Белоруссия: внутренняя политика в плену у внешней

Последние события на международной арене — в первую очередь те, которые связаны с обострением отношений между Россией и Западом, заставляют задуматься сегодня над тем, способны ли они серьезным образом изменить не только внешнюю, но и внутреннюю политику Белоруссии

Николай Радов, 19 февраля 2015, 14:17 — REGNUM  

Именно на это надеются как местные оппозиционные силы, так и некоторые западные политики и чиновники. Считается, что в сложившихся обстоятельствах Минск, хочет он того или нет, будет вынужден провести трансформацию внутриполитической жизни страны, подстраивая ее под условия внешнеполитического развития. Однако по какому пути будет развиваться сценарий и действительно ли белорусские чиновники готовы пойти на определенные перемены, в настоящее время до конца не ясно.

Как показывает практика последних месяцев, деятельность внешнеполитического ведомства Белоруссии, которое возглавляет бывший глава президентской администрации В. Макей, продолжает оставаться достаточно консервативной и преследует своей целью поиск компромисса в отношениях как с Россией, так и со странами Запада. При этом одной из главных задач белорусского МИДа сегодня является сохранение существующего общественно-политического статус-кво в стране. Поэтому абсолютно неудивительными выглядят заявления В. Макея о том, что никакого изменения внешнеполитического курса республики на международной арене не будет: «Кто-то говорит, что Беларусь «шарахается» накануне президентских выборов, кто-то говорит, что Беларусь лезет в объятия Запада. Отнюдь нет, никто никуда не лезет. Мы как проводили многовекторную политику в соответствии с установками главы государства, так и будем ее проводить». Таким образом, руководство страны пытается убить двух зайцев сразу: с одной стороны, успокоить электорат А. Лукашенко, который опасается развития украинского сценария в стране, а с другой — дать сигнал своим западным и восточным партнерам к более активным действиям с их стороны.

Конечно, это не означает, что Белоруссия решила превратиться в простого статиста на международной арене. Например, в конце прошлого года Минск, который формально превратился в переговорную площадку по кризису на Украине, абсолютно недвусмысленно начал искать пути нормализации своих отношений с Брюсселем. Белорусская сторона завила о своей готовности ускорить процесс рассмотрения вопроса об упрощении визового режима со странами Евросоюза, а ЕС, в свою очередь, смягчил риторику в отношении руководства республики, оставив на повестке дня лишь вопрос о «политических» заключенных. В данном случае позиция Брюсселя абсолютно проста и понятна: вследствие того, что европейские политики не могут ехать на переговоры, которые организованы «последним диктатором Европы», об авторитаризме Лукашенко предпочитают на время забыть. Тем более что сегодня Евросоюзу выгодно, чтобы белорусский лидер продолжал оставаться как можно более нейтральным по ряду вопросов международного сотрудничества и не бросался в крайности. В качестве же прикрытия Брюссель вновь «возродил» позабытый многими проект «Восточного партнерства», который давно должен был «незаметно» для России вовлечь Белоруссию в общеевропейский процесс «демократизации» постсоветских республик.

Правда, европейский расчет на то, что Минск в очередной раз начнет торг накануне выборов, не оправдал себя. В отличие, например, от 2010 года, белорусы сегодня открыто заявляют о том, что не собираются менять своего отношения ни к «Восточному партнерству», ни ко всей западноевропейской и американской политике, по-прежнему ставя во главу угла экономическое сотрудничество, не обращая внимания на вопросы политического характера. Данную позицию недавно озвучил глава белорусского МИДа, заявив что его страна должна быть приглашена на очередной саммит «партнерства» в Риге только на равноправной основе и без дискриминации: «Мы участвуем в инициативе «Восточное партнерство». Мы и будем участвовать в ней до тех пор, пока будем видеть, что она приносит пользу. Мы осуществляем ряд совместных проектов с нашими европейскими партнерами… Но при этом мы однозначно говорим нашим европейским партнерам, что мы должны быть приглашены на равноправной основе, мы должны участвовать на равноправной основе. Так, чтобы по отношению к Белоруссии не было никакой дискриминации». Как видно из слов главы внешнеполитического ведомства, на сегодняшний день отношение Белоруссии к стандартным инициативам ЕС не изменилось. В Минске ждут более серьезных подвижек со стороны Брюсселя, который уже фактически закрыл глаза на многое, оставив у себя в запасе лишь вопрос о так называемых «политзаключенных». И пойдет ли белорусский президент на их освобождение, чтобы улучшить политические отношения с ЕС, вопрос весьма спорный. С одной стороны, ни один из шести человек не представляет для нынешнего режима абсолютно никакой опасности, а их освобождение является делом нескольких росчерков пера. С другой — пойти на уступки Лукашенко мешают его политическая гордость и амбиции, а также возможность создания прецедента. Поэтому, по всей видимости, до тех пор, пока в Брюсселе не решат предложить Белоруссии каких-либо серьезных «коврижек», нынешние «сидельцы» так и будут оставаться там, где они и сейчас.

