Нынешняя система строительства совершенно не стимулирует инновации: эксперт

Москва, 17 февраля 2015, 14:40 — REGNUM  11-12 февраля в Москве состоялся IV Российский инвестиционно-строительный форум (РИСФ-2015). В рамках деловой программы форума прошел «круглый стол», посвященный развитию системы закупок строительных услуг, модератором которого выступил вице-президент Национального объединения строителей (НОСТРОЙ) Эдуард Дадов. На нем развернулась масштабная дискуссия о том, каким должен быть новый закон о закупках в строительстве. Выступивший на «круглом столе» заместитель директора ОЦКС Росатома по инжинирингу Владимир Малахов отметил, что новый закон о закупках необходим, потому что закупки строительных услуг кардинально отличаются от закупок материалов и любых других товаров. «Я убежден, что нужно законодательно перевернуть ситуацию с ценообразованием в строительстве — последней ценой должна быть цена условного рабочего с мастерком, то есть цена конечного исполнителя, а генподрядчик должен конкурировать за генподрядную маржу, которая не должна превышать 20%», — заявил Владимир Малахов.

"Вопрос ценообразования в строительстве неоднозначный и сложный, — отметил руководитель службы маркетинга ЗАО «Институт „СТРОЙПРОЕКТ“ (Санкт-Петербург) Олег Кащенко. — Любой проект проходит государственную экспертизу. Ответственные эксперты проверяют состав технической документации, правильность технических решений, оптимальность и сметы. Например, в энергетической или дорожной отрасли Главгосэкспертиза подтверждает сметную стоимость, исходя из технических решений и технической обоснованности. На практике после экспертизы срезается до 10-15% от стоимости. Это некая установка, о которой знают все. Если не срезать, то, получается, экспертиза не поработала. Значит, проектировщик вынужден закладываться на эти самые 10% больше, чем оптимальное решение. Это первый момент».

«Во-вторых, я не понимаю, как можно завысить, если считала сама госэкспертиза? — выразил недоумение эксперт. — Получается, что в Счетной палате не доверяют госэкспертизе. А как они сами считали? Ведь проект делают профессиональные инженеры, принимают его другие профессиональные инженеры со стороны заказчика, наконец, это все проверяют профессиональные инженеры из госэкспертизы. Вот такой триумвират. Больше ничего другого в стране не применяется. У нас бывали случаи, когда Счетная палата говорила, что смета завышена, доводила дело до суда, а потом выяснялось, что все объективно».

«Для расчета смет существует несколько методик, — пояснил он. — Все они могут давать абсолютно разные результаты. Первая методика рассчитывается с помощью аналогового метода. Для расчетов берут аналог нужного объекта, например, в транспортной отрасли, шоссе определенной протяженности, которое в этой же местности было построено 4 года назад. Берут стоимость, которые дала экспертиза, берут стоимость итоговую по результатам строительства, вводят коэффициент-дефлятор за 4 года. После этого аналог утверждается. Понятно, что за 4 года что-то может поменяться. В финальной стоимости цена расходных материалов составляет порядка 20%. Они тоже растут в цене. Например, был скачок в стоимости металла, и обратно он потом не опустился. Аналоговый метод, как видим, имеет свои нюансы. Еще один метод — базисно-индексный. Каждый месяц федеральный и региональный центры ценообразования мониторят цены: и выпускают каждый месяц или каждый квартал сборник по товарам и ценам. В итоге получается довольно персонифицированный взгляд на вещи. И сотрудники центров должны следить постоянно за тем, как меняется стоимость на товары и услуги. Плюс опираются они на индексы-дефляторы, которые утверждает Минэкономразвития (МЭР). МЭР, к примеру, спускает прогнозные индексы условно где-то в 10%, а на практике выходит 17%. При этом проектировщик понимает, что если он заложит так, как предписано, т.е. спрогнозированные 10%, а на самом деле окажется все-таки 17%, то у него будут проблемы».

