Украинское сафари для волонтеров

Илья Данилов, 11 февраля 2015, 17:21 — REGNUM  

Если обратиться к определениям, то волонтер — это доброволец, причем в классической литературе этот термин применяют именно к добровольцу-солдату. Гражданская война на Украине породила иное понимание этого термина. Теперь волонтер — это добровольный помощник, содержащий, снаряжающий, обучающий и лечащий солдат.

Волонтеры-украинцы

На этой войне волонтеры играют не меньшую роль, чем армия. Если бы не волонтеры, укроармия развалилась, разбежалась, взбунтовалась бы еще летом. Потом, когда мы будем вспоминать, кто же виноват в яростном противостоянии, надо бы не забыть всех тех, кто дал украинской армии возможность столько времени продержаться против ополченцев.

Это понимают во всех сферах украинского общества, может быть, еще и поэтому профессия волонтера столь популярна. Если в военкомат украинца салом не заманишь, то желающих стать волонтерами пруд пруди. Все желают побывать ТАМ.

Посещать «зону АТО» среди социально активных украинцев сегодня просто модно. Даже среди региональных СМИ трудно встретить журналиста, который не посетил бы хотя бы прифронтовую полосу. Быть журналистом или волонтером на войне очень удобно. Вроде как и на войне был, и не особенно рисковал, а приказы вообще к тебе не относятся. Патриотическая общественность устроила себе 3D-кинотеатр в донецком аэропорту. Аэропорт вообще стал культовым местом для обеих сторон конфликта. Для волонтеров война — это сафари. Это же круто — прорваться в аэропорт, попросить автомат, выпустить пару очередей по сепарам и спетлять домой, а если провести там два-три дня, то все — герой, киборг, можно сказать. А гуманитарка — это и повод приехать, и пропуск туда-сюда, и причина быстро слинять с позиций, ведь если приедешь с пустыми руками, то автомат, может, и дадут, но назад уже не отпустят.

Некогда шотландские крестьяне, затянув пояса, платили два налога — английскому королю официально и шотландскому — неофициально. Сегодня рядовые украинцы тоже готовы платить два налога — один официально, налог на войну, который идет на кокаин и «Бентли», а второй — добровольные пожертвования волонтерам, которые кормят, поят, одевают, экипируют армию, ремонтируют бронетехнику, лечат «трехсотых», которые уже отбегались в зоне АТО.

Один из украинских городов. Лето. Захожу в автобус. На мне камуфлированные штаны, тапки и красный рюкзак. Даю деньги.

Водитель: «Десантник?»

Я: «Нет».

Водитель: «Ну, служишь?»

Я: «Нет».

Водитель: «Да что я не вижу, что ли… Бесплатно».

С какого изумления украинский водитель, изрыгающий поток проклятий на любого льготника, повез бесплатно человека в камуфлированных штанах и тапках? Просто украинскому водителю хочется быть сопричастным великому делу. Вот в этом и состоит логика волонтеров.

В соцсетях мы видим безусловную поддержку большинством украинцев войны против Новороссии. Понятно, что те, кто войну не поддерживает, просто боятся открыть рот, но ведь и среди «ястребов» не одни только припадочно-политиканствующие. Среди них много разумных людей, которые в другое время заслуживали бы самого большого уважения. Люди, способные к самоотречению ради блага родины, заслуживали бы даже уважения врагов, если бы мы могли абстрагироваться от результатов их деятельности. Вот только не знаю, как это у нас получится, когда в донецких больницах битком круглых сирот, которых Украина «освободила» от родителей. «Террористы» вкупе с «российскими захватчиками» не убили ни одного украинского ребенка, не взорвали ни одной украинской школы, больницы, дома престарелых. Волонтеры просто не хотят замечать под камуфлированными штанами — тапки.

Железные аргументы

В условиях тотальной политической травли реальные нарушения закона имеют все меньшее значение в глазах общественности, да и правоохранительных органов тоже. В Киеве зашел к подруге, которая служит в милиции. Открыл в спальне шкаф, а там… патроны, гранаты, тринитротолуол. Как увидел, чуть дар речи не потерял. Когда в глазах прояснилось, спрашиваю: «Зачем ты гранаты вместе со взрывчаткой хранишь?» Она мне: «Да это знакомые из АТО привезли». «Ну, — говорю, — хоть под кровать не положила». Она: «А под кровать уже не помещается».

