Главный итог Минска — война до победного конца

Михаил Онуфриенко, 19 февраля 2015, 01:25 — REGNUM  

«Владимир Путин шёл по каждому слову в этих документах. Это его — каждое слово, за которое он боролся, отстаивал. Как бы мы к нему ни относились, он очень сильный переговорщик. Очень», — неожиданно признал замглавы администрации президента Украины Валерий Чалый. Вынужденная похвала чиновника из администрации Порошенко звучит жалко. С одной стороны, пан Чалый этим как бы возвышает себя и своего патрона до уровня главы Великой Державы, с другой, невольно признает, что «каждое слово в договоре принадлежит Путину». И по сути — это слова «до победного конца». До победы России, до конца нацистской хунты. Именно в этом — суть и главный смысл принятого в Минске решения. И как раз с этим выводом согласны абсолютно все — главари неонацистских группировок хунты, оппозиция в самой России, Запад. Все.

Да, война, неизбежно связанная с гибелью людей и разрушением инфраструктуры остатков Украины, меньше всего нужна России. Ведь гибнут именно русские люди, даже если многие из них сами себя называют украинцами. И разрушается то, что придется восстанавливать именно России и русским, — никакие Соединенные Штаты тратиться на укрепление России не будут. Равно как и европейцы, которые максимум на что способны — подкинуть в ближайшие несколько лет пару-тройку миллиардов евро — у самих кризис. Но война — единственный способ уничтожения фашизма — других мир не придумал. Никакая хунта, в каком бы экономическом кризисе она ни находилась и как бы ни раздирали ее внутренние противоречия, добровольно от власти не откажется. Поэтому главный итог Минска — продолжение войны на максимально выгодных для мятежных республик (Россия де-юре стороной «конфликта» не является) условиях.

Позиционирующие себя в качестве русских патриотов новые оппозиционеры заявляют, что «Минск-2.0» — совершенно нежизнеспособный. Своего рода очередной «фиговый листок», предназначенный прикрыть почти годовалого возраста провал российской внешней политики на украинском направлении… Отодвинуть укров от городов Вооруженные силы Новороссии не смогут… у укров и численность, и возможности пополнения принципиально иные.. при таких темпах операций отодвинуть фронт на безопасное расстояние получится разве что через полгода, если не больше. И это без учета предстоящих на Украине 5-й и 6-й волн мобилизации и массированных поставок военной техники с Запада".

Рассмотрим факты. Прежде всего, целью противостоящих хунте сил никогда не было «отодвинуть фронт на безопасное расстояние». На какое бы расстояние не отодвигали фронт, в зоне поражения всегда будут находиться города. Не Донецк и Луганск, так Мариуполь или Херсон. Конечной целью является полное и безоговорочное уничтожение неонацистской хунты на всей территории Украины. Закончить войну на любых промежуточных рубежах, будь то границы Донецкой и Луганской областей, восемь областей Новороссии, река Днепр или любой другой рубеж, неизбежно означает превращение Западной Украины (как бы мала она ни была) в откровенно русофобское нацистское государство, насыщенное оружием и постоянно вредящее и России, и освобожденной части Украины. Что неприемлемо.

Несостоятельны и утверждения, будто в августе ополченцы могли одержать полную победу. К началу первого перемирия армии Новороссии (ВСН) просто не существовало. Как не существовало и бригад (даже бригад!). Ополчение в то время не являлось монолитной силой и не имело единого командования. Единственной организованной силой, которая и обеспечила летний разгром войск хунты, были несколько тысяч добровольцев из России, а вовсе не разнообразные махновские батальоны. Наивно утверждать, что этих сил было достаточно для освобождения всей Украины. Не стоит забывать и о том, что к началу сентября на остатках Украины прошла третья волна мобилизации и несколько десятков тысяч солдат готовились к отправке на фронт. Равно как и техника, стоявшая на вооружении хунты, была наиболее боеспособной и новой из всего имевшегося парка машин.

За четыре с половиной месяца перемирия, во время которого локальные боестолкновения по всей линии соприкосновения не прекращались ни на день, армия хунты потеряла несколько сот артиллерийских орудий, самоходных артиллерийских установок, танков и бронемашин, систем залпового огня. Еще большее количество вышло из строя по небоевым причинам ввиду длительного срока службы, безграмотной эксплуатации, некондиционных запчастей и просто износа.