Необходимо отметить, что отношения «Белоруссия — Западная Европа и США» последних полутора десятков лет демонстрируют одну немаловажную особенность белорусской действительности. Она заключается в том, что до недавнего времени внутренняя политика республики фактически полностью определяла внешнюю: жесткий авторитарный стиль правления, несоизмеримый с западными принципами, консервация советской экономической модели, ориентированной на получение дешевых углеводородов только из России, зацикленность торгово-промышленного комплекса страны на российский рынок и многое другое — все это в совокупности с сохранением в массовом сознании белорусов идеи постсоветской интеграции в конечном счете и определило нынешнюю внешнюю политику государства. Белоруссия, имея однонаправленное внутриполитическое развитие, не смогла реализовать возможности построения нормальных отношений со странами Запада, а потому была вынуждена оставаться в фарватере России и искать себе друзей среди таких же «изгоев», как она сама, в Африке и Азии. При этом ситуация осложнялась еще и тем, что европейская и американская нелюбовь к авторитарным режимам серьезным образом сузила круг поиска странами, не входящими в «круг доверия» Вашингтона и Брюсселя.

Нынешняя же ситуация, когда главный партнер Белоруссии Россия официально превратилась в глазах западных политиков в «страну-изгоя», а ее финансовое состояние не позволяет поддерживать белорусскую экономику в прежних объемах, заставила Минск посмотреть на собственную внешнюю политику по-иному. Конечно, речь сегодня не идет о внутриполитических переменах, о которых так мечтает местная оппозиция, уповающая на постепенное ослабление белорусско-российских связей и европеизацию страны. Однако корректировка экономического курса страны может быть вполне реальной. Даже несмотря на то, что официальные государственные лица заявляют об обратном. Правда, все же необходимо отметить, что в краткосрочной перспективе ничего знаменательного для Белоруссии не произойдет, так как белорусскому руководству необходимо сохранить стабильность в белорусском обществе накануне выборов. Поэтому и внешнеполитическая доктрина кардинально меняться не будет, так как ее главной задачей на сегодняшний день является обеспечение внутриполитического спокойствия. Об этом, в частности, свидетельствуют и последние действия белорусской дипломатии: несмотря на множество заявлений о необходимости диверсификации внешнеэкономических связей и расширения внешнеполитического сотрудничества со всеми странами мира, а не только с Россией, в реальности Минск продолжает следовать в едином с Москвой фарватере. Очередным подтверждением этому стала недавняя поездка главы белорусского МИДа В. Макея в Сирию.

Как известно, руководитель дипломатии Белоруссии находился с визитом в Сирии 8−9 февраля, где встречался в том числе и с ее президентом Б. Асадом, а также представителями бизнес-кругов. Помимо обычной повестки дня, которая включала в себя очередное обсуждение перспективы развития двусторонних отношений в политической, торгово-экономической, научно-технической и иных сферах, а также вопросы взаимной поддержки на международной арене, В. Макей передал слова белорусского президента о поддержке «сирийского народа в борьбе против иностранного вмешательства и терроризма». Вроде бы стандартная фраза, на которую можно было бы и не обращать внимания. Однако недооценивать ее все же не стоит.

