Если строителей цена устраивает, то для госзаказчиков — это защита того, что цена обоснована: эксперт

Москва, 13 февраля 2015, 12:37 — REGNUM  11-12 февраля в Москве состоялся IV Российский инвестиционно-строительный форум (РИСФ-2015). Организаторами РИСФ-2015 выступили Министерство строительства и жилищно-коммунального хозяйства РФ, Национальное объединение застройщиков жилья, Национальное объединение строителей, Национальное объединение проектировщиков и изыскателей, Национальное агентство малоэтажного и коттеджного строительства, Фонд содействия развитию жилищного строительства, Агентство по ипотечному жилищному кредитованию. В рамках деловой программы форума прошли также десятки круглых столов. Самый большой интерес вызвал круглый стол, посвященный развитию системы закупок строительных услуг, модератором которого выступил вице-президент Национального объединения строителей (НОСТРОЙ) Эдуард Дадов. На нем развернулась масштабная дискуссия о том, каким должен быть новый закон о закупках в строительстве. С основным докладом выступил директор Международного института развития контрактной системы Павел Колыхалов, который заявил, что разрабатываемый законопроект будет касаться всех субъектов, участвующих в строительной деятельности. Главной новацией станет обязательство подрядчика выполнять своими силами не менее 75% работ, а также введение нормы о предоставлении квалификационного свидетельства, которое, как предполагается, должно выдаваться СРО. Против этой нормы выступил председатель Комитета по конкурентной политике и закупкам в сфере строительства НОСТРОЯ Валерий Мозолевский. Он подчеркнул, что «ответственность за строительство и безопасность объекта ложится на заказчика, а не на СРО». Выступивший на круглом столе заместитель директора ОЦКС Росатома по инжинирингу Владимир Малахов отметил, что новый закон о закупках необходим, потому что закупки строительных услуг кардинально отличаются от закупок материалов и любых других товаров. «Я убежден, что нужно законодательно перевернуть ситуацию с ценообразованием в строительстве — последней ценой должна быть цена условного рабочего с мастерком, то есть цена конечного исполнителя, а генподрядчик должен конкурировать за генподрядную маржу, которая не должна превышать 20%», — заявил Владимир Малахов.

«На сегодняшний день государство не доверяет своим государственным служащим в плане возможности определения цены в самостоятельном режиме без нормирования, — считает управляющий партнер ООО „Центр подрядных торгов в строительстве“ Светлана Медведева. — На нем сейчас у нас построено все ценообразование. Нормируется все — единицы затрат труда, время машин-механизмов, ресурсов, материалов, и потом они уже оцениваются по нормируемым расценкам и пересчитываются по индексам. Если строителей цена устраивает, то для заказчиков — это защита того, что цена обоснована. Это касается госзаказчиков».

«Когда речь идет о коммерческих заказчиках, доверие у них к самим себе выше. И метод расчета стоимости может быть любым, — пояснила эксперт. — Раньше даже, бывало, цену не назначали, а смотрели сначала, кто сколько предложит. Потому что как только объявлена заказчиком начальная цена, то все к ней подтягиваются — одни опускаются, другие наоборот − поднимаются. Те люди, которые придут выполнять те или иные работы, т. е. подрядчики — они готовы сами посчитать цену и обосновать ее любым методом — ресурсным или базисно-индексным − неважно. Это и есть, скорее всего, справедливая цена для рынка. Другое дело, что государственные заказчики не могут себе этого позволить в силу своего статуса и ограничений с этим связанных. Расчет для них снизу вверх — от исполнителя к заказчику − в настоящее время пока неприменим».

«Некомпетентные сотрудники в работе Федерального центра по ценообразованию в строительстве или в аналогичных региональных центрах могут встречаться, но это скорее исключение, чем правило. Те центры ценообразования, которые занимаются формированием этих единичных расценок, есть. Например, компания Knauff считала для себя сама, потому что у нас до какого-то времени не было такого материала, как гипсокартон, поэтому и расценок для работы с ним тоже не было. И цены формировали, основываясь на предложениях и расчетах одного производителя. С появлением конкуренции становится понятнее, где что завышено и какая цена оптимальна. Я допускаю, что погрешности в оценке могут быть. Но на общий подход к ценообразованию они не оказывают влияния», — пояснила она.

«В практике бывает, кстати, и такое — подрядчики привозят заказчику письма с информацией о повышении цен на какие-то материалы, — рассказала Медведева. — При такой ситуации как-то раз присутствовали сотрудники Мосстройцентра. И они объяснили, что подорожание арматуры на 30% в общей стоимости строительства жилого дома приведет к удорожанию всего на 1%. То есть если исходить, например, только из ресурсного метода, выбрав не совсем обоснованный метод ценообразования, то это тоже может привести к искажению общей цены или итоговой стоимости контракта. Допускаю, что в каких-то случаях могут потребоваться индивидуальные расценки и подходы, отталкиваясь от подрядчика, обладающего новыми технологиями, которые позволяют строить быстрее и в итоге дешевле. Например, сейчас Счетная палата выявила превышение на 20-25% в стоимости некоторых объектов. Но я уверена, что все они рассчитывались по сметным нормативам и с учетом экспертизы. Это дает заказчику возможность хоть как-то апеллировать к тому, что цена была обоснованной, раз ее установили уполномоченные организации. Если расчеты Счетную палату не устраивают, то надо менять эти базисы и сметные нормативы. Нельзя обвинять заказчика в том, что он пользуется услугами соответствующих госучреждений. Государство должно предъявлять в таком случае претензии к себе. Иначе заказчик окажется совсем беззащитен. Потому что всем не угодишь — с одной стороны, подрядчики требуют увеличения сметы, а с другой − контролирующие органы − прямо противоположного снижения стоимости контрактов и уменьшения издержек».

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.