Музыка и авторское право в РФ: за что РАО собирает деньги

Москва, 12 марта 2015, 22:43 — REGNUM  

Директора подмосковных кинотеатров, которых комиссия управления Федеральной антимонопольной службы по Московской области признала нарушившими закон «О защите конкуренции», подали ответные иски в суд. УФАС Московской области считает, что кинотеатры нарушают закон в части введения в оборот товара, незаконно используя результаты интеллектуальной деятельности, а именно — музыки в кинофильмах, без выплаты авторского вознаграждения композиторам, являющимся авторами музыкальных произведений, использовавшихся в показанных кинофильмах. Дела возбуждены на основании заявления Общероссийской общественной организации «Российское Авторское Общество» (РАО).

Директор ногинского кинотеатра «Рассвет» (ООО «Фирма Марсо») Эдуард Арзамасцев заявил корреспонденту ИА REGNUM, что главная причина неплатежей — неясность требований РАО, тем более что владельцы кинотеатров платят правообладателям фильма 50 % от выручки. «В прокате 75% — это иностранные фильмы, там с авторским правом намного все четче: если фильм вышел, то композитор уже получил свои деньги. Тем не менее РАО утверждает, что за музыку, звучащую во время просмотра фильма никто ничего не получает, поэтому мы должны 1,2% перечислить за музыку с кинооборота. Большинство сетевых кинотеатров уже заключили с РАО договоры, у них и ставка меньше — 0,8%. Мы пытаемся прояснить ситуацию и отстоять свою позицию, поэтому ФАС нам написал, что если в течение месяца мы не заключим договор с РАО, то нас все равно обяжут это сделать, но с уплатой штрафа», — пояснил директор кинотеатра.

Директор электростальского кинотеатра «Современник» Елена Астионова рассказала ИА REGNUM, что согласно Гражданскому кодексу авторы музыки, которая звучит в кинотеатре при показе кинофильма, сохраняют за собой права для вознаграждения. Но для реализации этого права они должны обратиться напрямую в кинотеатры или в организацию, которая осуществляет коллективное управление авторскими правами. Министерство культуры выдало государственную аккредитацию РАО, которое может с согласия или без согласия авторов собирать это вознаграждение. Парадокс в том, что автор может не знать, что для него собираются деньги, и нет никаких данных, сохранил ли он права на музыку или при заключении договора, отказался от них. «Мы должны заключить договор с РАО, но нас ставят перед фактом и не дают даже обсудить его условия. Мы запросили у РАО оферту, они должны нас известить о своих условиях, закрепив их подписью и печатью надлежащего лица, а дальше мы соглашаемся или задаем вопросы. Но РАО не идет на переговоры, принуждая нас заключать свой типовой договор с помощью ФАС. Для этого выбрали еще самое страшное обвинение, по которому предусмотрены серьезные штрафы — в недобросовестной конкуренции. Сейчас мы пытаемся эти обвинения с себя снять, у нас идут суды, кроме того, решение областной антимонопольной службы мы обжалуем в федеральном ФАС. Есть масса вопросов, например: где пострадавший от якобы недобросовестной конкуренции? У нас есть договоры, мы не можем без них показывать кино, и мы не первые, кто использует этот товар. Мы должны заключать договор, но не обязательно на их условиях, наше право — обговорить условия, не идти на заведомо кабальную сделку. РАО не хочет принимать наши аргументы, хотя мы хотим лишь иметь обоснования — какому автору и на каком основании идут деньги. Нам бы очень хотелось знать, почему мы должны платить американским композиторам, когда они не указаны даже в прокатном удостоверении. Не хотелось бы платить процент выручки неизвестно за что», — пояснила Елена Астионова, добавив, что штраф УФАС выписал неподъемный для маленького кинотеатра — 5% от выручки, что составит около 2 млн рублей.

