.

Второй трактовки придерживаются так называемые «умеренные европейцы» СИРИЗЫ, которые считают, что амбициозные цели и затягивание переговорного процесса (между Грецией и ЕС) подорвали общие усилия, в результате чего пришлось пойти на ещё бОльшие уступки. Согласно их логике, Брест-Литовск показал, что необходимо учитывать и общий баланс сил, который, как и тогда, устанавливает пределы переговоров во избежание ненужных потерь, которые в конечном итоге приведут к беспорядочным уступкам. По существу, однако, это партийное крыло солидаризируется (по крайней мере на данной стадии) с Ципрасом.

Наконец, так называемые «несогласные» — Манолис Глезос и София Сакорафа (депутаты Европарламента от СИРИЗА), Яннис Милиос (ответственный за экономическую политику СИРИЗА) и другие — отрицают всякие параллели с Брест-Литовском и считают непростительной дерзостью любое сравнение премьер-министра Ципраса и министра финансов Варуфакиса с Лениным и большевиками. По их мнению, Ленин, идя на компромисс, не ликовал и не принимал «европейский статус», подразумевающий определённые обязательства, как это произошло с нынешним правительством. Напротив, он открыто говорил, что соглашение стало неизбежным шагом, который необходимо было сделать, чтобы спасти Красную Революцию и построить в стране коммунистический строй, благодаря чему впоследствии удалось аннулировать унизительный (а не «благой и справедливый», как преподносится нынешнее соглашение с Еврогруппой) Брестский мир.

Комментирует писатель и журналист Никос Бойопулос, длительное время проработавший в редакции газеты Ριζοσπάστης (официальный печатный орган Коммунистической партии Греции):

«Во-первых, Ленин был коммунистом. Он не был ни приверженцем «мягкой социал-демократии», как обозначил политику СИРИЗЫ г-н Катругалос (министр административных реформ Греции — Э.Г.), ни поклонником «умеренного кейнсианства», как охарактеризовал политику СИРИЗЫ г-н Лапавицас (профессор экономики, депутат СИРИЗЫ — Э.Г.).

Во-вторых, Ленин и большевики в октябре 1917 года возглавили социальную революцию, целью которой была отмена классовых различий старого общества, а не переименование эксплуататорского класса в «Учреждения» (в соглашении Греции с Еврогруппой употребляются новые термины — «тройка» переименована в Учреждения, меморандум — в Соглашение, а кредиторы — в Партнеров — Э.Г.). Разница в событиях до и после выборов 25 января в Греции, думаю, очевидна…

Каждый, кто проводит аналогии между прошлым и настоящим, должен оставаться исторически точным и политически честным. Когда Советское государство подписывало договор с немцами и их союзниками, Ленин говорил не о «друзьях» и «партнёрах». Он выходил к людям и говорил об империалистах и грабителях. С трибуны не звучали слова «победа», «триумф» или «успешные переговоры». Выступая перед народом, Ленин заявлял о шантаже, неравном и неизбежном соглашении, которое молодое Советское государство было вынуждено подписать, чтобы отстоять главные на тот момент цели: а) не позволить немецким войскам подавить движение русского народа к социализму; б) спасти Революцию и, как результат, отменить Брест-Литовский договор.

Напомним некоторые события, предшествующие Брестскому миру, ради которых Советы пошли на компромисс:

  1. 26 октября 1917 года — на следующий же день после революции — Советская власть подписала Декрет о мире, который подразумевал выход России из империалистических организаций и Первой мировой войны. Какой-либо документ, признающий пребывание России в неком «общем европейском доме» с империалистами, подписан не был. Так же, как и не был подписан текст, согласно которому работа советского правительства подлежит «оценке», «надзору» и «курированию» со стороны империалистов.
  2. В тот же день — 26 октября 1917 года — был подписан Декрет о земле, который отменил — без какой-либо компенсации — право собственности на помещичьи земли (включая удельные и монастырские). Документ, расширяющий приватизацию либо одобряющий дальнейшее нахождение COSCO в Пирее, о чем недавно говорил г-н Ципрас, подписан не был (осенью 2008 года ΟΛΠ Α.Ε. (греческая компания-оператор) и ΣΕΠ Α.Ε. (дочернее предприятие китайской компании COSCO) подписали соглашение о передаче китайцам в концессию части морского порта Пирей в Афинах — Э.Г.)
  3. В тот же день — 26 октября 1917 года — был одобрен законопроект о Рабочем контроле над промышленными и торговыми предприятиями и банками.
  4. 14 декабря 1917 года подписан закон о национализации банков.
  5. 18 января 1918 года национализирован морской и речной торговый флот.
  6. 21 января 1918 года принят Декрет об аннулировании всех внутренних и внешних государственных займов, подписанных царским и буржуазным правительствами. Таким образом, Советы отказались платить местным и чужим ворам, грабителям, спекулянтам и ростовщикам, сказав им, что, если они считают, что им должны — пусть спросят с тех, кто их обобрал, а не с русского народа. И, конечно же, никогда не принимался документ, подобный тому, который подписал г-н Варуфакис с Еврогруппой, в котором мы читаем: «Греческие власти подтверждают неизменную приверженность принятым на себя обязательствам по выплатам перед всеми кредиторами в полном объеме и в срок».

