Приднестровье Шевчука: конец стабильности

Андрей Сафонов, 27 февраля 2015, 21:05 — REGNUM  

Президент ПМР Евгений Шевчук 26 февраля выступил с ежегодным посланием к народу. Характерно, что его послание было произнесено как раз за 2 дня до того, как оппозиционное движение «Народное Единство» должно 28-го провести в тираспольском Парке Победы митинг протеста против роста цен и тарифов на ЖКХ…

Социальная стабильность в ПМР разрушается

В речи главы государства на первом месте находилась социально-экономическая обстановка в ПМР. И это естественно, потому что в конце 2014 года власти приняли решение увеличить в 2015 году тарифы на ЖКХ на 70% (ежеквартально). Это коренным образом меняет ситуацию в Приднестровье, где раньше уровень жизни был выше, чем в Республике Молдова, с которой у ПМР идёт негласное соревнование во всех областях со времён распада Советского Союза. С тех пор, как Евгений Шевчук заменил Игоря Смирнова на посту президента, тарифы и так поползли вверх. Дороже чем в Республике Молдова стоит уже в ПМР проезд на внутреннем и междугороднем транспорте, не так выгодно стало приезжать в ПМР с Украины и из Республики Молдова покупать продовольствие в продуктовых маркетах.

С ростом тарифов на ЖКХ уровень жизни в ПМР становится уже ниже, чем в Республике Молдова. Дело в том, что ещё летом 2014 года были урезаны пенсии для местных стариков. Получается, тарифы резко рванули вверх, а доходы граждан Приднестровья — вниз. Плюс руководство «обрадовало» народ тем, что надо ожидать задержек с выплатой заработных плат.

Такого в ПМР ещё не бывало. Социальная стабильность (относительная, конечно), которая была создана в ПМР за 21 год президентства «отца-основателя» Игоря Смирнова фактически всего за 3 года правления Евгения Шевчука оказалась разрушенной.

Тарифы растут, вопросы множатся

Рост тарифов в ПМР вызывает у непредвзятых наблюдателей целый ряд вопросов.

Вопрос первый. Ранее сообщалось, что экспорт товаров из ПМР, несмотря на все трудности, вырос. Параллельно сообщалось о нехватке денег в бюджете. Но если он вырос, то где средства, полученные от этого роста? А если денег нет, то, значит, экспорт упал. Где верные данные?

Вопрос второй. В ПМР существуют под контролем власти внебюджетные фонды. Откуда там деньги? Почему в момент, когда в бюджете нет денег на пенсии и заработные платы, из внебюджетных источников оплачиваются странные проекты вроде «интеллектуальной подсветки» моста через Днестр в Тирасполе или посадка хвойных деревьев в отнюдь не сибирских городах ПМР, да ещё и с услугами неких «ландшафтных дизайнеров»?

Вопрос третий. С населения ПМР регулярно собирались деньги на оплату российского газа. Но Россия, рассматривая ПМР как союзника, деньги с республики не требовала. Эти деньги шли на поддержку социального сектора. Куда эти деньги потрачены сейчас, если оказалось, что поддерживать «социалку» больше, как говорят власти, не получается?

Где корень социально-экономических трудностей?

А что говорит сам президент ПМР? Вот что: «Важными факторами дестабилизирующего воздействия на приднестровскую экономику являются процессы экономической мировой и региональной нестабильности, а также девальвации валют, например, в Украине — более 197,3%, в Республике Молдова — более 119,6%. Имеет значение и фактор инфляции в данных странах: в Украине — более 124,9%. Это, в свою очередь, во многом предопределило падение деловой активности и приднестровской экономики, в том числе в связи со снижением платежеспособного спроса в странах, являющихся традиционными рынками для приднестровских экономических агентов».

Между тем, здесь обойдена роль самого руководства республики в создании трудностей. Так, в 2012 году правительство, полностью контролируемое Евгением Шевчуком, принимает решение: почти на 70% увеличить тарифы на газ для приднестровских заводов и фабрик. Многие промышленные гиганты остановились надолго и потерпели огромные убытки. А поскольку немало предприятий принадлежали с 90-х годов ХХ века российскому бизнесу, то предприниматели из России стали уходить из Приднестровья.

Наиболее знаковым стал уход корпорации «Металлоинвест», руководимой Алишером Усмановым, несколько недель назад (Молдавский металлургический завод простаивал с декабря 2012 года, когда были повышены на 65-70% тарифы на газ для предприятий негосударственной формы собственности, до августа 2013 года. В апреле 2013 года правительство Приднестровья приняло решение приравнять организации и предприятия со смешанной формой собственности (доли которых передаются в госсобственность) к государственным коммерческим организациям, для которых цена на газ будет составлять около $144 за тысячу кубометров. В их число вошел и ММЗ, и 5 августа 2013 года предприятие возобновило работу. Передача принадлежавших «Металлоинвесту» акций ММЗ приднестровскому государству состоялась лишь 30 января 2015 года, т.е. почти через 2 года после отмены повышения тарифов на газ — прим. ИА REGNUM). В результате Молдавский металлургический завод, расположенный в Рыбнице, перешёл в собственность Приднестровья. Но сохранять и развивать предприятие денег у ПМР нет. Ведь о бюджетном кризисе говорят сами наши власти! Тогда какой смысл в этом? В Приднестровье существует и такая точка зрения, что российский бизнес выдавливается из республики.

