Черты братоубийственной войны: сестра радикала Ляшко воюет за ополчение

Сергей Гуркин, 15 февраля 2015, 19:35 — REGNUM  

История нарочно не придумаешь: лидер Радикальной партии Украины Олег Ляшко рассказал, что его сестра Виктория воюет на стороне ополчения. Если кому-то не хватало подходящего образа для того, чтобы описать эту братоубийственную войну, то вот он: один член семьи активно воюет на одной стороне (правда, исключительно языком), другая — на другой.

Известность пришла к Олегу Ляшко задолго до свержения режима Януковича. Нелепые выходки самоуверенного человека с невозмутимым выражением лица уже несколько лет вносят разнообразие в и без того причудливый украинский политический контекст. Но именно с началом боевых действий лидер Радикальной партии развернулся по-настоящему.

Олег Ляшко — в некотором смысле «их украинский Жириновский», только куда менее талантливый, куда более агрессивный и куда менее контролируемый. Но их сближает нарочитая театральность поведения и готовность в случае необходимости быстро и кардинально менять точку зрения. Никто в здравом уме не верит в искренность лидера ЛДПР, что не мешает многим в целом благожелательно относиться к его несомненному актерскому таланту. Того же плана и фигура Ляшко, только у него несколько больше поддержки и несколько больше возможностей. Отличие современной российской политики от современной украинской в том и выражается, что откровенные фрики в Киеве 2014-2015 годов и в пейзаж вписываются органичнее, и прав больше получают.

Не правда ли, интересная картина: один член семьи, выступающий в жанре политической фрик-провокации, выступает активным застрельщиком войны, почти не покидая уютного Киева и уж во всяком случае не покидая его без охраны. Тем временем родная сестра без всякого пиара, вполне буквально рискуя жизнью, защищает другую позицию.

Эта семейная история (если она, разумеется, верна) описывает многое в современной Украине. Концепция «Украины для украинцев», «Украины против москалей», на сто один процент искусственного происхождения, развивается второсортными актерами, на безопасном от войны расстоянии разжигающими в согражданах ненависть в отношении выдуманного врага, который-де и виновен во всех бедах. Другая Украина, Украина реальная, того же рода и племени, реально и буквально воюет за противоположное. Между русофобской концепцией нынешнего Киева и антикиевской позицией значительной части граждан страны нет никакого политического спора. Смешно и говорить о том, что этот спор — о ценностях или о политических инструментах. Разница между ними в том, что «антикиевские» находятся в реальной плоскости, а «русофобы» по вполне практическим соображениям создают, и не без успеха, альтернативную реальность. В реальной Украине у группы граждан, состоящей из бывших чиновников, боксеров, второсортных актеров и третьесортных проповедников, не было бы ни единого шанса получить власть. В том, что потенциально одна из мощнейших стран Европы влачит полунищенское существование, виноваты вовсе не москали, а многочисленные коррупционеры, которые были во власти и рядом с ней и при Ющенко, и при Януковиче, которые остаются там же и при Порошенко. Что же до боксеров, актеров и проповедников, то для решения реальных проблем страны нужны нормальные экономисты и нормальные полицейские, а вовсе не патентованные жулики и хуторские сумасшедшие, и это тоже понятно всем. Олег Ляшко потому и стал в некотором роде символом украинской смуты, что наигранность, неискренность, искусственность этой смуты отражается в нем как в капле воды. Понадобилось придумать врага, придумать якобы всегда существовавший конфликт с Россией, разжечь в согражданах с запада страны самые низменные из их инстинктов. Понадобилось говорить много лет, говорить примитивно и много, потому что только частое повторение может помочь поверить в заведомый бред. Это был единственный способ получить власть, а получение власти было единственной целью данной группы граждан. Победа выдуманного мира над реальностью не может не носить временного характера. Рано или поздно граждане Украины перестанут верить в антимосковский бред, и этот процесс уже идет. Поэтому игрокам приходится все время увеличивать ставки. Родина должна быть все время в опасности, и градус опасности должен все время повышаться. В противном случае пожизненное заключение — самое мягкое наказание из тех, что ждет эту группу граждан.

Постоянное повышение ставок приводит к атмосфере взвинченности, и рано или поздно перетянутая струна лопается. Правда, после того, как она лопнет, на сцене появятся, возможно, такие персонажи, рядом с которыми нынешние радикалы покажутся трогательными безобидными клоунами.

Происходящее в сознании украинской элиты, почти полностью утратившей связь с реальностью, хорошо описывается на примере Олега Ляшко. Ведь если он сказал правду и Виктория Ляшко действительно воюет за ополчение, то он, всякий раз с трибуны парламента призывая мочить Донбасс, призывает мочить свою собственную сестру. Можно оценить, насколько мощной должна быть сила самовнушения, насколько сильным должно быть желание оставаться важным политическим игроком, чтобы такие простые, наглядные аргументы, как собственная сестра в противоположном лагере, перестали действовать.

Примирение поссорившихся (и повоевавших друг с другом) братьев и сестер может выглядеть по-разному. Чаще всего неправы были оба, и оба должны извиниться и пойти на компромисс. В нашем случае, впрочем, ситуации иная. Одна из сторон поселилась в вымышленном мире, и тот факт, что она в этом вымышленном мире оперировала патриотической и европейски-ценностной риторикой, ничего не меняет и ничего не оправдывает. Если брату удастся выздороветь, то сестра прежде всего захочет услышать извинения, даже если в своем сумеречном состоянии брат не вполне отвечал за свои поступки. Ни о каком компромиссе в этом случае речь не идет.

Украинская политическая элита 2014-2015 годов, если присмотреться, работает как коллективный Ляшко, чье бы лицо в том или ином конкретном случае ни выходило на первый план. Где-то в глубине этого коллективного Ляшко осталось его желание приносить пользу Родине; но это желание почти вытеснено уверенностью в собственной значимости и боязнью утерять свой статус, осознанием того, что ты будешь нужен только во время хаоса — и стремлением продлевать этот хаос, не считаясь ни со здравым смыслом, ни с количеством трупов. Русофоб, говорящий и думающий по-русски, человек, не сумевший найти ключ к проблемам своей страны в реальности и решивший выдумать другую реальность, — очень яркий и очень печальный образ происходящего в Киеве.

Вопрос же о том, имеет ли смысл о чем-то договариваться с человеком, живущим в альтернативной реальности и готовым думать одно, говорить другое и делать третье, — этот вопрос, как и показали последние дни, является вполне риторическим.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.