Академик Валерий Тишков: Спецслужбы Молдавии и Эстонии делают из российских этнологов каких-то «шпионов»

Станислав Стремидловский, 12 марта 2015, 19:37 — REGNUM  

Интервью

Институт этнологии и антропологии РАН неожиданно оказался в центре внимания. К сожалению, в эти дни обсуждается не научная работа этого ведущего российского центра, а операции спецслужб ряда иностранных государств против его сотрудников. Напомним, что в октябре 2014 директору института, известному ученому, академику Валерию Тишкову на пять лет запретили въезжать на территорию Эстонии. Выдающегося ученого-этнолога депортировали без объяснения причин. Были сорваны лекции и встречи с эстонскими коллегами. В феврале нынешнего года специалиста по истории гагаузов, кандидата исторических наук Ирину Субботину задержали в аэропорту Кишинева. Молдавские спецслужбы изъяли у нее материалы по вопросам демографического состава и семейных ценностей гагаузов, около 650 анкет. Почему российские ученые становятся объектами необоснованного преследования со стороны органов безопасности республик бывшего СССР, в интервью ИА REGNUM рассказал директор Институт этнологии и антропологии РАН Валерий Тишков.

ИА REGNUM: Валерий Александрович, чем вы так насолили официальному Кишиневу, что сотрудников института обыскивают и изымают научные материалы. Ведь часть таких документов давно известна научной общественности.

Я сам не понимаю. У института давние связи с Молдавией, ее регионами, проживающими там народами и научным сообществом этой страны. Мой заместитель и руководитель Центра по изучению межнациональных отношений Михаил Николаевич Губогло родился в Молдавии. Первые социологические исследования еще в советское время мы проводили в Молдавии и Татарстане. Институт этнологии и антропологии РАН в 2010 году издал фундаментальный труд «Молдаване» в серии «Народы и Культуры» и такое же исследование о гагаузах. В самой Молдавии, как мне представляется, столько не сделали для изучения истории своих народов. Однако, похоже, что научный азарт, который испытывали наши этнологи, притупил их «политическое чутье». Когда Ирина Алексеевна Субботина провела исследование в Гагаузии, с независимым социологическим центром, а не молдавской Академией наук, и взяла с собой в Москву первичные материалы, местные спецслужбы ей быстро «напомнили», что сейчас «другие времена». У меня складывается впечатление, что это общая установка. У некоторых постсоветских государств сегодня появилось желание репрессировать ученых. Даже во время блокады Советского союза странами Запада во время «афганского кризиса» ни США с Канадой, ни Европа, где я бывал, такого себе не позволяли.

ИА REGNUM: Удивительно, что и сегодня, несмотря на санкционный режим, введенный американцами и европейцами, они не идут на провокации, в отличие от республик бывшего СССР. С чем это может быть связано?

Наглядный пример того, когда кому-то хочется быть большим католиком, чем сам папа Римский. В постсоветских странах ярким цветом цветет антироссийский синдром. Этим особенно отличаются политическая и интеллектуальная элиты."Новые европейцы" испытывают очень «сильные чувства» к России, их русофобия приобретает карикатурные формы. По своему опыту скажу, что ни немцы, ни французы, ни итальянцы не относятся так к российским ученым. Со «старыми европейцами» у нас идет интенсивный научный обмен. А много ли ездит российских исследователей в ту же Эстонию? Единицы. Поэтому и появляется большое искушение предпринять «меры», чтобы «прославиться». Ведь до курьезов доходит. Вот, например, чем МВД Эстонии аргументировало мою депортацию из страны. Они считают, что я имею большое влияние в России и международную известность. Этим я могу оказать нежелательное воздействие на эстонское общество.

ИА REGNUM: Возможно все дело в том, что исследования российских ученых носят глубокий характер. Они основаны на подробном анализе местного материала и потому способны аргументировано разоблачать пропаганду властей Эстонии и Молдавии?

Дело не в разоблачениях. Наши работы носят сугубо научный характер, они вне политики. Их трудно назвать ангажированными. Но получается, что они разрушают идеологизированные концепции, которые местные национальные идеологи пытаются внедрить в умы своих сограждан. И когда мы издаем книгу «Этническая политика в странах Балтии», причем, при участии самих прибалтийских авторов, когда в ней я говорю о необходимости реализации официального двуязычия — конечно, это «опасный» альтернативный взгляд. Вынести и понять его способны далеко не все.

ИА REGNUM: Но ведь ваши взгляды не являются чем-то экстравагантным. На том же Западе можно найти немало ученых, которые высказываются в поддержку двуязычия в прибалтийских республиках или федерализации Украины? Почему же их не репрессируют?

Я думаю, что в моем случае, скорее, били по тому дискуссионному клубу, который пригласил меня выступить в Таллине.

ИА REGNUM: Как в этой ситуации институт намерен продолжать свою работу? Не отразится ли «блокада» на возможностях российских этнологов и в дальнейшем изучать постсоветское пространство?

Прибалтика для нас все же не является приоритетным направлением. В Молдавии мы выполнили свои программы, по итогам вышла многотомная документальная серия трудов Института этнологии и антропологии РАН. Сделан большой задел. У нас защитилось несколько молдавских аспирантов, которые сейчас живут и работают на своей родине. Для нас никакой проблемы сейчас нет, хватает работы в самой России. На научной эффективности эти «политические игры» никак не отразятся. В конце концов, никто не мешает нам приглашать коллег из других стран на нашу, российскую площадку — ведь мы можем себе позволить спокойно услышать чужое мнение. Даже если мы с ним не согласны. Для науки куда важнее обмен суждениями, а не политические игры спецслужб некоторых бывших государств СССР. Сейчас у них одна установка — мешать научной работе ученых, которые хотят рассказать людям истину.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.