Во-первых, она означает, что белорусское внешнеполитическое ведомство продолжает считать США и их союзников по НАТО агрессорами, которые вмешиваются в дела независимых государств. Более того, послание Лукашенко, как и слова Макея о том, что «нельзя делить террористов на плохих и хороших», прекрасно гармонирует с недавним заявлением В. Путина по поводу «Исламского государства»: «То, что сегодня происходит в Сирии и Ираке, — это результат в том числе грубого безответственного внешнего вмешательства в дела региона, применения односторонних силовых акций и двойных стандартов, деления террористов на «хороших» и «плохих»… К тому же такие действия нелегитимны, так как осуществляются без прямой санкции Совета Безопасности ООН, а в некоторых случаях и без согласия государств, по территории которых ведутся бомбардировки». То есть Минск и Москва как минимум продолжают смотреть на цели и задачи западного мира с одной позиции и координируют в связи с этим свои действия.

Во-вторых, белорусы при помощи данного послания попытались улучшить и торгово-экономические отношения, сыграв на амбициях Б. Асада, с которым Минск знаком уже не первый год. Тем более что модели поведения авторитарных лидеров, как правило, совпадают, а потому поиск точек соприкосновения с сирийским президентом у белорусского лидера не вызывает затруднения: ненависть к вмешательству во внутренние дела своей «вотчины» и непреодолимое желание найти любую поддержку за пределами собственного государства. Конечно, в Минске прекрасно понимают, что от их действий ситуация в Сирии вряд ли изменится, однако выразить свою готовность всячески помогать Дамаску в обмен на увеличение торгового оборота между двумя странами было просто необходимо.

К сожалению, никакие слова поддержки сирийскому народу не принесли белорусам существенной прибыли, и новые договоры о поставках МАЗов, тракторов и прочей белорусской продукции обратно в Белоруссию так и не прилетели. Несмотря на отсутствие официальной информации, об этом свидетельствует недавнее заявление В. Макея: «…нужно просто определить в ближайшее время и согласовать конкретные проекты, которые позволят нам расширить и углубить наши взаимоотношения… Мы договорились в ближайшее время сформировать список приоритетных направлений, по которым может развиваться наше сотрудничество, список конкретных проектов, обсудить эти перспективы на ближайшем заседании Смешанной межправительственной комиссии по торгово-экономическому сотрудничеству». При этом необходимо констатировать, что провал в вопросе торговли все же был скомпенсирован политическим эффектом от поездки — она в очередной раз продемонстрировала Москве и Брюсселю неизменную внешнеполитическую позицию Минска и курс белорусского руководства на Россию.

Конечно, сирийский вояж В. Макея не идет в сравнение с продолжающимся сегодня процессом урегулирования кризиса на Украине, площадкой для которого стала столица Белоруссии. Так как именно здесь руководство республики рассчитывает получить как можно больше политических бонусов, которые можно будет использовать в своей дальнейшей внешнеполитической игре как накануне выборов, так и после них. Однако необходимо помнить, что для официального Минска любое положительное событие на международной арене имеет колоссальное значение, так как в той или иной мере помогает сохранять внутриполитическое спокойствие в стране. В данном случае весьма показательно заявление все того же Макея о том, что Белоруссия заняла свою позицию по Украине совсем не потому, что хочет понравиться Европе, «чтобы она нас полюбила и отношения сразу нормализовались», а потому, что белорусы хотят жить спокойно, мирно и в безопасности, никому ничего не доказывая.

Необходимо признать, что в сложившихся сегодня условиях у белорусского руководства, если оно действительно рассчитывает использовать внешнеполитическую обстановку для сохранения стабильности внутри страны, выбор поведения невелик: либо попытаться сыграть на российско-европейских противоречиях и украинском кризисе, получив от этого необходимые выгоды, либо расконсервировать свои старые международные связи и сосредоточиться на вытягивании из них максимального экономического эффекта. Однако в любом случае, хочется это белорусам или нет, внешняя политика государства теперь будет иметь достаточно серьезное влияние на внутреннюю, а не наоборот, как это было в прежние годы.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.