Белорусский архитектор: «Русский классицизм не вышел из белорусского барокко, и это — проблема!»

Москва, 3 февраля 2015, 02:10 — REGNUM  В Белоруссии возможен только «агрогламур». Об этом в своей статье «Откуда корни агрогламура?», опубликованной изданием onliner.by, заявила архитектор, член Белорусского союза дизайнеров и Белорусского союза архитекторов, преподаватель кафедры «Дизайн архитектурной среды» архитектурного факультета Белорусского национального технического университета Александра Боярина.

Рассуждая на тему «агрогламура» и оценивая интерьеры дворца Румянцевых-Паскевичей в Гомеле, Боярина отметила: «Согласитесь, колхоз колхозом, в том самом понимании слова колхоз, с которым мы вышли из Советского Союза! Некрасиво, безвкусно, провинциально! А между тем дворцово-парковый комплекс в Гомеле принято считать самым выдающимся образцом русского классицизма на территории Белоруссии. Остальные, видимо, еще более агрогламурны. Логично озвучить гипотезу: корни агрогламура — в русском классицизме».

«Теперь немного истории. Русский классицизм появился у нас вследствие присоединения наших земель к Российской империи. Что представляли собой земли, которые так жаждала присоединить Россия? Это были земли с культурой, опережавшей Россию на несколько столетий. Земли с развитыми ремеслами и своим собственным барокко — виленским барокко. Богатейшие земли, на которых магнаты посыпали дороги солью и одевались в кружева, — сообщила Боярина. — На момент присоединения белорусских земель к Российской империи у нас была своя архитектурная школа — Виленская. Она отличалась строгостью, простотой — в принципе, тем, чего не хватает нашей архитектуре сегодня, чтобы перестать быть агрогламуром».

«Итак, естественное развитие белорусских земель было прервано, и правила поведения стал диктовать сосед с образованием на два века младше. Нашим землям подарили русский классицизм без корней и прошлого. Может кому-то это покажется неважным, однако русский классицизм не вышел из белорусского барокко и это — проблема!», — констатировала Боярина.

Преподаватель кафедры «Дизайн архитектурной среды» архитектурного факультета БНТУ отметила: «Сам по себе русский классицизм был эклектичен, неразборчив и пренебрегал правилами классицизма. Белорусам же поневоле достались лишь объедки этого уже исковерканного стиля в виде еще более простого, провинциального направления».

Досталось изрядно критики от Бояриной и постсоветским «новоделам» в Минске, и творениям классиков архитектуры БССР, и даже архитекторам периода Российской империи. «Пожалуй, белорусы отличаются от соседей только тем, что приняли советскую культуру. Литовцы как могли старались не принять, поляки и украинцы также», — отметила она, явно будучи знакомой с застройкой Вильнюса вне исторического центра, усматривая в белорусской архитектуре последствия «двух столетий подарков с барского плеча».

«Скажите, из всего этого двухсотлетнего хлама, навязанной нам провинциальности и комплекса сельской нации мы можем родить что-то пристойное? Как говорится, тут без вариантов — возможен только агрогламур!», — резюмировала Боярина.

Как сообщало ИА REGNUM, на протяжении ряда лет власти Белоруссии реализуют политику «белорусизации», предполагающую дерусификацию постсоветской республики и создание новой идентичности белорусов. В архитектуре данная политика получила воплощение в создании различных «новоделов» под видом «реставраций» и «реконструкций» (например, госпрограмма «Замки Белоруссии»), а также попыток создания постсоветского стиля, образчиками которого стали новое здание «Национальной библиотеки» (второе официальное название — «Алмаз знаний», неофициальное — «Чупа-чупс»), жилой комплекс «У Троицкого», новая минская резиденция президента «Дворец независимости» («Цал Дир Бие») и др.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.