Помимо прочего, читаем в «списке Варуфакиса» (список реформ, которые Греция обязуется провести в обмен на продление кредитной программы — Э.Г.), отправленном Брюсселю и уже одобренном «партнерами»:

  • "Греческие власти обязуются, что не станут аннулировать приватизационные процессы, которые завершены» и «приватизационные конкурсы, которые уже запущены»;
  • Греческое правительство будет преодолевать гуманитарный кризис «посредством нефинансовых инструментов поддержки (например, продуктовые талоны)» и с помощью «программы социальных ваучеров»…

Если сохранение национального богатства подразумевает продолжение приватизационной программы, а базисом национального суверенитета и народного благосостояния становятся талоны на питание — ну что ж, тогда, наверное, прогнило что-то и в «левом» королевстве», — резюмирует автор, вспоминая шекспировского героя.

В комментарии региональной газете Τοπική Φωνή Πρέβεζας по поводу критики, обрушившейся на лидеров СИРИЗЫ, координатор областного Комитета СИРИЗЫ в Превезе (город и морской порт в Эпире на северо-западе Греции) Илиас Хайдас сослался на Брестский мир и поддержал правительство:

«Договор, подписанный с немцами в Брест-Литовске, многие охарактеризовали как государственную измену. Большинство членов ЦК не поддержали позицию Ленина. Тем не менее, исторически доказано, что благодаря достигнутому компромиссу (возможно, унизительному), большевикам удалось удержать власть, решить многие насущные вопросы и накормить народ, который голодал. Нынешние переговоры — это не бег на 100 метров. Это марафон, состоящий из многих этапов.

Следует отметить, что греки — не большевики. Конкретное соглашение (договор греческого правительства с Еврогруппой — Э.Г.) историки охарактеризовали как «договор без аннексий и компенсаций». Как продолжение Брест-Литовского компромисса, в августе 1918 года был подписано дополнительное соглашение, согласно которому Россия должна была выплатить Германии репарации в сумме 6 млрд марок золотом. Брестский мир, согласно историческим данным, был очень мучительным для России итогом: страна потеряла четверть своей европейской территории с четвертью населения страны, такую же часть промышленности, а также десятую часть всех природных ресурсов, рудников и т.д.»

Исторический пример, на который сослался Илиас Хайдас, не может успокоить бурю, спровоцированную действиями руководства СИРИЗЫ. Пропаганда в духе «всё меняется», похоже, показывает признаки рецессии, причем исходящей от правящей партии. Старые меморандумы не разорваны и грядут новые под другим именем. Переговоры привели к чудовищным уступкам, отмечает Τοπική Φωνή Πρέβεζας.

«Пропагандистские псевдотеории СИРИЗЫ с целью прикрытия смиренного конформизма» — статья с таким заголовком опубликована на официальном сайте Марксистско-Ленинской Коммунистической Партии Греции (Μ-Λ ΚΚΕ).

«Давайте воспримем как шутку параллели, проводимые нынешним руководством СИРИЗЫ, которое не хочет иметь ничего общего ни с чем-либо коммунистическим, ни с крупнейшим коммунистом-революционером прошлого века», — пишет автор статьи.

«Действительно, какие «аналогичные» шаги в направлении разрыва с империалистами, против плутократической олигархии и ради облегчения жизни народа, ради «глотка воздуха», которого ждали люди и ради которого их позвали на площади предприняла коалиция СИРИЗА — АНЕЛ? Прежде всего, Ципрас не рассматривает ЕС, МВФ и НАТО в качестве врагов, а наоборот, всячески превозносит их, заявляет о верности «волчьему союзу» (автор имеет ввиду Европейский Союз Э.Г.), который к тому же характеризует как «наш общий дом». Греческий премьер повторяет при каждом удобном случае: «Маленькая Греция защищает сегодня объединенную Европу… Мы — самый дружественный Европе партнер… Новое соглашение между Грецией и Европой будет соблюдать правила работы еврозоны».

«Совершенно ясно, что показные телодвижения коалиции Ципрас — Камменос (Панос Камменос — глава партии «Независимые греки» (АНЕЛ) — Э.Г.) являются не «тактическими маневрами» в пронародной стратегии, а «фиговым листком» с целью прикрытия антинародного политического конформизма, следования указам иностранных и местных центров власти и cлужения все той же политике новых меморандумов. Так пусть прекратят уже проводить ошибочные и смешные параллели и извращать историю», — резюмирует автор.

Комментирует один из крупных «левых» информационных ресурсов RProject.gr:

«Товарищи, которые проводят аналогии между соглашением (новый кредитный договор Греции с «тройкой» — Э.Г.) и документом, подписанным большевиками в Брест-Литовске в 1918 году, фальсифицируют историю, забывая обстоятельства того времени, рубежи, обозначенные решениями и действиями тогдашней власти, а главное — контекст, в котором происходили события. Некоторые идут ещё дальше, говоря о том, что назначение топ-менеджерами банков таких «личностей», как господа Никос Карамузис (Eurobank), Апостолос Тамвакакис (Piraeus Bank), Никос Христодулакис (Piraeus Bank), Лука Кацели (National Bank of Greece) и др. — является аналогией с периодом новой экономической политики (НЭП) в Советской России».

Презентация поражения как успех является, пожалуй, чем-то гораздо худшим, чем само поражение, пишет информационный портал ThePressProject. Потому что, с одной стороны, правительственный язык превращается в некую разновидность официального «жаргона», который призван заранее узаконить какое бы то ни было решение, называя чёрное белым, а с другой стороны, потому что с математической точностью подготавливается почва для последующих и окончательных капитуляций. И, наконец, потому что напрочь стираются границы, отделяющие успех от поражения. Если Брест-Литовский договор, в соответствии с которым Россия добилась мира с Германией, но при этом понесла огромные территориальные потери, был бы объявлен «победой», то, вне всяких сомнений, Октябрьская Революция потерпела бы поражение.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail