Владимир Буев. Право на печать: о новшествах для бизнеса

Москва, 5 марта 2015, 16:41 — REGNUM  

Уже больше года как огромное достижение по устранению избыточных административных ограничений для ведения предпринимательской деятельности в России преподносится решение об отмене круглой печати для хозяйственных обществ. Законопроект все еще не принят Госдумой (законом может стать весной), но пиар снова движется к своей «наивысшей точке».

Сегодня печать (независимо от того, «круглая» она или «квадратная») в качестве инструмента, удостоверяющего принадлежность и подлинность документов, действительно стала своего рода атавизмом. Технологии настолько продвинуть вперед, что подделать ее при необходимости несложно — намного проще, чем собственноручную подпись. И большинство экономически развитых стран в своем хозяйственном обороте давным-давно от этого «инструмента» по-тихому отказались. Без всякого пиара и многолетних «дискуссий».

Углубляясь в историю

Однако на протяжении многих веков печать была непременным спутником государственной и хозяйственной деятельности в разных странах мира.

Как писала Сьюзен Уайс Бауэр в своей работе «История древнего мира», первыми «сделали шаг вперед» в использовании новой технологии (печати) еще древние шумеры между 3800 и 2400 годами до нашей эры: «Очень рано обладатели ценного ресурса (зерна, молока, и быть может, масла) начали налеплять на крепко завязанные мешки с зерном глиняный шарик, придавливая к нему свою печать. На печати, квадратной или круглой, был вырезан особый рисунок. Когда глиняный шарик высыхал, метка хозяина (»Это мое!") оставалась на глине, олицетворяя собою гарантию владельца и служа залогом неприкосновенности в его отсутствие".

Впрочем, и раньше печать тоже подделывали. И в глубокой древности, и в средние века. Вообще любое действие всегда влечет за собой противодействие. И в прямом, и в переносном смыслах. «Искусство» фальсификации печатей появилось одновременно с появлением самих оригиналов, тоже своего рода древнейшая профессия, только эксклюзивная и при этом обожающая тишину и тень (или «тень в тишине»).

Впрочем, ранее такое «искусство» всегда жестоко каралось. Так древнекитайские императоры эпохи Тан установили, что «всякий, кто поддельно изготовил какую-либо из Восьми императорских печатей, наказывается обезглавливанием». Были еще печати императрицы и наследников — те, кто покусился на их «невинность», должен был быть удавлен. За подделку других официальных печатей провинившиеся наказывались в Китае каторгой или ссылкой. В античных Афинах большинство свободных граждан, имеющих право голоса, пользовались личными печатями. Их подделка могла привести как к имущественному ущербу, так и дискредитации личной репутации гражданина. Видимо, использование фальшивых печатей привело к появлению закона, запрещающего изготовителю оставлять у себя оттиск сделанной им печати. Что, однако, не всегда помогало. Из Средневековья известен случай ареста и смертной казни некоего Этьена Жоссона. Шельмец был пойман на подделке печатей и подписей двух королевских нотариусов. Причиной была крайняя нужда и необходимость содержать жену и детей. В Париже такие «игры» для «фальшивопечатника» чаще всего каралось лишением жизни (архивы сохранили такие «кейсы»). Но если и подделывали, то это был штучный и ручной и оттого очень дорогой товар (риски!!!), массового «производства» не было и все-таки печать была действенным инструментом защиты «принадлежности и подлинности».

Невыносимая легкость бытия…

Для сегодняшней России избыточность и атавизм инструмента в нынешних условиях иллюстрирует хотя бы тот факт, что при наличии специфического спроса на фирмы-однодневки в офисах банков и компаний (для которых обналичивание средств — сверхприбыльный бизнес) правоохранители обнаруживают порой сотни и сотни «печатей» на любой вкус и цвет, на который товарища нет. Есть спрос — возникнет и предложение.

О ненужности печати в экономическом обороте в России говорили уже давно, в том числе сами предприниматели. Но это никогда не являлось для бизнеса проблемой даже «сотого порядка», но в качестве мелкой детали избыточности регулирования каждое лыко было в строку. До поры до времени во властных структурах никто внимания на это не обращал, ибо нет пророка в отечестве своем.

«Пророком» оказался рейтинг Всемирного банка Doing Business, на который обратило внимание руководство страны, поставив задачу к 2018 году подняться в нем на 20-е место. При составлении Рейтинга традиционно учитываются затраты времени и денежных средств на создание нового бизнеса (регистрация), получение разрешений на строительство, доступ к электроэнергетической инфраструктуре, регистрация прав собственности, получение кредитов, защита прав инвесторов, уплата налогов, осуществление международной торговли, обеспечение исполнения договоров, процедуры банкротства.

