Не плачь по ней, Аргентина, ещё рано!

Марина Богословская, 9 марта 2015, 20:41 — REGNUM  

Судьба Кристины Киршнер

Аргентина, сотрясаемая оппозиционными маршами прокуроров и манифестациями сторонников «кровавого киршнеризма», медленно движется к Рубикону, когда должна определиться судьба страны на ближайшие 4 года и возможно судьба «киршнеризма». Сейчас за восемь, без малого, месяцев оставшихся до даты голосования (25 октября 2015 года) оппозиция, отбросив в сторону все формальности, пошла, что называется ва-банк, начав беспрецедентную компанию давления на президента с целью неконституционного свержения власти. И чем сильнее давление оппозиции, тем более ярко высвечивается образ Кристины Фернандес де Киршнер, образ президента, политика, и. без ложной патетики, действительно, несгибаемого борца за свои убеждения. Кристина, вторая в истории Аргентины после Исабель Перон и первая всенародно избранная женщина-президент является живым воплощением такого явления в политической жизни Аргентины, как «киршнеризм». Надо отметить, что она была вторым президентом, переизбранным на второй срок, после падения диктатуры в 1982 году. Причём, выиграв в первом туре, Кристина Киршнер обеспечила максимальный процентный разрыв между кандидатами впервые с 1983, когда прошли первые свободные выборы.

Кристина Фернандес пришла в политику, ещё учась в университете Ла Платы, столицы провинции Буэнос-Айрес, на факультете психологии. В октябре 1974 года она знакомится со своим будущим мужем, Нестором Киршнером, состоявшим в молодёжном движении леворадикального толка, которое примыкало к Хустисиалистской партии (ХП, Партии Справедливости). Следствием этого знакомства стал перевод Кристины на юридический факультет. С этого момента её политическая судьба была неразрывно связана с политической карьерой Нестора. Во время военной диктатуры (1976 — 1983 годы) они отошли от политики и практиковали в частном юридическом агентстве в городе Рио Гальегос провинции Санта Крус. Возвращение Кристины в политику произошло во время избирательной компании её мужа на пост губернатора провинции Санта Крус, которую он выиграл. Она дважды была депутатом законодательного собрания провинции Санта Крус в 1989 и 1993 годах, что послужило трамплином для избрания Кристины Фернандес де Киршнер в Сенат Аргентины от провинции Санта Крус в 1995 и 2001 годах и в 1997 году Конгресс Аргентины.

Позднее, принимая активное участие в президентской избирательной компании своего мужа, Нестора Киршнера, и во время его президентского мандата, она оттачивала своё ораторское и политическое мастерство на митингах, собраниях и манифестациях, произнося пламенные и зажигательные речи в поддержку политического курса мужа. Возможно, в ней говорила астурийская кровь её бабушки, которая, по словам Кристины, приехала в Аргентину в 1923 году, чтобы попробовать сделать жизнь в стране лучше. В своё время Эвита Перон, колеся по стране, поднимала народ в поддержку политики своего мужа Хуана Доминго Перона, так и Кристина неизменно поддерживала Нестора на политических мероприятиях по всей стране. Сама Кристина всегда отвергала любое сравнение с Эвитой. Являясь основным кандидатом от «Фронта за победу», политического блока Нестора Киршнера, на выборах в Сенат Аргентины от провинции Буэнос-Айрес в 2005 году Кристина Киршнер победила Хильду Дуальде, жену экс-президента Эдуардо Дуальде, став сенатором.

Несмотря на достигнутые успехи по преодолению тяжелейшего кризиса 2001-2002 годов, и вопреки ожиданиям сторонников, Нестор Киршнер отказался баллотироваться на второй срок и предложил вместо себя выдвинуть в президенты от «Фронта за победу» Кристину. Кристина, « в случае избрания на пост президента, способна изменить ход истории в стране» — заявил президент Киршнер 10 июля 2007 года, сообщает газета Infobae. На церемонии в городе Ла Плата, столице провинции Буэнос-Айрес, 19 июля 2007 года Кристина Киршнер была официально провозглашена кандидатом на пост президента страны от блока «Фронт за победу». Обратившись к присутствовавшим на церемонии, в том числе, к президенту и политической элите страны Кристина Киршнер выступила с первым предвыборным заявлением: «Страна нуждается в перестройке и придании постоянного и стабильного курса развития государства, не подвластного меняющимся политическим веяниям», пишет газета «Clarin».

