Борьба за Турцию. Покажет ли Эрдоган «высший пилотаж»?

Станислав Тарасов, 21 февраля 2015, 17:51 — REGNUM  

В Турции дан старт кампании по выборам в парламент страны. Голосование состоится 7 июня. Из 76 зарегистрированных партий примет участие 31 партия. Главная борьба, как и встарь, развернется только между представленными в Великом национальном собрании Турции силами: правящей Партией справедливости и развития (ПСР), Народной республиканской партией (НРП), «Партией национального действия» (ПНД) и так называемой курдской Демократической партией народов (ДПР). На предыдущих выборах, состоявшихся в 2011 г., ПСР вышла вперед, получив чуть выше 46% голосов избирателей, что позволило ей сформировать однопартийное правительство. Соответственно НРП — 20,85%, ДПР — 14,29 %.

В августе прошлого года (на президентских выборах) кандидат от правящей партии Реджеп Тайип Эрдоган победил уже в первом туре, набрав около 52% голосов избирателей, тогда как общий кандидат от НРП и ПНД Э. Ихсаноглу — около 38%, а третий участник президентской гонки, сопредседатель ПДН С. Демирташ — 9%. В то же время ПСР до сих пор не удавалось заручиться абсолютным большинством голосов. Для нее это важно потому, что с предстоящими парламентскими выборами партия связывает трансформацию политической системы страны. Конституционная комиссия раскололась, так и не согласовав проект нового основного закона страны, поскольку депутаты от оппозиции отказались поддержать инициативу, превращающую Турцию в президентскую республику. Помимо того, разногласия вызвали поправки, касающиеся независимости судебной системы, свободы печати, прав национальных меньшинств, проблемы гражданства и национальной идентификации и т.д.

Согласно действующей Конституции, полнота власти в стране принадлежит главе правительства Ахмету Давутоглу, а президент Эрдоган формально выполняет больше представительские функции. Но по факту все рычаги власти в правительстве и в правящей партии остаются в руках Эрдогана. Так воспринимает расстановку сил во власти сам турецкий народ. По данным недавно проведенного турецким центром стратегических и социальных исследований Metropol исследования, 78,6% респондентов считают, что правительство контролирует президент, а не премьер. Кроме того, 75% опрошенных заявили, что Эрдоган заправляет всеми делами ПСР, при этом только 21,1% уверены, что именно Давутоглу осуществляет партийное руководство в качестве председателя партии. Чтобы юридически легитимизировать эту ситуацию, президенту необходима не только убедительная победа правящей партии на парламентских выборах, но и во что бы то ни стало сохранить единство в партийных рядах.

Для проведения задуманного маневра по перераспределению властных полномочий в структурах власти, сторонникам Эрдогана необходимо заручиться абсолютным большинством голосов на выборах. Если соотношение политических сил в стране останется прежним, то действующий премьер укрепит свои позиции и получит возможность в дальнейшем вытеснить президента из политического пространства. Проигрыш ПСР на выборах неизбежно приводит к формированию коалиционного правительства с участием представителей оппозиции, которые вряд ли разрешат сохранить Давутоглу на посту премьер-министра. Правда, нельзя исключать и того, что оппозиционные партии пойдут с ним на закрытые компромиссные соглашения, чтобы общими усилиями нейтрализовать Эрдогана.

Внутри правящей партии заметно обострилась политическая борьба, исход которой пока не представляется очевидным. У нее есть побочный эффект: согласно социологическим опросам, количество сторонников ПСР по сравнению с июлем 2014 г., когда правящая партия набрала 45%, сегодня снизилось почти на 10%. После известного коррупционного скандала декабря 2013 г., когда четыре министра из кабинета Эрдогана вынуждены были подать в отставку, многие эксперты прогнозировали распад правящей партии. Такого не произошло, однако, как констатирует немецкая газета Neue Zürcher Zeitung, ПСР «перестала быть единым блоком, в ней стали раздаваться разные голоса и многое будет зависеть от того, какое крыло одержит верх». Публично пока эти «крылья» не обозначены. Но по нашим наблюдениям, в общих чертах они выглядят следующим образом. Первое крыло: сторонники Эрдогана, которые считают, что у него есть определенные заслуги, особенно в сфере проведения экономических преобразований и демократических реформ, в выводе страны на серьезные позиции на международной арене.