«Еще один способ определения стоимости строительства — это ресурсный метод. Сейчас стало модным призывать использовать этот метод, а не базисно-индексный или аналоговый. Но и этот метод имеет колоссальное количество противников, — уточнил Кащенко. — Поэтому его тотально навязывать не стали, а рекомендации по использованию носили не принудительный характер. Когда проектировщик готовит проектную документацию, он обязан представить на экспертизу сметные разделы. Надо указать, например, дальность перевозки песка из карьеров, ближайшего цементного завода и заводов-поставщиков металла и т.д, в зависимости от отрасли — атомная ли или транспортная. Надо указать стоимость работ, список предприятий и что в сравнении с ценниками других предприятий — это оптимальный вариант. Как только предприятие узнает, что его включили в проектно-сметную документацию, оно тут же поднимает цены как монополист. Это рыночная экономика, и против этого проектировщик ничего сделать не может. Примеров этому масса. Балка для строительства, которую выпускает два предприятия в стране, в проекте значилась, допустим, со стоимостью 100 единиц, а на конец строительства выходила по 150. Потому что и железные дороги как монопольный перевозчик тоже поднимал цену за транспортировку в другой конец страны. Еще один важный момент в отношении государственных нужд состоит в особенности подготовки тендерной документации. Согласно 44ФЗ, на конкурс нужно идти с фиксированной стоимостью контракта. Поэтому, заказчик, у которого уже есть смета на 36 месяцев, разбивает строительство объекта на три года приблизительно поровну — 30-30-30. Первый год он берет по цене из имеющейся сметной документации, второй год рассчитывается уже с прогнозным индексом-дефлятором — так же, как и третий. Так получается стартовая стоимость при торгах. Но все прекрасно понимают, что прогнозные индексы-дефляторы — это одно, а действительность оказывается раза в два дороже. Цена на торги выходит заниженная. При этом подрядчик думает примерно так — я возьмусь за проект, ужмусь немного, но потом цена все равно будет пересмотрена, так как согласно законодательству, пересмотру в Главгосэкспертизе подлежит проект, стоимость которого в процессе увеличилась на 10%. В итоге, как видим, подрядчик соглашается строить по стартовой цене, чтобы получить подряд».

«Если брать ситуацию, когда заказчик, подрядчик и экспертиза смету утвердили, и на стартовую стоимость вышли по закону. Но в результате на конец строительства получается так, что денег не хватает, то официально смету пересматривают, утверждают в экспертизе, выходит на 20% дороже. Счетная палата фиксирует удорожание. Но за что наказывать заказчика, если сделано все по закону и в соответствии с регламентом? — поинтересовался эксперт. — Нынешняя система строительства совершенно не стимулирует инновации. Везде на Западе их используют. Наш проектировщик включить в проект ее не может, так как с него требуют технический документ с нормативом или стандартом. Можно использовать специальные технические условия. Но это повлечет удорожание на конец строительства. А есть ведь еще контракт жизненного цикла. Как быть с ним? Ведь при удорожании стройки из-за инновации может стать дешевле эксплуатация. Например, асфальт новый технологичный служит не 3 года, а 10 лет, в итоге можно сэкономить на двух-трех ремонтах. Вопрос контракта жизненного цикла находится в подвешенном состоянии. О нем много говорят, но пока на этом все и заканчивается. А ведь в объектах, например, энергетики или транспорта он может иметь большое значение. Поэтому многие организации — такие как Росатом, Минобороны, ФСО, Минтранспорта вынуждены разрабатывать ведомственные нормативы. И они могут отличаться от тех, что принимаются Минтраспорта или Минэнерго для РЖД или предприятий не атомной энергетики».

«У базисно-индексного метода есть один большой плюс, он учитывает уровень инфляции, который задает Минэкономики, — полагает он. — Правда, в жизни инфляция, как правило, оказывается выше. Подрядчик при этом находится в дельте и может маневрировать — если взлетел металл, то можно сэкономить на рабочей силе, например. В ресурсном методе такого пространства для маневра у подрядчика нет, он не такой гибкий. Обычно удорожание, скомпенсированное за счет снижения других расходов, не учитывается. А снижение заказчик называет экономией — мол, молодец, раз получилось, а рост цены на тот же металл — это не его проблема, цена в смете указана финальная без учета роста, и точка. С ресурсным методом у подрядчика может быть больше проблем, когда приходится выкручиваться. Но все равно нельзя сказать, что один метод однозначно хорош, а другой плох. Для разных отраслей подходят разные методы расчета стоимости в строительстве. И лучше, если эти методы будут применяться комплексно. Если посчитать разными способами, то это и будет гарантией от ошибочных оценок».

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.