Певец и композитор Юрий Лоза, давно имеющий договор с РАО заявил корреспонденту ИА REGNUM, что ничего об отдельных отчислениях не слышал. «Как правило, создатели фильма, используя мою музыку, заключают со мной договор и оплачивают работу. К моменту проката фильма у композиторов, как и у всех остальных, все оплачено. Существуют разные взаимоотношения: композитор может получать средства с проката, а может и нет, продав права, когда музыка уже используется как „музыка к кинофильму“. Мне никаких денег с кинопроката не поступало. Мои песни используются в кинофильмах, но за них мне создатели уже заплатили. Что касается фрагментарного использования музыки в кино, даже не представляю, как возможно его отследить», — добавил Юрий Лоза.

Исполнительный директор НП "Сообщество национальных кинотеатральных организаций «КИНОАЛЬЯНС» Валерий Карпов считает, что кинотеатры совершенно справедливо противятся ситуации: «Кино — это единое аудио-визуальное произведение, где есть не только музыка, но и видеоряд. Кроме того, владельцы кинотеатров платят фактически 50% правообладателям. Эта эпопея длится уже не один год, в принципе кинотеатры борются с РАО в течение лет восьми». Он обратил внимание на то, что недавно Верховный арбитражный суд принял решение: если возникает претензия по композиторским отчислениям, то ее может предъявить только правообладатель, то есть композитор. «Как правило зарубежные композиторы не имеют договоров с нашим РАО, соответственно, если с кинотеатров пытаются собрать 1% за прокат зарубежного фильма, то фактически РАО собирает эти деньги непонятно в пользу кого», — уточнил Карпов.

Что касается обвинений УФАС, то все кинотеатры показывают одни и те же фильмы, непонятно, где же скрывается недобрососвестная конкуренция. «УФАС занимается странными вещами, непонятна их логика. РАО занимается сборами с кинотеатров давно: с больших сетей — 0,8%, с кинотеатров средних — 1%, с маленьких — 1,2%. С учетом того, что у по итогам 2014 года кинопрокат собрали 1 млрд долларов — нетрудно представить, какие деньги собирает РАО. В Америке, например, композиторские деньги с кинотеатров не собираются. Есть продюсер, который создает фильм как единое аудио-визуальное произведение. Он платит композитору, после чего, как правило композитор дает отказ от прав на эту музыку, а музыка становится частью фильма. Если РАО собирает деньги для композиторов, то вопрос, куда эти деньги дальше идут, никаких форм отчетности не получено. Мы платим 50% правообладателям, компании-продюсеру. Дополнительный „композиторский“ процент уходит в неизвестном направлении», — добавил Валерий Карпов.

Партнер компании ИНТЕЛЛЕКТ-С, руководитель практики разрешения споров в сфере интеллектуальной собственности Максим Лабзин обратил внимание ИА REGNUM, что коллективное управление авторскими правами, которым занимается РАО, по своей основополагающей идее является очень удобным механизмом: пользователям неудобно искать правообладателей для заключения договоров на использование произведений, а правообладатели зачастую не могут контролировать несанкционированное их использование. РАО, таким образом, выступает профессиональным посредником, которое призвано служить и тем, и другим.

«Но это основополагающее представление о деятельности РАО и его роль в гражданском обороте как организации по управлению чужими правами предполагают, что РАО должно собирать деньги в пользу конкретных известных ему лиц, а не в свою пользу. Если РАО не может назвать лицо, в пользу которого оно хочет получить деньги или в пользу которого оно предъявляет иск, то пользователь не должен быть принужден к выплате, поскольку в такой ситуации у него нет уверенности, что выплата дойдет то того, кому она, в конечном счете, предназначена», — пояснил юрист, добавив, что по сути, в такой ситуации РАО незаконно обогащается.

