Вечный манёвр между США и Ираном. Кого выберет Афганистан?

Борис Саводян, 16 февраля 2015, 15:23 — REGNUM  

Автору этих строк довелось работать в постталибском Афганистане. В те годы у всех на слуху было слово «базсази» — «восстановление». Оно не сходило со страниц афганских газет, постоянно звучало в теле- и радиопередачах. Как выразился в беседе со мной главный редактор газеты «Фарда» Зохур Афган, словом «восстановление» афганцам «прожужжали все уши». Тогда ведущие страны-доноры приступили к оказанию конкретной помощи афганским правительственным структурам. При этом в планах Запада экономическая помощь Кабулу не фигурировала. К примеру, США взяли на себя руководство обучением афганской армии. Подготовкой афганской полиции занялась Германия. Италия помогала в проведении судебной реформы, а Великобритания — в содействии в борьбе с производством и торговлей наркотиками. Россия же в рамках сотрудничества с НАТО стала готовить кадры, необходимые для решения проблемы наркоторговли. Что же касается Ирана, то он выделил на восстановление афганской экономики около $600 млн. Это 46% от всех средств, выделенных международным сообществом. Причем данные средства направлялись на такие важные для Афганистана отрасли, как сельское хозяйство и энергетика. И делалось это без широкого афиширования в СМИ. Без красивых заявлений и принятия различного рода деклараций. Оно и понятно: Иран и Афганистан не просто соседи.

Страны во многом похожи — у них общие корни, протяженная граница, близость языка, культур, религии, нравов, традиций и обычаев. ИРИ и сегодня поддерживает самые тесные связи с Афганистаном. Тегеран успешно реализует проекты в афганском сельском хозяйстве, энергетике, дорожном строительстве, а также выступает в качестве координатора международной помощи Афганистану, обеспечивая стабильность в стране. Понятно, что состояние политических отношений между Ираном и Афганистаном диктует необходимость личных контактов между их руководителями. Однако вот что интересно.

Более четырех месяцев прошло со вступления в должность нового афганского президента Мохаммада Ашрафа Гани. За это время он совершил визиты в Китай, Пакистан и Туркмению. Конечно же, это важные для Афганистана страны. Между тем визит афганского руководителя в Иран до сих пор не запланирован. Хотя известно, что побывавший недавно в Кабуле министр иностранных дел Ирана Мохаммад Джавад Зариф передал Ашрафу Гани приглашение президента Хасана Рухани посетить Тегеран. Известно и то, что на столе у советника афганского президента по национальной безопасности Мохаммада Ханифа Атмара лежит черновой текст соглашения о стратегическом партнерстве. А афганский президент не торопится с поездкой в Тегеран, ссылаясь на сложность внутриполитической обстановки в стране. Надо признать, что в последние месяцы у Ашрафа Гани действительно было немало хлопот, связанных, в частности, с формированием нового кабинета министров, а также с выводом из страны миротворческих сил. Все это так. Однако разговоры о загруженности «домашними» делами, сетования на то, что подготовка соглашения о стратегическом партнерстве требует времени, не кажутся убедительными. Как тут не вспомнить персидскую пословицу: «Ты, говорящий, никого не убедишь, пока нет в сердце у тебя того, что сходит с языка». О чем это вы? — спросит читатель.

Начну издалека. После изгнания талибов в Афганистане появилась целая когорта лично мне знакомых «западников», которые решили поучаствовать в реформировании страны. Используя административные рычаги и опираясь на международную помощь, они создали мощную пропагандистскую машину, с помощью которой навесили на представителей «Северного альянса» ярлык «лордов войны», обвинив их в произволе и насилии, в нелояльности к центральной власти и в том, что они тормозят процесс реформ. Эти «отцы» либерализма и демократии, люди с двойным гражданством, одной лояльностью к Западу и тройным местом жительства (говорю это не ради красного словца), взялись рассказывать афганцам, что такое свобода и демократия.

Самым «западным» среди «западников» был Мохаммад Ашраф Гани. Он родился в 1949 г. в провинции Логар к югу от Кабула. Получил образование в Американском университете Бейрута и Колумбийском университете Нью-Йорка и имеет ученую степень кандидата наук по специальности этнология. Ашраф Гани много лет работал во Всемирном банке и часто выступал в международных СМИ в качестве специалиста и аналитика по вопросам развития Афганистана. В октябре 2001 г. стал советником специального представителя ООН по делам Афганистана Лахдара Брахими и начал свою деятельность в Кабуле. Очень скоро был назначен советником президента страны Хамида Карзая, затем возглавил Лойя-джиргу — всеафганский совет старейшин. Позже занимался разработкой и утверждением новой афганской Конституции, а затем перешел в правительство: в кабинете Карзая в 2002-2004 гг. работал министром финансов. Кроме того, возглавил Управление по координации международной помощи Афганистану. Ясно, что такой политический выдвиженец Вашингтона будет делать то, что ему велено. А велено ему ждать, пока не помирятся США и Иран.

Условия для такого примирения наметились под влиянием изменившейся ситуации на Ближнем Востоке (сирийская коллизия, «Исламское государство»), а также некоторого прогресса на переговорах по иранской ядерной программе. Желая получить простор для маневрирования в новых условиях, США хотят изменить атмосферу отношений с Ираном. Однако они не знают, как это сделать. Пока нет четкой концепции. А маневры нужны, ибо прежних возможностей навязывать свою волю странам региона уже нет. Чем все это закончится? Время покажет. А пока афганский президент ждет разрешения Вашингтона на поездку в Тегеран.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.