Война газопроводов. Кто получит Китай и Европу?

Саркис Цатурян, 4 февраля 2015, 14:11 — REGNUM  

Средняя Азия превращается в ключевую артерию мировой политики. Нельзя сказать, что Ближний Восток отходит на второй план, однако географическая близость Средней Азии к Китаю меняет мировые военные и экономические карты. Америка не может быть равнодушна к этим трансформациям. По оценке Китайской национальной нефтегазовой корпорации (СNPC), к концу 2015 г. газопровод Центральная Азия — Китай выйдет на мощность в 55 млрд кубометров газа, что удовлетворит более 1/5 потребительного спроса на газ, заменив использование 73 млн тонн угля в год.

13 сентября 2014 г. запущено строительство транзитного газопровода Туркмения — Узбекистан — Таджикистан — Киргизия — Китай (линия D), который обещают завершить в 2016 г. СNPC предвкушает крупную победу: «После ввода этой линии в эксплуатацию способность подачи газа из Средней Азии в Китай достигнет 85 млрд кубометров в год; газопровод Центральная Азия — Китай станет самой масштабной системой подачи газа в регионе». Все начиналось в 2008 г. с первой ветки газопровода в г. Гедайм на границе между Туркменистаном и Казахстаном, откуда труба пошла в Узбекистан и Казахстан, дойдя до китайского пограничного пункта Хоргос в СУАР. Газопровод Центральная Азия — Китай включает в себя три параллельные линии — А, B и С. Общая протяженность каждой из них составляет 1830 километров. Линии А и В запущены в 2009 и 2010 гг., а 31 мая 2014 г. выполнена транспортировка газа из Туркменистана в Китай по линии C.

Соединенные Штаты разыгрывают партию против КНР и России, вовлекая в региональную интригу Турцию, Азербайджан, Туркменистан, Индию и даже Иран. Задача-максимум — поставить под контроль экономическое развитие Европы и Поднебесной, что возможно осуществить лишь в отрыве этих центров от России. У американцев и англичан есть план изоляции Москвы, который на закавказском фронте предполагает вовлечение Баку в проект Трансанатолийского газопровода (TANAP), а на среднеазиатском направлении ставка делается на Ашхабад. Туркменистан, который уже в 2015 г. планирует поставить Китаю порядка 40 млрд кубометров природного газа, намерен при поддержке США построить газопровод через Афганистан и Пакистан в Индию (TAPI). И это только начало. Ашхабад стремится довести эту цифру до 65 млрд кубометров к 2021 г. Американский эксперт А. Коэн неоднократно критикует Россию за ее «отсталую» тактику создания трубопроводов, предлагая строить морские терминалы для СПГ, а когда дело касается трубопровода из Туркменистана, то здесь царит полная гармония. Странная логика, не так ли? Однако самое интересное нас ожидает впереди.

29 января на встрече глав МИД Турции, Азербайджана и Туркмении в Ашхабаде М. Чавушоглу и Э. Мамедъяров призвали своего туркменского коллегу Р. Мередова присоединиться к TANAP. Предложение принято. Более того, стороны выразили поддержку созданию транспортного коридора Афганистан — Туркменистан — Азербайджан — Грузия — Турция и логистических сегментов на территориях этих государств. Идея с привлечением Кабула сомнительна. Президент Афганистана А. Гани оказался в окружении боевиков «Талибана» и «Исламского государства», которые готовят силы для весеннего наступления на Туркменистан, Узбекистан и Таджикистан. Гани ищет помощи у Си Цзиньпина, но шансы минимальные: Китай не намерен выполнять «черновую» работу за США. «Подчеркнуто особое значение поставок природного газа из Каспийского региона через Турецкую Республику в Европу», — резюмирует внешнеполитическое ведомство Туркмении по итогам трехсторонней встречи. Именно этот вопрос лег в основу политических консультаций между Баку и Ашхабадом. Ничего неожиданного не произошло. Турция и Азербайджан завершили подготовку проектной документации и готовы объявить тендеры на строительство Трансанатолийского газопровода. Теперь они спокойны: Туркменистан в теме.