Кристина Киршнер с юности стремилась возглавить Аргентину, сделать ее сильной и процветающей страной. Журналистка Ольга Ворна (Olga Wornat), которая является личным биографом Кристины Киршнер, в своей статье «Королева Кристина» охарактеризовала её как «сильную, образованную, порой великодушную и даже заносчивую, часто эмоционально неуравновешенную, но при всех своих недостатках незаменимую для Аргентины». Биограф назвала Кристину «королевой», и народ стал называть своего президента королевой Кристиной. Нестор Киршнер часто признавался, что его супруга намного активнее, чем он сам, и что именно она продвигала его политическую карьеру.

Кристина и Нестор Киршнер с молодости придерживались левых взглядов, они поддерживали сначала Антиимпериалистический фронт Эвы Перон, а затем Хустисиалистскую партию, стали ее активными членами. Общеизвестный факт, что Нестор Киршнер на интервью и публичных выступлениях часто пользовался заранее заготовленными текстами, а Кристина — как отличный оратор и политтехнолог, чаще всего выступала без каких — либо текстов или подсказок, отмечает газета «Clarin». Журнал «The Times» пишет: «Кристина Киршнер использовала своё очарование и сексуальность как мощное оружие на пути к цели, как его использовала легендарная Ева Перон…». Если судить, по мнению оппозиции, Кристина Киршнер имеет имидж заносчивой и высокомерной женщины. Однако простые аргентинцы так не считают, называют её по имени — Кристина — и уверены, что имидж «высокомерной» она получила только из-за зависти к ней.

Став официальным кандидатом на пост президента Аргентины от блока «Фронт за победу», Кристина Киршнер пообещала сторонникам Нестора продолжить политику своего супруга. При этом она добавила: «У всех нас есть мечты, которые ещё предстоит осуществить». «Продолжение изменений в экономике страны» — основной дивиз предвыборной компании Кристины Киршнер. Блок «Фронт за победу», который объединяет левых перонистов, радикалов и бывших социалистов, был очень популярен у бедных слоёв населения и рабочих, после того как их жизнь улучшилась во время президентства Нестора Киршнера. Тут надо отметить, что Кристина Киршнер не является приверженцем социалистических взглядов. Блок «Фронт за победу» большинство, которого составляли левые «перонисты» проповедовал доктрину «хустисиализма» (справедливого общества «третьего пути» между капитализмом и социализмом).

Характерным показателем предвыборной кампании Кристины Киршнер стали поездки по странам Европы, США и Латинской Америке с целью привлечения в экономику Аргентины новых инвестиций. В теледебатах с оппонентами она участия не принимала и с избирателями почти не встречалась. Тут следует отметить что, Кристина Киршнер предпочитает, чтобы во время её выступлений не было оппонентов, задающих вопросы. Именно этим и объясняется тот факт, что за всё время своего пребывания на посту президента она почти не давала интервью.

Набрав на выборах 28 октября 2007 года 45,29% голосов, что по закону о выборах президента достаточно для избрания в первом туре, Кристина Фернандес де Киршнер стала президентом Аргентины, хотя и проиграла в трёх крупнейших городах страны: Буэнос-Айресе, Кордобе и Росарио.

Кристина Фернандес сумела сохранить заданный Нестором политический курс: укрепление суверенитета Аргентины, противодействие диктату США на континенте, проведение реформ в интересах подавляющего большинства избирателей. Политика, которую она проводила, в соответствии со своими предвыборными обещаниями называлась «киршнеризм» или «модель К». Как пишет газета «Pagina 12», с того самого момента, как Кристина и Нестор поженились в 1975 году. их жизнь стала воплощением идей которые в Аргентине называют «киршнеризмом» или «моделью К», этого модернизированного варианта «перонизма». Первоначально амбициозный Нестор поставил своей целью стать президентом страны. Первой ступенью на пути к этой цели был пост губернатора провинции Санта Крус. Кристина, обладая организаторскими и ораторскими талантами, заняла место соратника в его планах на будущее.

