Украина: экономика войны. Часть 7. Ставка больше, чем жизнь

Владимир Волченко, 6 марта 2015, 00:43 — REGNUM  

Часть 1

Часть 2

Часть 3

Часть 4

Часть 5

Часть 6

Пытаясь затормозить пикирование курса национальной валюты, Нацбанк Украины ввел в действие свою «тяжелую артиллерию». Причем на этот раз ее применение было по-настоящему массированным: с 4 марта текущего года НБУ повысил учетную ставку сразу на 10,5% — с 19,5 до 30,0%.

Ставкой по курсу

Стоит напомнить, что предыдущий рекорд единоразового роста этого показателя для Украины (увеличение сразу на 5,5% — с 14,0 до 19,5%) не продержался и месяца. Всего за неполный год (с 15 апреля 2014-го) учетная ставка на Украине повышалась пять раз, в результате чего выросла с достаточно умеренных 6,5% (предельный уровень инфляции, заложенный в «дореволюционный» вариант госбюджета-2014) до текущих 30% (ожидаемая нынешним руководством НБУ инфляция-2015). Однако, помимо отражения инфляционных ожиданий (в оценке которых регулятор уже привычно обгоняет Кабмин с его бюджетными 26,0%), повышение учетной ставки уже привычно декларировалось в качестве аварийного средства поддержки национальной валюты.

Что же касается эффективности подобного инструмента и особенностей его применения в украинских реалиях, то она представляется более чем сомнительной. Так, за девять месяцев последовательного повышения учетной ставки относительно скромными порциями (1,5-3,0%) гривну удалось «стабилизировать» с 12,5/13,0 до… 25/26,0 за доллар США. Что же касается последовавшего 6 февраля 2015-го ее увеличения сразу на 5,5%, то его результатом стало рекордное падение курса гривны до рыночных глубин в 37/39,50 за доллар менее чем за две недели. Теперь же, после гораздо более радикального роста учетной ставки к фантастическому (для стран с реальной экономикой) 30%-му уровню, украинской валюте даже удалось несколько укрепиться. В связи с этим возникают всего два вопроса: почему и надолго ли?

Гривна: момент истины

При внимательном исследовании динамики валютного рынка Украины становится ясно, что сами масштабы повышения учетной ставки (сразу на 10,5%) сыграли в этом отнюдь не главную роль. Проседание доллара США до текущих величин (22/24 грн.) на украинском межбанке наблюдалось и до последнего подъема учетной ставки, а именно — 25 февраля. Именно тогда, объявив о запрете банкам приобретать безналичную валюту для нужд своих клиентов и буквально вывернув руки экспортерам, Нацбанк впервые с начала года купил на межбанке довольно крупную сумму (80 млн долл.), причем сделал это по курсу 21,7-21,8 грн./долл. Однако уже вечером того же дня эти сделки были задним числом пересчитаны по курсу (внимание!) уже 28,04 грн./долл, по которому регулятор и продал их на следующий день. Одновременно он отменил свой же запрет на покупку банками «лишней» валюты, который, таким образом, продержался менее суток. Последовавший за этим новый курсовой всплеск на межбанке (до 30/32 грн./долл.) был погашен уже упомянутыми 80 миллионами долларов, на продаже каждого из которых НБУ заработал по 6,24-6,34 гривны, а в целом — чуть больше 500 млн грн. Неплохой результат для изящной однодневной спекуляции, не правда ли?

Подобные противоречивые (на первый взгляд) метания украинского Нацбанка становятся гораздо более понятными, если вспомнить, что буквально накануне их начала (24 февраля) доллар на Украине поднялся до очередных исторических максимумов (32/33,5 грн. на межбанке и 39/40,5 на рынке налички). Между прочим, подобные «успехи» на ниве стабилизации родной валюты были достигнуты не без активного содействия самого регулятора, который сразу же после февральского повышения учетной ставки (тогда еще только до 19,5%) начал с почти маниакальным упорством повышать и официальный курс доллара, нервируя рынок и все глубже топя гривну. Психологическая отметка в 40,00 грн. за доллар (пятикратное падение за год) и стала тем горизонтом, достижения которого, похоже, и ожидало украинское руководство (причем не только НБУ) для того, чтобы начать комплекс действий по достаточно резкому укреплению намеренно (и в кратчайшие сроки) передевальвированной гривны. Это и стало моментом истины часа «Ч» дня «Д» операции «Передевальвация».