Да, за месяцы перемирия с подконтрольных Киеву складов длительного хранения были сняты с консервации, отремонтированы и поставлены в войска более тысячи единиц тяжелого вооружения, количественно даже превысив имевшиеся в наличии войск хунты к началу перемирия. Но качественно эта техника была на порядок хуже. Дело в том, что на остатках Украины не оказалось мощностей, позволяющих наладить массовое производство орудий, бронетехники и реактивных систем. Восстановление же складских запасов (скорее всего, сознательно) сводилось к покраске и ограничивалось единственным требованием — при передаче в войска должно было выглядеть боеготовым.

Состояние снятой с хранения техники наглядно демонстрирует использование тактических ракет «Точка У» — самого мощного оружия из имеющегося в распоряжении хунты (97 единиц). Уже к 2001 году состояние ракет привело к попаданию одной из них в жилой дом (Бровары под Киевом). К счастью, без боеголовки. Несколькими годами позднее были проведены последние в истории Украины маневры с ракетными стрельбами в Крыму. Из полудюжины запущенных ракет разных типов две пришлось самоликвидировать из-за отклонения траектории полета, одна упала в море (даже самоликвидатор не сработал), еще одна взорвалась над пусковой установкой сразу после старта. Больше попыток запускать ракеты не делали. Лишь с началом войны в Донбассе пуски ракет «Точка У» возобновились. В результате лишь два или три можно назвать успешными — ракеты поразили какие-то (не факт, что намеченные) цели. Об остальных же нескольких десятках пусков ополченцы узнавали случайно, когда натыкались в полях и огородах на остатки так и не сработавших ракет. Последний запуск, который наблюдали жители Краматорска, был произведен несколько дней назад с аэродрома, и минимум одна ракета снова взорвалась после старта. И это — наиболее грамотные и подготовленные части армии хунты!

О новой бронетехнике говорить тоже не приходится. Бронетранспортеры представлены изделиями КБ Морозова в Харькове, от которых отказались даже в Ираке. Заклинивающие пушки и трескающаяся еще до начала боя «броня» — лишь наиболее известные из нескольких десятков «детских болезней» бронетранспортеров. Потенциально хорошая машина просто не доведена — для устранения недочетов необходима обкатка в войсках на протяжении нескольких лет. Сейчас именно это и происходит, но пользоваться плодами будет уже другая армия. С танками дела обстоят еще хуже. За 15 лет завод Малышева в Харькове смог выпустить около десятка «Оплотов», 5 из которых поставили в Таиланд, три передали полку «Азов» и один или два уже успели уничтожить ополченцы. Никакого влияния на расстановку сил они оказать не в состоянии.

Не менее печально обстоят дела с личным составом войск хунты. Формально перевес многократный. В создающихся ВСН к началу боев середины января насчитывалось около 35 тысяч ополченцев и (по оценкам Киева) не более 8-9 тысяч добровольцев, в основном из России. Против менее чем 50 тысяч штыков ВСН хунта собрала 100-тысячную группировку. 50 тысяч штыков ВСУ, пополненных батальонами территориальной обороны и добровольческими батальонами типа 4-го штурмбата «Айдар». Около 33 тысяч национальных гвардейцев, формально входящих в состав МВД, но зачастую не подчиняющихся никому, как полк «Азов», насыщенный не только иностранцами, но и имеющий отдельный батальон чеченских террористов, набранных в ЕС и вообще официально не существующий. До 10 тысяч членов незаконных вооруженных формирований, сведенных в ДУК «Правый сектор» и отдельные бандеровские батальоны типа ОУН, непонятно кому подчиненные. Плюс десятки тысяч сотрудников МВД, погранслужбы и спецчастей, занимающихся поддержанием порядка в оперативном тылу войск хунты, на блокпостах и в прифронтовых населенных пунктах.