По утверждениям Кристины. ранее она никогда не стремилась стать политиком, всегда ее к этому подталкивали другие и в первую очередь Нестор. Но, несмотря на это, ее успехи в политике более значимы, чем её супруга. Например, она была первой женщиной избранной в Национальный конгресс. Там Кристина с 1995 по 2007 год возглавляла разные комиссии, одна из которых — по расследованию терактов у посольства Израиля и Еврейского культурного центра (АМИА).

Финансовый кризис 2008 года снизил её популярность среди избирателей, при этом рейтинг её стал около 20%. Правительство вынуждено было увеличить экспортные пошлины на сою и подсолнечник. Оппозиция, как всегда поддерживаемая Вашингтоном, спекулировала на трудностях. Крупные агро-промышленники объявили войну «кишнеризму». С их подачи фермеры блокировали основные дороги страны, что остановило подвоз продуктов в крупные города. По стране прокатились «кастрюльные марши» среднего класса.

Здесь «модель К» и показала себя с наилучшей стороны. Первое, что сделала Кристина за рекордно короткие сроки — уменьшила влияние олигархических структур, их СМИ (группа Clarín), церковных иерархов, военной верхушки и профсоюзной бюрократии. Были решены проблемы внешнего долга и пополнения резервного фонда, за счет поступлений от экспорта сельскохозяйственной продукции. Благодаря этом началась реализация важных социальных программ. Была национализирована пенсионная система, введены специальные пособия в поддержку семьи и материнства, безработица уменьшилась почти в три раза (с 18 до 7,3 процента), впервые был установлен прожиточный минимум с его привязкой к минимальной заработной плате. Также были введены специальные протекционистские пошлины, защитившие аргентинского производителя. Резко увеличился потребительский спрос. «Мировой кризис легитимирует „модель К“, и государство получает выгоду от аргентинского рецепта», — заявила Кристина Киршнер.

21 июня 2011 года на пресс- конференции Кристина Киршнер на вопрос агентства Reuters, будет ли она участвовать вновь в выборах главы государства, она ответила: «Мы будем продолжать двигаться вперед. Я всегда знала, что нужно делать». По словам одного из аргентинских политиков свою вторую избирательную кампанию Кристина «выиграла в торговом зале». Что он имел ввиду? Выбрать день для выборов — это, безусловно, политическое искусство, итак президентские выборы 2011 года прошли в Аргентине 23 октября 2011 года — на следующий день после «Дня матери», который избиратели провели в эйфории, покупая подарки в магазинах. Семейные и духовные ценности в Аргентине имеют особое значение. Каждую субботу дети посещают родителей, обед у родных, это святое. Суббота специально освобождается для визита к родителям, и даже если семья живет в одном доме, за обеденным столом собираются все от мала до велика. А подарки в такой день, как День матери, это особая радость не только для матерей, но и для детей, которые дарят радость своим любимым мамам. Конечно, после такого радостного для всех аргентинцев дня, они дружно проголосовали за мать двоих детей, красивую и сексуальную женщину. Оппозиции осталось только признать, что «когда общество потребляет, оно не слышит». Характер Кристины, безусловно, отличает рационализм, однако своей победе на выборах в октябре 2011 года, она больше обязана не рациональному началу, а скорее эмоциональной составляющей в предпочтениях избирателей. Также оказала влияние внезапная смерть ее супруга, продолжить общее дело — «киршнеризм», стало целью ее жизни. После его кончины она заявила: «Я тоже пережила историю любви, сравнимую с историей Эвиты и Перона». После этого триумфальная победа Кристины с 54 процентами против 17 у главного соперника в первом же туре, стала шоком для оппозиции.