Каждый возвращающийся из зоны АТО, будь то солдат, офицер, журналист, волонтер, считает своим долгом набить карманы гранатами, патронами, взрывчаткой. С оружием сложнее, пистолет не каждому достается, а автомат спрятать труднее. Но все равно везут. Потому что понимают — кому-кому, а «нашим защитникам» больше года условно не дадут.

В Донецке со мной случилась почти такая же история. Жил у знакомого. Через несколько дней открыл шкаф, что рядом с кроватью. А там… ну, вы поняли. Только вместо тротила — аммонит. «Зачем, — спрашиваю, — все это богатство в доме держишь? А вдруг к тебе прилет? Полквартала же в труху». «Да ладно, — говорит, — вдруг что, а у меня центнер аммонита». И понимаешь — прав, по нынешним временам центнер аммонита — весомый аргумент, вдруг что. Тем более что у соседа наверняка в шкафу то же самое творится.

Волонтеры-русские

Накануне Рождества Крым и Севастополь собирали гуманитарную помощь для жителей Новороссии. Отнес и я три одеяла, три детских свитера и три теплых шапки, памятуя, как тщетно искал в Донецке какую-нибудь шапку, а нашлась только фиолетовая ушанка.

Наиболее знаковые украинские волонтеры занимаются сбором и поставками снаряжения воюющим подразделениям, русские волонтеры обеспечивают гражданских.

Зная нищету боевых подразделений Новороссии, которые даже на радейку или бинокль смотрят как на инопланетную технику, я обратился в крымские волонтерские организации с предложением — я нахожу за приемлемые деньги технику и экипировку, организовываю покупку, а вы оплачиваете и доставляете в Новороссию.

Среди наших волонтеров тоже хватает «военных туристов», для которых важнее съездить туда по-быстрому, и чтоб из автомата дали пульнуть, чем доставить то, что на самом деле нужно. В Симферополе мне вообще заявили: «Наше подразделение ни в чем не нуждается, они тепловизоры трофейные берут». Не понимают люди, что трофеи не бесплатные, за них жизнями плачено.

Многие отнеслись к предложению с пониманием, но загвоздка в том, что для провоза такого рода грузов через границу нужен «зеленый коридор». Въехать с Украины в «зону АТО» легче легкого, и привезти что угодно кому угодно, что волонтеры и делают. Попасть в Новороссию из России, минуя таможенный досмотр, нереально. На пограничных пунктах сутками стоят машины с гуманитаркой от партии «Родина» и ЛДПР, от Крымского казачества и от «Севастополя без фашизма» и ото всех остальных.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
Главное сегодня
NB!
28.04.17
Есть ли выход из виртуальной ловушки?
NB!
28.04.17
История благих намерений
NB!
28.04.17
Рейхстаг: крупнейший и истинно народный памятник Воину-Освободителю
NB!
28.04.17
«Трамп еще припомнит Украине, как Аваков назвал его клоуном»
NB!
28.04.17
ЦБ обсудит ключевую ставку: оснований ее удерживать нет
NB!
27.04.17
Венесуэла выходит из ОАГ
NB!
27.04.17
«Освобождение Шуши — реконкиста в исполнении карабахских армян»
NB!
27.04.17
Ответ на давление: Клинцевич напомнил Хейли закон Ньютона
NB!
27.04.17
«Войну фейков Мадуро проигрывает»
NB!
27.04.17
«Освобождение Шуши — крах политики Азербайджана по тюркизации Арцаха»
NB!
27.04.17
Курильские рыболовные страдания
NB!
27.04.17
Враг готов к диверсии: НПО «Сатурн» под угрозой
NB!
27.04.17
Радио REGNUM: второй выпуск за 27 апреля
NB!
27.04.17
Путин: Переговоры с Абэ прошли в конструктивном ключе
NB!
27.04.17
«Строительство Эгийнской ГЭС — это вопрос независимости Монголии»
NB!
27.04.17
Песков: Москва осуждает авиаудары Израиля по Дамаску
NB!
27.04.17
Россия или терроризм: чего действительно боятся шведы
NB!
27.04.17
Беби-бокс: «Простое иллюзорное решение очень сложной проблемы»
NB!
27.04.17
Сепаратизм Канарских островов: лояльность центру за его же деньги
NB!
27.04.17
Кипрский конфликт: противостояние перешло в море
NB!
27.04.17
МИД РФ — журналисту США: Если в Москве — «режим», то что в Вашингтоне?
NB!
27.04.17
Получить возмещение по ОСАГО наличными смогут 30% владельцев машин