Меркель и Олланд в Москве: пять «знаков» об итогах переговоров

Сергей Гуркин, 8 февраля 2015, 19:29 — REGNUM  

Переговоры Владимира Путина, Ангелы Меркель и Франсуа Олланда в Москве продолжались более четырех часов и завершились поздней ночью без каких-либо развернутых заявлений. Сразу после окончания встречи канцлер Германии и президент Франции покинули российскую столицу. Однако некоторые «знаки» о том, чему были посвящены переговоры и чем они закончились, действующие лица все-таки оставили.

Прежде всего можно обратить внимание на место проведения встречи. Меркель и Олланд прилетели в Москву из Киева, где встречались с Петром Порошенко. Очередность встреч показывает, что предложения нужно было только предварительно согласовать с украинским президентом и уже окончательно — с Путиным.

Во-вторых, в отличие от внеплановой декабрьской встречи президентов России и Франции в аэропорту «Внуково», вчерашняя встреча прошла в Кремле и была анонсирована заранее, что тоже не может не быть знаком. Визиты европейских лидеров по-прежнему проходят в атмосфере прикрытости и спешности, и в этом смысле говорят о сохранении напряженности, но вместе с тем и прогресс налицо.

Кроме того, нельзя не заметить, что в последние дни заметно сократилось число провокационных заявлений со стороны киевской власти. Еще совсем недавно Арсений Яценюк говорил, что Киев воюет в Донбассе «с армией РФ», а вот Петр Порошенко после переговоров с Меркель и Олландом не стал произносить ничего подобного. Уже в субботу в Киеве заявили, что не предполагают разрывать дипломатические отношения с Россией. В украинском МИДе говорят, что возможны варианты, при которых Донбасс получит автономию, и так далее.

В-четвертых, отсутствие заявлений по итогам московских переговоров тоже может быть хорошим знаком. Если бы переговоры ничем не закончились, скорее всего, последовал бы ряд риторических сентенций о том, что процесс идет и рабочая группа продолжит конструктивное взаимодействие. Но когда процесс и в самом деле идет, об этом как раз и не делают заявлений.

Также можно обратить внимание на то, что пресс-секретарь президента России назвал переговоры «содержательными и субстантивными». Это второе слово используется в русском языке крайне редко и обозначает либо «содержательность», либо «независимость». Поскольку о содержательности переговоров Песков сказал отдельно, можно предположить, что второй термин — это намек на то, что переговоры шли по собственному российско-европейскому сценарию, а не по сценарию вашингтонских партнеров, которые толкуют о предоставлении Украине военной помощи и о дальнейшем наращивании давления на Россию.

В то же время не исключено, что такое предположение грешит чрезмерным оптимизмом: по крайней мере до сей поры ни немецкому, ни французскому лидеру не удавалось доказать, что они способны отстаивать собственные интересы, а не интересы своего «главного партнера» из-за океана. Европа ничего не выигрывает ни от войны на Украине, ни от антироссийских санкций. Именно этот вопрос в конечном счете и является главной интригой переговоров: до какой степени самостоятельными являются действия европейских лидеров.

Новые предложения о разрешении украинского конфликта могут быть озвучены в Мюнхене или в воскресенье — в ходе телефонных переговоров в «нормандском составе». Отдельные параметры уже понятны: скорее всего, речь будет идти о вводе в Донбасс миротворческого контингента, если, конечно, сторонам удастся согласовать список стран, которые будут делегировать миротворцев. Появление миротворцев (и согласование их появления с обеими сторонами) станет подтверждением того факта, что в Донбассе воюют две стороны, за каждой из которых есть своя правда, а не «хорошие» против «плохих».

Во-вторых, стороны будут договариваться о сохранении Донбасса в составе Украины, но при условии соблюдения ряда договоренностей. Прежде всего это автономия региона, а также, вероятно, внеблоковый (нейтральный) статус Украины — другой вариант не устроит ни ополчение, ни его сторонников.

Киевские политики начали готовить своих сограждан к такому сценарию: слово «автономия» уже произносится. Не произносится слово «федерализация», но это в конечном счете вопрос терминологии. Кроме того, речь идет о всей территории Донецкой и Луганской областей, а не только о той, что сейчас контролируется ополчением.