На посту президента Кристина Киршнер столкнулась с проблемами, которые приходилось решать на протяжении всего периода правления: инфляция и высокие цены, недостаточные инвестиции в ключевых отраслях, отсутствие дешёвых кредитов для частного сектора, а также проблема внешнего долга. За время её президентства не раз возникали критические ситуации, сопровождавшиеся многолюдными демонстрациями протеста, заявлениями из стана оппозиции о скорой и неминуемой отставке президента. Но надо заметить, что у Кристины Киршнер за время нахождения у власти выработался своего рода иммунитет на подобные действия оппозиции. Она никогда не обращала никакого внимания на эти события. Более того, уже стало доброй традицией, что в дни проведения акций протеста оппозиции, она выступала на мероприятиях своих сторонников или на открытии новых государственных объектов.

Сегодня Кристина Фернандес де Киршнер — это сильный политик с большими амбициями. Она добилась поддержки стран Латиноамериканского региона позиции Аргентины по проблеме Мальвинских (Фолклендских) островов, поставила цель добиться начала переговоров с Великобританией об их суверенитете при посредничестве ООН. Кристина отстаивает интересы и суверенитет государства в соответствии с положениями «модели К». Такая политика раздражает не только США, Великобританию, Израиль, но и нервирует оппозиционно настроенную часть аргентинского общества, к которой относятся правые и центристские партии, профсоюзная верхушка, олигархические структуры, а также клерикальное католическое духовенство, которые так и не смирились с «киршнеризмом» как таковым. Так, президент крупнейшей профсоюзной организации страны «Всеобщей конфедерации труда» Уго Мойано обвинил ее в том, что она строит государство по «советскому» типу и «не сочувствует организованному рабочему движению», предпочитая общаться с рабочими напрямую, минуя профсоюзную бюрократию. Кристину часто критикуют за бесконтрольную иммиграцию из соседних стран региона, заполняющую трущобы крупных городов Аргентины. В соответствии с миграционной программой «Великая Родина» (Gran Patria) любой житель этих стран может получить вид на жительство в Аргентине, просто предъявив национальные документы. Количество желающих переселиться в Аргентину существенно превышает число свободных рабочих мест. Справедливости ради надо отметить, этот процесс начался задолго до «киршнеризма», ещё во времена Перона.

Одной из слабых сторон Президента Аргентины, в отличие от своей соседки президента Бразилии Дилмы Руссеф, которая развернула «крестовый поход» против коррупции, является полное отсутствие какой — либо реакции с её стороны на коррупционный скандал в отношении вице-президента Амадо Буду. Разоблачения состоят в том, что Буду, будучи в 2010 году министром экономики, оказал влияние на суд, отменивший банкротство полиграфической компании «Ciccone calcográfica». Затем, спасая компанию друга, Буду разместил там заказ на печатание денежных знаков в 50 миллионов долларов, хотя это имеет право делать только Монетный двор пишут и газеты Clarin La Nacion. Второй скандал, — конспирологический, несмотря ни на что, можно отнести к ее сильным сторонам. Здесь Национальная жандармерия обвиняется в слежке за общественными лидерами в рамках так называемого « Проекта Х», пишет газета Perfil. Газета сообщает, что Кристина Киршнер никак не реагирует на это обвинение. Помимо очевидного вреда для экономики страны коррупция и другие скандалы дают оппозиции дополнительные козыри в борьбе с президентом.

Правительство постепенно возвращает в собственность государства крупные компании, приватизированные во времена президентства Карлоса Менема: авиакомпанию «Aerolíneas Argentinas», нефтегазовый гигант YPF, на очереди железные дороги. Принят закон о СМИ, который запрещает чрезмерную концентрацию СМИ в одних руках, вызвавший обвинения оппозиции в попытке ограничить свободу слова. Также принят спорный закон о легализации однополых браков.

13 марта 2013 года был избран Папой Римским аргентинский кардинал Хо́рхе Ма́рио Берго́льо, известный своими неприязненными отношениями с четой Киршнеров. В своё время Нестор Киршнер отказался петь христианский гимн «Te Deum» по случаю национального праздника 25 мая, Кристина, поддержав решение мужа, с тех пор отмечает этот праздник в какой-нибудь провинции, а кардинал был противником разрешения на усыновление детей однополыми парами. Избрание кардинала Берго́льо Папой Римским застало президента врасплох. С одной стороны аргентинец, впервые в истории, был избран Папой, этим следовало гордиться, а с другой это был тот самый неизменный критик «кишнеризма» кардинал Берго́льо. Тем не менее, поздравительное письмо Кристины Киршнер Папе Римскому по случаю избрания было теплым. А Папа Франциск первой пригласил на обед именно президента Аргентины. Сегодня Аргентина охвачена предвыборной лихорадкой и переживает очень острый момент, связанный с непрекращающимися попытками оппозиции свергнуть президента.

