Греция: прерванный эксперимент

Андрей Ганжа, 1 февраля 2015, 20:19 — REGNUM  

В нынешние окаянные дни жители Греции порой сравнивают себя с «лабораторным животным» в опыте «использования государственного долга как средства управления» независимой страной, который ныне проводит Международный валютный фонд и Евросоюз. Результаты для греков печальны и общеизвестны: уничтожение промышленности, депрессия экономики, безработица и настоятельные требования кредиторов «затянуть пояса». Это общеизвестно и именно это сейчас обозначается как основная причина столь яркого дрейфа Греции в сторону левого радикализма и евроскептицизма.

Часть 1. Бунт лабораторных животных

Но в новейшей истории Эллады есть еще один момент, о котором говорят намного реже. За последние полтора десятилетия в Греции ее «европейскими братьями» была проведена крупная игра, цель которой можно сформулировать как «купить страну». И совсем не трудно с уверенностью выделить этапы этой игры.

1 тайм: греков топят в деньгах и определили хозяев этих денег

После вступления Греции в зону евро (2001 год) Грецию буквально забросали кредитами. За десять лет государственный долг страны увеличился с 213,7 миллиарда евро до трехсот шестидесяти пяти с половиной миллиардов. Причем греки особо не просили кредиты, наоборот, совсем как у Булгакова: приходили и давали сами. Куда шли кредиты — загадка. Не в последнюю очередь постоянно меняющиеся правительства страны (семь Кабинетов за 14 лет) тратило их на себя. Расходы на его содержание, после вступления Эллады в зону евро, выросли за 8 лет с 23 миллиардов в 2000 году до 66 миллиардов долларов в 2009-м — почти в 3 раза. Лишь в результате социальных протестов их сократили до 55 миллиардов долларов в 2010 году и до 52 миллиардов в 2011-м.

В общем, попеременно правившие в Афинах правые из партии «Новая демократия» и социалисты из партии ПАСОК себя не обижали. Но кредиты набирало не только правительство Греции. Иностранные банки охотно давали их всем желающим: бизнесу — под развитие, населению — на покупку жилья, на потребительские нужды и просто на капризы. Реклама кредитов шла активно, а пресса писала о стабильности, которую якобы портила только коррупция (но где ее нет?).

Как бы то ни было, в марте 2012 года, в разгар правительственного кризиса в Греции, скромный гамбургский банк «Berenberg Bank» составил смету: кому и сколько должна Греция. Получилось 424,1 миллиарда евро. Самым крупным кредитором Греции являлся Европейский Центробанк — 134 миллиарда евро. 63,4 миллиарда принадлежало Европейскому фонду финансовой стабильности (считай — Еврокомиссии, высшему органу исполнительной власти Евросоюза), 21,7 миллиардов — Международному валютному фонду. Еще 53 миллиарда принадлежало правительствам Германии, Нидерландов, Финляндии и других стран Европы. Ну и круглая сумма долга — 155 миллиардов евро — приходилась на долю многочисленных частных инвесторов-иностранцев.

Однако частники не вписывались в игровой сценарий, и их очень изящно попросили на выход. Евросоюз, по согласию с правительством Греции (тогда это была «Новая Демократия») провел операцию по списанию долга. Частникам-владельцам греческого долга было предложено получить свои деньги из расчета «53% деньгами, остальное — через 30 лет». Резонно предположить, что после такого в ближайшие годы (или десятилетия) частные инвесторы в Элладу не придут, зато после такого списания практически весь долг сосредоточился в руках Еврокомиссии, Европейского Центробанка и МВФ. Так образовалась та самая «тройка», которой сейчас в Греции только детей не пугают: альянс основных держателей греческого долга.

2 тайм: греков объявляют исчадиями

Нет, не зла. Это место в политическом сознании и мифологии Европы плотно удерживают русские. Но исчадиями лени. Был сгенерирован европейский миф о «ленивых греках», которых кормят трудяги Евросоюза. В мифотворчестве особенно усердствовали немцы, забыв, очевидно, что еще относительно недавно, летом 2003 года, германский министр труда и экономики Вольфганг Клемент назвал немцев самыми большими бездельниками в мире. Клемент тогда привел сравнительную статистику продолжительности рабочей недели, отпусков и праздников — немцы действительно были мировыми лидерами и конкурировать с ними могли лишь французы. А наивные греки все устраивали демонстрации, требуя 35-часовую рабочую неделю и минимальный оплачиваемый отпуск (как в Германии). Но ничего не получили, рабочая неделя осталась 40 часов, а максимальный отпуск грека со всеми выслугами — 30 дней. Такой отпуск у немца уже после первого года работы. И это при том, что средняя зарплата в Греции — 750 евро, в Германии — 2,5 тысячи евро.