Максим Лабзин также указал на решение Высшего Арбитражного суда РФ от 18 июля 2014 г., говорящее о том, что необходимо называть конкретного правообладателя по искам, которые РАО, якобы в интересах этого лица, предъявляет о нарушении авторских прав, и привлекать это лицо к участию в деле. «Но РАО нашло выход. Теперь вместо того, чтобы обращаться в суд с иском о нарушении прав конкретного лица, оно обращается в антимонопольные органы с заявлением о недобросовестной конкуренции. Для этого не требуется называть правообладателя. Однако правомерность таких обращений РАО и определений антимонопольных органов о возбуждении дел вызывают большие сомнения. Дело в том, что само РАО не вправе и не использует объекты авторских прав, то есть не является конкурентом кинотеатров. Следовательно, его интересы в конкурентных отношениях на рынке не нарушены, поскольку оно в них не участвует. Обращений самих правообладателей или же других конкурентов-кинотеатров по таким делам, насколько нам известно, нет. Более того, является неправомерным такой подход, что если один кинотеатр платит правообладателю или РАО, а другой нет, то второй недобросовестно конкурирует с первым. Представляется, что недобросовестная конкуренция может быть установлена лишь в том случае, если один конкурент нарушает права другого, а этого в данном случае не установлено», — разъяснил юрист, назвав подход, который демонстрируют РАО и антимонопольные органы, абсурдным и незаконным.

По мнению Максима Ламзина, тогда оказывается, что вообще любое нарушение закона и любых обязательств любым лицом можно объявить недобросовестной конкуренцией по отношению ко всем другим его конкурентом и оштрафовать за это: «Например, не смог ты рассчитаться со своим поставщиком — ты недобросовестный конкурент другого покупателя, который не имеет долгов. Не заплатил вовремя налоги? Ты — недобросовестный конкурент тех своих соперников на рынке, кто платит налоги вовремя». Юрист уверен, что подобный подход демонстрирует то, что «РАО ориентировано на сбор денег не в пользу конкретных известных ему правообладателей, с которыми оно готово рассчитаться после получения платежа, а на сбор денег как таковой, чтобы держать их у себя. В противном случае оно обращалось бы в суд с иском, выполняя разъяснения Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ».

Читайте развитие сюжета: Михалков готов просить смягчения меры пресечения для главы РАО

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.
Главное сегодня
NB!
28.03.17
26 марта 2000 г. президентом Российской Федерации избран Владимир Путин
NB!
28.03.17
Опрометчивые эксперименты Израиля на территории Сирии
NB!
28.03.17
Приднестровье – ЕС: «Замолчать» молдавско-украинскую блокаду ПМР не удастся
NB!
28.03.17
Жгут лодки, пугают экологов — мексиканские рыбаки снова устроили беспорядки
NB!
28.03.17
Нацбанк Украины: меры по спасению неспасаемого. Народ идет лесом
NB!
28.03.17
350 лет спустя: государство делает шаг навстречу старообрядцам
NB!
28.03.17
Сбербанк продаст украинскую «дочку» латвийско-белорусскому консорциуму
NB!
28.03.17
Чёрный год Голливуда
NB!
28.03.17
Си Цзиньпин встретился с премьер-министром Непала
NB!
28.03.17
Газ на Украине может снова подорожать
NB!
28.03.17
Законопроект о ненормированном рабочем дне внесен в Госдуму
NB!
27.03.17
Удар по главе, запах крови: неделя в Чувашии
NB!
27.03.17
На разогреве: детские учреждения Башкирии подсаживают на аутсорсинг
NB!
27.03.17
Экс-премьер-министр Украины обвинен в России в трех преступлениях
NB!
27.03.17
Навальный задал вопрос – государство пока молчит
NB!
27.03.17
Норвегия хочет расширить железнодорожную сеть в Арктике
NB!
27.03.17
Посол РФ в Финляндии: У нас не может быть открытой границы с НАТО
NB!
27.03.17
«Много вру»: маленький недостаток МИД Украины
NB!
27.03.17
«Если уж запретили, то до конца» — Кургинян об «антикоррупционных митингах»
NB!
27.03.17
«Кто охрану ставил, тот и шлёпнул» — Кургинян об убийстве Вороненкова
NB!
27.03.17
MOSKVA вместо MOSCOW: Росреестр учит дорожников грамоте
NB!
27.03.17
Российский суд заочно арестовал экс-премьера Украины Арсения Яценюка