Давно замечено, что когда начинают говорить о барьерах для бизнеса, фокус во властных структурах тут же начинает переноситься на проблемы старта (регистрации) бизнеса. Так было и до принятия в 2001 году закона «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей» (с тех пор — почти 30 редакций закона), и после. Проблема (или «проблема») вечная. Между тем, в российской реальности сама по себе проблема регистрации нового бизнеса уже давно потеряла былую остроту — особенно на фоне «большого семейства» других предпринимательских неурядиц. Она уже давно не всплывает ни в одном опросе предпринимателей. При необходимости получить «юридическую оболочку» предприниматель заказывает её в специализированных юридических компаниях, занимающихся регистрацией «под ключ», которые действуют в условиях жесточайшей конкуренции. При этом нельзя сказать, что сроки и оплата такого рода услуг воспринимаются российским бизнесом как обременительные.

Да и проходить через процедуру регистрации предпринимателю приходится не так часто. Гораздо более серьезной до сих пор представляется, например, проблема ликвидации юрлица, которая может растягиваться на много месяцев. Так что бизнесу для закрытия юрлица приходится прибегать к различным обходным правовым схемам или просто «сбрасывать оболочку», прекращая сдавать даже «нулевую» отчетность. Проблема эта остается в России нерешенной уже много лет — возможно, потому что никоим образом не влияет на рейтинг (Всемирный банк при его составлении обращает внимание только на «вход» в рынок, а не на «выход» из него).

Продвигать Россию вверх в рейтинге можно, совсем ничего не меняя и не упрощая ни в действующем законодательстве, ни в правоприменении, а лишь «играя» более скрупулезным применением методологии и более точными подсчётами. Верно и обратное: можно реально упростить для бизнеса все процедуры, но ни на йоту не улучшить рейтинг страны. В каком-то смысле это два параллельных процесса.

Тем не менее, в рамках Национальной предпринимательской инициативы в свое время была подготовлена «дорожная карта», в марте 2013 года ставшая правительственным планом мероприятий «Оптимизация процедур регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей» (№ 317-р). Один из пунктов карты-плана и гласил о необходимости отмены наличия печали при прохождении процедуры регистрации (заказ и изготовление печати с точки зрения методологии Всемирного банка — это отдельная процедура, требующая затрат времени и денег; по методологии МирБанка даже если затраченное время составляет час, оно округляется при подсчетах до одного дня: отменим — по ступеньке вверх в Рейтинге передвинемся).

Из «дорожной карты — плана мероприятий» пункт перекочевал в план законопроектной деятельности правительства на 2014 год. И вот «птичка вылетела»: к середине 2015-го года инициатива наконец-то может стать явью, в Госдуме находится законопроект об изменениях в законы об акционерных обществах и обществах с ограниченной ответственностью, в соответствии с которыми указанные юрлица печать (и прочую атрибутику) иметь уже только «вправе» (если сами того хотят).

Стоит отметить с какими «трудностями» продвигался законопроект. В рамках проведения процедуры оценки регулирующего воздействия (ОРВ) в первой половине прошлого года было проведено даже публичное обсуждение законопроекта. То, что «сопроводительная документация» к тексту законопроекта лепилась наспех из того, что было, было видно из сводного отчета, который должен публичиться любым разработчиком проекта НПА в рамках ОРВ. Целью предлагаемого регулирования значилось «Повышение качества оценочных услуг», а индикативным показателем — степень удовлетворенности потребителей качества услуг в области оценочной деятельности.

Очевидно, что разработчики не перепутали оперу с балетом, а использовали метод бездумного «копипаста» текста из одного сводного отчета в другой. В качестве источников информации для расчета показателей, оценивающих в дальнейшем достижение заявленных целей предлагались «результаты опроса предпринимательского сообщества», но ни одного мероприятия по этому поводу заявлено не было. Таково было качество подготовки и аналитического «сопровождения».

Впрочем, кто же сомневается, что обязательность наличия печати для бизнеса нужно отменять. Но это штрих, деталь. «Невыносимой легкости бытия» для предпринимательства после этого не наступит…

вице-президент Национального института системных исследований проблем предпринимательства Владимир Буев специально для ИА REGNUM

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.