Арифметическое преимущество сыграло с руководством хунты злую шутку. Оно поверило, что абсолютный перевес достаточен для успешного наступления. В результате в течение 5 дней был потерян контроль над аэропортом, стратегического значения не имеющий, но архиважный в качестве символа «героизма украинских киборгов». Значительно более важный и крупный «Дебальцевский выступ» за три недели боев превратился в полноценный «Дебальцевский котел», где сейчас переваривают крупнейшую группировку войск хунты, насчитывающую от 6 до 8 тысяч человек.

Фактически армия хунты менее чем за месяц была вплотную подведена к разгрому, несравнимому с котлами лета прошлого года. И причина не только в массовом уничтожении бронетехники, артиллерийских и ракетных систем, которые хунте нечем восполнить. Главная причина — ужасающе низкий уровень мотивации: согнанные на фронт, даже «добровольцы» воевать категорически не желают. Наглядным примером может служить обращение солдат 128-й горно-пехотной бригады к Генштабу (выдержка): «…ничтожество в виде 25-го батальона „Киевская Русь“, приданое бригаде для замены личного состава в населенных пунктах Никишино и Каменка, струсило и за одну ночь оставило населенный пункт Никишино, бросив при этом всю боевую технику, вооружение и средства связи. Попытки полковника Тарана усилить бригаду ротой 30 омбр не увенчались успехом — они отказались выполнять задачу. После упрашивания доблестная рота все-таки соизволила войти в населенный пункт Редкодуб, но на половине пути струсила и отказалась. Последствия — оставленный населенный пункт Редкодуб. Отдельный разговор о танкистах, которые отказываются садиться в танки, сознательно выводят их со строя…»

Никакие мобилизации, о которых говорят ура-патриоты России, хунту не спасут. Мало того, они разлагают и армию, и тыл. Как не спасут хунту «массированные поставки военной техники с Запада». Не спасут потому, что «массированные поставки» невозможны — нереально обучить личный состав работе на иностранной технике, создать рембазы, укомплектованные специалистами, и наладить снабжение боеприпасами, специфическим топливом, маслами и запчастями не грузовиками даже, а эшелонами. Поэтому положение хунты безнадежно, а военное поражение неизбежно — помощи ждать неоткуда. И задачей России является сегодня прежде всего минимизация потерь. Что и было блестяще реализовано в Минске.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
Главное сегодня
NB!
23.05.17
Промышленники готовы отказаться от прибылей в пользу государства
NB!
23.05.17
Куда плыл корабль дураков
NB!
23.05.17
American Conservative: Визит Трампа в Саудовскую Аравию – верх лицемерия
NB!
23.05.17
Россия «разваливает» ЕС, опасаясь «цветной революции» — The Hill
NB!
23.05.17
Перегруз теплохода в Татарии: повторение истории?
NB!
23.05.17
Омбудсмен Чечни: «Чеченский народ кому-то сильно мешает»
NB!
23.05.17
Украинская модель выпрашивания денег идет ко дну — Пушков
NB!
23.05.17
Крым: Программу переселения из аварийного жилья снова ждёт провал?
NB!
23.05.17
Путин выразил соболезнования Терезе Мэй после взрыва в Манчестере
NB!
23.05.17
Подайте на евроколею! — Украина клянчит на перешивку железных дорог: обзор
NB!
23.05.17
Под огнем — 19 населенных пунктов ДНР: сводка боевых действий за сутки
NB!
23.05.17
Косачев: Пора понять, что взрывает европейцев не Асад и не Кремль
NB!
23.05.17
Как байкальский проект сменил название и потерял бизнес-составляющую
NB!
23.05.17
Власти КНР объявили войну запрещенному интернет-контенту
NB!
23.05.17
Стивен Сигал построит спортивный комплекс на «дальневосточном гектаре»
NB!
23.05.17
Казённый человек России
NB!
23.05.17
ЕС грозит наплыв 6,6 млн беженцев
NB!
23.05.17
«Нефть: импульс угасает»
NB!
23.05.17
Россия заканчивает подготовку к революции в ядерной медицине
NB!
23.05.17
Радио REGNUM: первый выпуск за 23 мая
NB!
23.05.17
Польша: угроза внешнеполитической изоляции России
NB!
23.05.17
Гигантская оружейная сделка США и Саудовской Аравии: шоу, зрители, жертвы