Представители второго крыла критикуют подходы Эрдогана к решению курдской проблемы, поскольку это подрывает основы доктрины «тюркизма», на которой базировались многие сюжеты в турецкой внешней политике. Действительно, как раньше, так и теперь президент пытается привлечь курдов на свою сторону, обещая им расширение демократических прав вплоть до автономии, чтобы с опорой на них провести через парламент конституционную реформу и расширить президентские полномочия.

Второе крыло полагает, что это может привести к расколу страны. Они также утверждают, что «Эрдоган вовлечен в операцию „Исламского государства Ирака и Леванта“ (ИГИЛ), за которой просматривается цель Запада по созданию независимого „Великого Курдистана“ и включения в него земель, ныне входящих в состав Ирака, Сирии, Ирана и юго-восточной Анатолии». При этом президент последовательно осуществляет сценарий по формированию параллельных управленческих структур в стране через так называемый «Совет мудрецов» и свою администрацию, которая по оценке многих турецких экспертов становится «теневым кабинетом», куда могут войти политики, не имеющие права занимать пост в государственных структурах в течение двух сроков без депутатского мандата. А это уже реальный контроль над правительством Давутоглу. Поэтому можно считать, что второе крыло рассматривается Эрдоганом в качестве главной опасности. И на этом направлении уже обозначена серьезная интрига.

По данным источников ИА REGNUM в Стамбуле, большого назначения в администрацию президента ожидал экс-глава турецкой разведки Хакан Фидан. После того, как этого не произошло, второе крыло правящей партии выдвинуло Фидана на предстоящих выборах в качестве кандидата в депутаты. Эта акция оценивается турецким телеканалом Samanyolu Haber TV как «война между президентом и премьер-министром». В этой связи выдвигается два тезиса для размышлений. Первый: поскольку Эрдоган неодобрительно отозвался о решении главы турецкой разведки об отставке, Давутоглу дает понять, что готов к «перехвату досье Эрдогана, которое вынес из разведки Фидан». И второй: для премьера Фидан становится «запасным вариантом» на случай продвижения его на пост премьера в случае, если Давутоглу придется баллотироваться на пост президента.

Все эти закулисные кадровые маневры в Турции происходят на фоне многочисленных шумных скандалов. Оппозиция пытается выжать максимум из коррупционного скандала декабря 2013 г. В свою очередь, власть выстраивает многоходовую пропагандистскую комбинацию, когда арестовывает журналистов, обвиняет их в связях с проповедником Гюленом, которого подозревают в «попытке свержения власти в стране». При этом к «лагерю Гюлена» приписывают и главную оппозиционную силу в лице НРП. Параллельно разворачивается жесткая антизападная кампания. Эрдоган говорит, что «Запад ищет поводы для вмешательства в наши действия по противодействию угрозам национальной безопасности». Проблема в том, что предлагаемые властью «острые сюжеты» используются уже не первый год и они набили оскомину у избирателей. Именно это обстоятельство осложняет политическую обстановку в Турции и делает ее «демократические перспективы» туманными. В интервью газете Sabah премьер-министр заявил, что якобы «оппозиционные партии стремятся ввергнуть Турцию в хаос». Это намек для военных, которые в Турции всегда выступали против хаоса. Появились сообщения, что на дочь президента Сумейю готовилось покушение. С резкими заявлениями стали выступать курдские политики. Один из них, бывший депутат парламента Осман Озчелик подчеркнул, что турецкое правительство не демонстрирует желания решать курдскую проблему «радикально и демократическим путем».

Турция погружается в сложный и многосоставной политический кризис, в котором многие могут оказаться в ловушке. Выбраться из него конституционными средствами вряд ли удастся. Поэтому Эрдогану предстоит совершить набор фигур «высшего пилотажа», но так, чтобы крылья правящей партии оставались в статике, а динамику СПР придал президентский «пропеллер», позволяющий опередить оппонентов не столько в скорости полета, сколько в маневренности. Во всяком случае, он научился взлетать и садиться без разбега — в отличиe от большинства турецких политиков, которым для взлета и посадки нужно время, зарубежная поддержка и определенное пространство.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.