Если договоренность будет достигнута в таком виде, всем сторонам конфликта останется выполнить последнюю и главную задачу: доказать себе и своим сторонникам, что победа осталась именно за ними. Если эта задача будет решена, движение в сторону мира вполне вероятно. При условии, конечно, что Киев способен дистанцироваться от «ястребиных» призывов из Вашингтона, в чем по-прежнему существуют большие сомнения.

Проще всего убедить себя в своей победе будет ополченцам. Предложенный сценарий не дает им государственного суверенитета, но в конце концов выполняет все те требования, с которых начинался этот конфликт: возможность жить по своим, политическим, экономическим и культурным, правилам, формально оставаясь в составе Украины. Жить в одном государстве с теми, кто тебя бомбил, конечно, непросто; помочь должны время и буфер в виде миротворческого контингента.

Несколько более сложно будет убедить своих сторонников в своей победе европейским лидерам. Они так долго говорили о войне хороших с плохими, что призыв к миру звучит диссонансом. Остается надеяться (не без оснований) на слабую память избирателей — и на чудодейственную силу риторических мантр о том, что по итогам всей этой истории Украина, хромая на обе ноги, все-таки «движется к европейским ценностям».

Еще сложнее дело обстоит для киевских политиков. Предоставлять «террористам» автономию и отказываться от «единственно возможного» вступления в НАТО — это все равно что признать поражение. Впрочем, за самочувствие и самомнение киевских лидеров можно не переживать: они многократно доказали свою способность называть черное белым, так что и здесь найдут способ сохранить хорошую мину.

Что же касается России, то в Москве с самого начала военного противостояния в Донбассе говорили не об отделении двух регионов от Украины, а о предоставлении им автономии и об отказе всей Украины целиком от культурных и военно-политических претензий быть антироссийским бастионом. Если по итогам кровавого конфликта в центре Европы Москва получает Крым, «западные партнеры» — контроль над киевским правительством, но с сохранением нейтралитета и предоставлением мятежным регионам статуса автономии, такой расклад следует считать ничьей.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
Главное сегодня
NB!
23.05.17
Стивен Сигал построит спортивный комплекс на «дальневосточном гектаре»
NB!
23.05.17
Казённый человек России
NB!
23.05.17
ЕС грозит наплыв 6,6 млн беженцев
NB!
23.05.17
«Нефть: импульс угасает»
NB!
23.05.17
«Рубль теряет поддержку»
NB!
23.05.17
Россия заканчивает подготовку к революции в ядерной медицине
NB!
23.05.17
Польша: угроза внешнеполитической изоляции России
NB!
23.05.17
Гигантская оружейная сделка США и Саудовской Аравии: шоу, зрители, жертвы
NB!
23.05.17
Сумерки национальных элит США: новый Рим накануне эпохи упадка
NB!
23.05.17
Трамп толкает Иран в объятия Израиля
NB!
23.05.17
Вооруженные силы Баку дрейфуют к неуправляемости?
NB!
23.05.17
Почему казахстанские ископаемые действительно полезные
NB!
23.05.17
В результате взрывов на стадионе в Манчестере есть погибшие и раненые
NB!
23.05.17
«Свадебный президент»: в Приднестровье удивлены блокадному заявлению Додона
NB!
23.05.17
Суицидальная игра «Синий кит» появилась в Польше
NB!
23.05.17
«Пророссийский» президент Молдавии Додон поддержал блокаду Приднестровья
NB!
23.05.17
Названы условия обновления инфраструктуры Украины: «Когда рак свистнет»
NB!
23.05.17
Вечный Си: в Китае готовятся к очередному витку борьбы за власть
NB!
22.05.17
El Mundo: «Евросоюз готов к разводу»
NB!
22.05.17
Мэрия Мадрида переименует улицу Павших воинов Голубой дивизии
NB!
22.05.17
Из Крыма — вино, из погоста — зона отдыха: Башкирия за неделю
NB!
22.05.17
Проверка Минфина РФ в Удмуртии: ряд эпизодов рассмотрят в Генпрокуратуре