Украина: экономика войны. Часть 2. Арифметика украинского золота

Владимир Волченко, 17 февраля 2015, 02:00 — REGNUM  

За неполные двенадцать месяцев, прошедшие с момента смены власти на Украине, золотовалютные резервы страны претерпели весьма любопытные (а порой и загадочные) изменения.

Дополнительный интерес к этому вопросу поневоле подогревают последние события на валютном рынке, связанные с очередным этапом отпускания украинской гривны в свободное плавание, начавшимся 6 февраля 2015 года. Именно в этот день НБУ официально отказался от параллельного (т.н. «индикативного») курса национальной валюты, эксперименты с которым продолжались порядка четырех месяцев, и решил довериться в этом вопросе рынку.

Последний довод НБУ

Результаты не заставили себя ждать: гривна решительно пустилась в свободное плавание, которое, правда, преимущественно проходило по вертикали, и довольно быстро погрузилась к отметке порядка 26 грн. за доллар США, вблизи которой и балансирует вот уже почти неделю (!) Таким образом, всего за год национальная валюта Украины не только более чем в три раза (с 8 грн./долл.) обесценилась по отношению к своему заокеанскому другу, но и распечатала для себя горизонты очередного коридора (25,00-30,00 грн./долл.), в пределах которого, вероятнее всего, она и будет колебаться в среднесрочной перспективе. Подобная курсовая динамика вполне привычно вызвала на Украине очередную волну заявлений о «недооцененности» гривны и о существовании «мощных резервов и потенциала» для ее дальнейшего роста. Увы, на фоне падения практически всех основных макроэкономических показателей страны по итогам 2014 года (причем только ВВП потерял свыше 8,0%, объем инвестиций снизился почти на 27,0%, а промышленное производство — 10,7% и т.д.) внимание пытливого читателя поневоле обращается к последнему доводу в пользу жизнеспособности национальной валюты, а именно — к состоянию золотовалютных резервов Национального Банка Украины.

Итак, посчитаем?

Экскурсия в закрома Родины

Вопреки широко распространенному (главным образом, благодаря украинским масс-медиа) мифу об абсолютной пустоте государственной кубышки, доставшейся новому руководству страны в конце февраля 2014 года, в подвалах и на счетах НБУ в рассматриваемый период оставались немалые средства. Так, даже по состоянию на 1 марта прошлого года, согласно официальной информации регулятора, объем золотовалютных резервов достиг эквивалента 15 млрд 462 млн долл. США. Затем эта сумма, по крайней мере, дважды пополнялась в течение 2014 года по мере поступления траншей кредита МВФ (в мае и сентябре) — на 2 млрд и на 1 млрд 375 млрд долл. соответственно.

Заметим также, что на протяжении года все три сменяющие друг друга главы НБУ неоднократно заявляли о своих намерениях сократить расходы золотовалютных резервов на поддержку курса национальной валюты, причем с ноября это обещание стало, наконец, выполняться буквально, если не считать т.н. ежедневные «голландские» аукционы. Наконец, в октябре Нацбанк продал порядка 14,3 тонны (!) золота по «оптимальной» (по оценке его руководства) цене, что теоретически должно было способствовать дополнительному повышению валютных резервов — с учетом дальнейшего укрепления доллара США и удешевления золота на мировых рынках.

И тем не менее, по состоянию на 1 февраля уже текущего, 2015 года, объем международных резервов Украины составил всего лишь 6 млрд 420 долл. США (в эквиваленте) — то есть сократился почти в два с половиной раза! Всего же за январь 2015-го золотовалютные резервы страны похудели более чем на 1 млрд 140 млн долл. США. Конечно, эта сумма представляется гораздо более скромной, чем, например, 3 млрд 613 млн долл., израсходованные в октябре 2014-го, однако при сохранении подобных темпов траты имеющихся аварийных запасов НБУ едва ли хватит их даже на полгода…

Куда уходят деньги?

Дополнительную тревогу за судьбу золотовалютного запаса Украины, а также сомнения в возможности его эффективного использования для поддержки национальной валюты вызывают как минимум четыре обстоятельства:

1. задержка МВФ на неопределенный срок решения о выделении очередных траншей кредита;

2. неопределенность перспектив существенного расширения финансовой помощи Украине до нормализации обстановки на юго-востоке страны;

3. прекращение действия (уже с марта) скидки на поставляемый из России природный газ;

4. отказ российской стороны от переговоров о реструктуризации и/или рассрочке долга (3 млрд долл.), предложенных официальным Киевом.

Первые два фактора ставят под сомнение возможность использования основного источника пополнения Украиной своих валютных резервов, а два последующих — существенно повышают риски увеличения объема расходов их остатков. Кстати, именно необходимость решения газового вопроса способствовала значительному размыванию украинского валютного запаса в октябре прошлого года, когда под давлением Брюсселя Киев вынужден был согласиться на выплату 1 млрд 450 млн долл. в качестве первого транша за «голубое топливо», пообещав перечислить «Газпрому» еще 1 млрд 650 млн долл. до конца 2015 г. Ирония же судьбы проявилась в том, что общая сумма платежа, необходимого для обеспечения Украины газом в зимний период, составила 3,1 млрд долл., т.е. почти сравнялась с первым траншем ранее полученного кредита МВФ…

Помимо газовых выплат России, официальный Киев вынужден осуществлять значительные выплаты и по ценным бумагам НАК «Нефтегаз». Эти расходы действующему руководству страны пока еще не удалось полностью переложить на плечи населения, несмотря на значительное (более чем на 60%) повышение тарифов. Судя по официальным данным украинского Нацбанка, сумма этих выплат имеет тенденцию к росту: если в памятном октябре 2014-го она составила 337 млн, то в январе 2015-го — уже 464 млн долл. США.

Не стоит забывать и об обслуживании внешнего долга, особенно — по обязательствам перед МВФ (выплата процентов по уже предоставленным кредитам), которые Украина продолжает выполнять гораздо более скрупулезно, чем по долгам России. Расходы золотовалютного резерва на эти цели с октября прошлого года остаются на примерно стабильном уровне (644-624,4 млн долл.), однако доля МВФ в них медленно, но неуклонно растет. На этом фоне возможности НБУ использовать имеющиеся валютные резервы для укрепления доверия населения к национальной валюте (даже при наличии подобного желания и благословения МВФ) представляются более чем ограниченными.

Впрочем, на фоне роста остальных расходных статей поддержка гривны естественным путем сходит на нет: только за последние четыре месяца выделяемые на эти цели суммы сократились более чем в 200 раз — с 1 млрд 185 млн до 55 млн долл. Тем более что финальный удар по золотовалютному запасу Украины теперь может нанести даже весьма средний по продолжительности разворот ценовых качелей золото — доллар США на мировых рынках.

Чрезмерная долларизация резервов, вызванная массированным (свыше 14 тонн!) вынужденным сбросом золота в октябре 2014-го, чревата резким их обесцениванием, если «зеленый друг» украинской демократии вдруг прервет свое триумфальное восхождение, которое не может продолжаться вечно…

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.