Но свято место пусто не бывает. Если одни что-то теряют, что-то приобретают другие. Кто приобретёт утраченное в ПМР бизнесом России?

Без плана и кадров

Ясное дело, что действующее приднестровское руководство показало: реального плана действий у него нет, серьёзных управленцев — тоже. Более того, объяснение причин экономических трудностей у президента Шевчука весьма спорное: «Факторы технологического отставания, высокой энергоемкости и низкой производительности труда, региональная и мировая конкуренции на открытых рынках создали для большинства промышленных предприятий ряд предпосылок экономической неустойчивости, а для некоторых предприятий — риск остановки производства».

Крайне странно, что президент не говорит об очевидном — об уже упомянутом повышении тарифов на газ для приднестровских заводов и фабрик. Далеко не все предприятия ПМР являются «технологически отстающими». Тот же ММЗ высоко оценивается иностранными специалистами. Но «тарифный удар» выдержать не смог и он. Ведь ранее «Металлоинвест» оплачивал убытки, обеспечивал заработную плату работникам завода. Теперь же это стало неподъёмной ношей…

Или взять историю с Молдавской ГРЭС, расположенной в городе Днестровск (и принадлежащей российской «Интер РАО ЕЭС» — ИА REGNUM), что неподалёку от украинской границы. И она работала на газе. После решения правительства администрация предприятия попыталась снизить затраты и решила перейти на уголь. Казалось бы, надо радоваться оборотистости энергетиков. Но нет! Появляется постановление, которое запрещает использование твёрдых видов топлива МГРЭС больше, чем на 50% из общего объёма топливных материалов. Чтобы, мол, экологии не вредить…

Ущерб экономике ПМР нанесён огромный. А главное, повторимся, многие инвесторы и собственники ушли из ПМР. И тут «конкуренция на открытых рынках» совершенно ни при чём…

По западным рецептам

По сути дела, президент и его окружение перешли к западной монетаристской модели, к «шоковой терапии» в своей социально-экономической политике. Вместо того чтобы раскрепостить малый бизнес и ослабить налоговую удавку на шее ещё не оправившихся от «тарифной атаки» предприятий, президент видит позитив в следующем: «Несмотря на сложности, необходимо отметить некоторые позитивные изменения: например, сумма налоговых поступлений в 2014 году составила свыше 4 млрд. рублей ПМР и выросла в сравнении с 2011 годом на 70% (в сравнении, в 1,7 раза)». Но такой подход в корне ошибочен! Если завод, который не в силах оплачивать даже поставляемый ему газ, будет всё, что можно, отдавать на налоги, то он просто обескровится и рухнет. Понимает ли это власть? Или проводится осознанный курс с какими-то своими целями?

В ситуации, когда наблюдается рост цен и тарифов на фоне урезанных и вовремя не выплачиваемых пенсий и заработных план, обстановка, как показывает мировой опыт, грозит дестабилизацией.

Действующее руководство ПМР из кризиса государство не выведет

С одной стороны, какое-то понимание есть. Заговорили даже о неком замораживании тарифов, хотя решение ещё не приняли. С другой, президент Шевчук сохраняет прежний состав правительства, доказавший свою неспособность выправить положение. В речи 26 февраля ни слова об ошибках министров, вице-премьеров и тем более премьера Татьяны Туранской не было сказано. Между тем, слабость исполнительного органа очевидна для всех.

Сам же глава государства высказался в сторону политических оппонентов и крупного бизнеса: «Особо хочу подчеркнуть: в условиях социально-экономических сложностей „всплывают“ „защитники народа“, „патриоты“, множащие сплетни и сеющие дополнительную неуверенность. С помощью лжи и манипуляции они пытаются возвыситься на проблемах людей, используя объективные сложности как ступеньку для повышения собственной значимости или сохранения в рядах той же власти или органов местного самоуправления, а также, возможно, для дестабилизации страны в целом… По данным специальных служб Приднестровья, информационные диверсии, будоражащие общественность, направленные против страны, ее руководства, хорошо финансируются как извне, так и внутри страны, возможно, теми, кого действующая власть заставила уплатить в бюджет дополнительно свыше 100 млн долларов США за истекшие три года».

Как видим, даже перед лицом кардинального ухудшения обстановки в республике мы не наблюдаем попытки спросить: а, может, и власть ошибается? Может, есть смысл хотя бы действующее правительство отправить в отставку и сформировать новый исполнительный орган из людей, представляющих самые различные силы и слои общества?

И, кстати, куда были израсходованы упомянутые президентом ПМР 100 миллионов долларов за истекшие три года? Ведь для Приднестровья это очень большая сумма. А, между тем, ситуация всё хуже и хуже…

Как будут развиваться события в ПМР, пока сказать сложно. Но мнение о том, что нынешнее руководство республики не в силах вывести государство из кризиса, получает всё большее распространение в умах приднестровцев.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.