Если учесть, что Аргентина является ключевой страной региона, который США, со времен доктрины Монро, считает своим задним двориком, то становится ясным, почему оппозиция, поддерживаемая внешними силами, прилагает столько усилий для насильственного свержения «киршнеризма». Причём здесь все средства хороши. Это и давление на правительство международных кредиторов, этих финансовых «стервятников», и дело прокурора Нисманна, который обвинил президента в преступном сговоре с Ираном, а затем, был обнаружен мертвым у себя дома, и многотысячный марш прокуроров, на котором требовали отставки президента.

1 марта 2015 года Кристина Фернандес де Киршнер выступила с ежегодным посланием на открытии осенней сессии конгресса. Это была последняя речь президента в парламенте перед выборами в октябре и длилась она почти четыре часа. На площади перед конгрессом собралось около 500.000 сторонников «кровавого киршнеризма», желавших выразить поддержку своему кумиру. Накануне оппозиция муссировала слухи о предстоящей отставке президента. В прекрасном расположении духа, Кристина появилась у здания Конгресса. Многочисленные сторонники скандировали: «Мы тебя любим, Кристина — наш президент»! Молодежь рыдала от счастья, что увидела свою «королеву Кристину». Речь в Конгрессе повергла оппозицию в шок. Сразу, как говорится «взяв быка за рога», Кристина отвергла обвинения убитого прокурора Нисмана в свой адрес, а затем обвинила судей и прокуроров, которые поддержали эти обвинения и участвовали в недавнем провокационном марше в память прокурора Нисмана, что их действия вышли за рамки конституции. Особо подчеркнула значимость роли своего мужа Нестора Киршнера в строительстве новой Аргентины. Сказала, что таблички, стоящие у некоторых оппозиционных депутатов с требованием поговорить об АМИА (еврейский культурный центр в Буэнос-Айресе) не уместны, т.к. эта трагедия случилась 21 год назад, когда она не была президентом и, соответственно, не имеет к этому никакого отношения.

Выразила недовольство тем что, в борьбе за власть, оппозиция не гнушается никакими методами. Далее Кристина Киршнер пообещала национализировать системы управления железными дорогами и заявила о наращивании сотрудничества с Россией и Китаем. Кроме того, Киршнер заверила в заинтересованности Аргентины в сотрудничестве с Россией, в том числе в строительстве новой атомной электростанции, которая будет работать на лёгкой воде. В ближайшие месяцы пройдёт тендер на право осуществить данный проект, в котором планирует принять участие госкорпорация «Росатом». В заключении она поблагодарила всех, кто вышел на улицы Аргентины поддержать её политику.

Тысячи людей перед конгрессом держали в руках флаги, а также плакаты, среди которых главными лозунгами были — «Кристина — это все мы», «Янки, и не пытайтесь!» и «С нашего пути нас не сбить».

Несмотря на критику со стороны оппозиции, которая обвиняет лидера страны в том, что Киршнер не коснулась таких тем, как борьба с уличной преступностью и снижение налогового бремени, многие политики уже окрестили её речь «определяющей» и «исторической». Каков ресурс прочности у правительства Кристины Фернандес де Киршнер покажут оставшиеся месяцы до выборов. Рассчитывать на то, что кампания по выборам президента будет мирной, трудно. Иностранная агентура в рядах оппозиции нацелена на дестабилизацию. Вероятно, будут звучать требования досрочной отставки Кристины, в том числе и по состоянию здоровья. Возможно, резко увеличится число забастовок на общественном транспорте и в других отраслях экономики, не исключены диверсии на объектах жизнеобеспечения. Выступление Кристины Фернандес де Киршнер 1 марта в Конгрессе и то, с каким настроем она произносила речь, говорит о том, что её рано сбрасывают со счетов. Не плач по ней, Аргентина. Рано ещё!

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.