Кстати, с этим моментом дивно совпали и оглашение нового бюджетного ориентира в 21,7 грн./доллар на фоне текущих официальных курсов в 28-30 грн., и резкий призыв президента Порошенко к «стабилизации» гривны, и очередное обострение критики руководства регулятора в Верховной раде, подкрепленное «финансовым Майданом» у стен Нацбанка. Но, как и следовало ожидать, гора родила мышь: после достижения заранее запланированных (и, более чем вероятно, согласованных с высшей исполнительной властью страны) глубин девальвации гривны НБУ запустил целый комплекс жестких мер по ее ударному укреплению, его руководство (включая Валерию Гонтареву) благополучно осталось на своем месте, а «финансовый Майдан» был в одну ночь вполне демократично разогнан с помощью спецназа и бульдозера…

На войне — как на войне

Одной из составляющих этого комплекса мер и стало мартовское повышение учетной ставки до «убойного» (для кредитования экономики в нормальных условиях) 30%-го уровня.

Впрочем, для Украины, которая с февраля 2014 года представляет собой скорее квазигосударство с псевдоэкономикой, подобное развитие событий означает просто возврат к усиленной долларизации, от которой она начала было постепенно отходить после памятных последствий мирового финансового кризиса осени 2008 — зимы 2009 гг. Конечно же, робкие попытки постепенного «отвязывания» национальной экономики от доллара были вынужденными, тем более что их начало пришлось на очередное переформатирование верховной власти в стране (после президентских выборов 2009/2010 гг), сопровождалось очередной резкой сменой внешнеполитических ориентиров и тихо умерло после «Майдана №2». В сложившихся после этого условиях рекордное повышение учетной ставки НБУ, по сути, расчищает дорогу для триумфального возвращения Его Величества Доллара в экономику Украины — посредством крупных западных банков и их украинских «дочек», которые не замедлят еще более расплодиться уже в ближайшее время.

Механизм прост: накачивая свои филиалы на Украине твердой валютой, которую можно будет в произвольных (но всегда выгодных для себя) пропорциях растворять в дешевую гривну, западные банки смогут успешно кредитовать западных же инвесторов, желающих поучаствовать в новой волне приватизации, о которой на днях заявил Петр Порошенко. Для собственно украинских инвесторов (за исключением абсолютно лояльных к новой власти) кредитные средства будут перекрыты вполне «рыночными» методами — астрономическим подорожанием кредитов в гривне на фоне ограничения доступа к кредитным линиям в СКВ. Первое уже успешно осуществляется за счет планового увеличения учетной ставки, а второе — путем активизации «валютного пылесоса», призванного избавить от валютных заначек как население, так и действующий (пока) на Украине бизнес.

Неслучайно практически одновременно с повышением учетной ставки НБУ ввел в действие постановление №160 от 3 марта 2015 года, согласно которому выплата средств по банковским карточкам будет производиться исключительно в гривне. На практике же это означает, что получить проценты по банковскому депозиту в СКВ, да и сам депозит (даже в случае истечения его сроков по договору) украинцы смогут только в национальной валюте. Так Нацбанк фактически легализует схему принудительной продажи населением своей «твердой» валюты банкам (по весьма далекому от рыночного курсу) и создает дополнительные препятствия для изъятия депозитов в СКВ (не всякий захочет получить их в гривне). Для действующего бизнеса предусматривается обязательная 75% (!) продажа валютной выручки, а также полный запрет на вывод средств в СКВ за пределы Украины, в том числе — от продажи корпоративных прав, ценных бумаг украинских предприятий и даже… дивидендов на инвестированный капитал.

«Временный» характер этих мер усовершенствованной украинской демократии, которые устанавливают настоящую блокаду валютных средств и создают реальные условия для их экспроприации, вряд ли может кого-либо ввести в заблуждение. Теоретически постановление правления НБУ №160 должно действовать лишь три месяца — до 5 июня, но по факту подобные ограничения по валютным операциям автоматически продлеваются Нацбанком непрерывно, с марта 2014 года.

Ну что ж, на войне — как на войне, а значит — горе побежденным…

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.