Спустя три дня Тегеран вносит смуту в триумвират Анкары, Баку и Ашхабада. Директор по международным связям Иранской национальной газовой компании (NIGC) А. Рамазани предлагает транспортировать газ из Азербайджана и Туркмении в Европу через свою территорию. «Наше предложение — это получение туркменского и азербайджанского газа в Иране, а затем его транзит в Европу через Турцию, поскольку такой маршрут является наиболее экономным для передачи газа в Европу», — передает слова бизнесмена агентство IRNA. Этой инициативой Иран фактически перечеркивает многолетние старания Азербайджана и Турции по созданию Транскаспийского газопровода по дну Каспия. Иранцы соблазняют Туркмению, называя азербайджанский проект «дорогим и непрактичным». Для Ашхабада это достойный вариант, с помощью которого можно избежать трений с Москвой и Тегераном вокруг разграничения дна Каспийского моря. В свою очередь, Баку оказывается в затруднительном положении: подключение к трубе второй газовой державы (после России) неизбежно растворит политические очки президента И. Алиева, которыми глава государства собирался воспользоваться в диалоге с Европой вокруг нагорно-карабахского урегулирования.

Что может противопоставить Азербайджан иранскому Южному Парсу с его суммарными запасами в 28 трлн кубометров газа и 7 млрд тонн нефти? Это одна сторона медали. Ее оборотная часть также не сулит ничего хорошего: Евросоюз и США будут делать все, чтобы уравновесить с помощью Ирана влияние России на газовом рынке. Единственной надеждой Баку остается Тель-Авив, который никогда не закроет глаза на вовлечение Ирана в TANAP. У Израиля в этом вопросе большой опыт. Достаточно вспомнить провал газопровода Иран — Пакистан — Индия. Однако и тут не все потеряно. Правительство Н. Моди в июле 2014 г. вновь заговорило о возобновлении строительства: все упирается в неоднозначную позицию Пакистана.

Россия отвечает на эти газовые интриги концентрацией усилий на европейском театре. 3 февраля заместитель председателя правления «Газпрома» А. Медведев заявляет, что концерн планирует увеличить экспорт газа в Европу на 5-8%. По словам Медведева, к 2025 г. доля сжиженного природного газа (СПГ) собственного производства в торговом портфеле компании достигнет 80%. С учетом того, что через 10 лет спрос на СПГ достигнет 440 млн тонн, «Газпром» к 2020 г. намерен поставлять на рынок около 25 млн тонн. Уже в 2015 г. компания сокращает объем закупок газа в Туркменистане и Узбекистане почти на 10 млрд кубометров."Из Туркмении в этом году контракт снижен с 10 млрд кубов до 4 млрд. Это наше общее решение. И из Узбекистана — в северном направлении, для обеспечения последующего транзита газа и распределения его по рынкам, остается всего лишь один миллиард. То есть более чем в четыре раза снижено", — уточнил Медведев. «Газпром» планирует заместить этот объем на российской национальной территории. Резонный ход. Зачем субсидировать конкурентный газовый проект? Россия не собирается обделять вниманием Китай. К 2020 г. потребность Поднебесной в газе достигнет 300-350 млрд кубометров в год. И этот рост окажет влияние на многие процессы в регионе.

Начало февраля оказалось богатым на события. 2 февраля министр иностранных дел России С. Лавров посетил Пекин, а уже на следующий день российского дипломата в Ашхабаде принимает президент Туркменистана Б. Бердымухамедов. Связь этих встреч читается между строк. Россия, Китай и Индия сверяют часы по вопросам глобального управления. Геополитические противоречия между Пекином и Нью-Дели остаются в стороне. О них можно на время забыть, особенно когда дело касается формирования новой мировой финансовой системы. Азия считает американоцентричный мир наследием прошлого, от которого пришло время избавиться. С. Лавров, С. Сварадж и Ван И призывают срочно реформировать МВФ. Конгресс США не торопится принять этот закон, который приведет к полному пересмотру международной финансовой системы. G20 не может ждать вечно. Члены группы хотят взять инициативу в свои руки.

У Китая есть собственное видение мировых процессов. «Мы призываем к взаимному выигрышу против игры с нулевым результатом, против конфронтации. Китай выступил с инициативой формирования „одного пояса — одного пути“. Мы хотим продолжить традицию Великого шелкового пути и наполнить его новым содержанием в новом веке», — объявил глава МИД КНР Ван И. Это глобализм по-китайски. Вывод здесь только один: чем сильнее Америка давит на Россию в Закавказье и Средней Азии, тем крепче становятся узы Москвы и Пекина, которые имеют все инструменты для контроля над глобальным спросом и предложением природного газа. Россия — мировой лидер по разведанным запасам газа, а Китай — ведущий потребитель этого сырья на ближайшие двадцать лет.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.