И вот теперь греков, еще недавно ежегодно принимавших европейских туристов в 1,5 раза больше, чем население их страны, называют «свиньями, проевшими кредиты», «профессионалами отдыха», «карнавальной нацией». Хотя потомков тех, кому мы обязаны самими понятиями «эпикурейства», «гедонизма», «сибаритства» и даже «оргии» обвинять в желании и умении отдыхать — это просто дурной тон. И, кроме всего, если заглянуть в статистику, то окажется, что ВВП на душу населения в Греции 42-й в мире (30.200 долларов) и всего лишь на 9% меньше, чем средний ВВП по Евросоюзу (32.900 долларов). И значительно выше, чем в Венгрии, Чехии, Эстонии или Литве. Но, что бы то ни было, миф был создан: греки ленивы и ни отработать долги, принадлежащий «Тройке», ни отказаться, ради экономии, от своего историко-генетического гедонизма не смогут.

3 тайм: греков лишают имущества

Ну, и как вернуть деньги? Да очень просто! И режим жесткой экономии и социальных ограничений, провозглашенный «Тройкой» основным средством возврата долга здесь далеко не основной. Хотя бы потому, что экономя на хлебных корках не вернешь ипотеку: приходится расставаться с домом. Так получилось и в Греции. С осени 2012 года правительство «нового демократа» Антониса Самараса в прямом смысле выставило Грецию на аукцион, чтобы оплатить долги, которые демократы поднабрали до 2009-го, а социалисты из ПАСОК — после внеочередных «выборов-2009». А потом скопом — и демократы, и социалисты — с осени 2011 года. Тогда на продажу были выставлены 12 морских портов, 34 аэропорта и аэродрома, автострада в Стамбул, оружейный завод HDS, водопроводы Афин и Салоник, газовый госконцерн, нефтеперерабатывающий завод, et cetera, et cetera, et cetera…

В июле 2013 г. на продажу выставлена железная дорога Греции — все 100% акций уставного капитала железнодорожной компании TrainOSE. Аукцион был намечен на ноябрь. К участию в нем, помимо французской компании SNCF и румынской GFR, допустили даже российскую РЖД в консорциуме с греческой компанией Gek Terna. Продаются острова — маленькие целиком, а большие частями. В октябре к Криту пытался причалить даже Роман Абрамович на своем девятипалубном «Эклипс», который тоже решил прикупить себе островок на этой дешевой распродаже. Но администрация порта Коккини-Хани олигарху отказала, сославшись, что его яхта слишком велика для их порта. Редкий случай, когда нескромность стала препятствием олигархического плана.

Осенью 2012 года стало известно, что Еврокомиссия направила в Грецию письмо с предложением сделать безлюдными те из ее 6 тысяч островов, на которых живет менее 150 человек. Официально — чтобы уменьшить расходы из государственного бюджета. Версия: чтобы сделать их дешевле и избавить потенциальных покупателей от головной боли с аборигенами.

Подобная история происходит и в Испании, только там иностранцы скупают опустевшие деревни, вкупе с гектарами земли. В отличие от разоряющихся иберов, разоряющиеся эллины распродают пока свои дома в одиночку. Но не помогает: виллу у моря в Греции в 2013 году можно было купить за 300 — 600 тысяч евро и цены на них неуклонно падают. Что является трагедией и для греков, и для испанцев: пришло осознание, что наследие предков уходит, и уходит по дешевке.

Все, игра сыграна. Страна не то что выставлена на распродажу: она уже фактически куплена, и все знают имена покупателей. Это «Тройка», держатели греческого долга. А сами эллины, в полном соответствии с принципами либерального свободного рынка теперь просто обязаны отдать свою страну. И после всего этого стоит ли удивляться, что на выборах в «Буле эллинон» (греческий парламент), прошедших 25 января, партии, ответственные и за распродажу Греции, (как и за режим «жесткой экономии») потерпели откровенное поражение и значительно снизили свое представительство. «Новая Демократия» получила 76 мандатов (минус 53, по сравнению с июньскими выборами 2012 года), а ПАСОК — тринадцать (минус 20 мандатов).

А греки провозгласили, может быть и наивное, но стремление к Объединенной Европе солидарности и сотрудничества, «где все государства-члены являются эквивалентными, сохраняя при этом их национальный статус и достоинство» (The Independent от 28.01.2015).

Часть 2. Искушение эллинов

Победителем греческих выборов стала леворадикальная коалиция СИРИЗА — 149 мест (плюс 78 мандатов по сравнению с июнем 2012). Коалиции не хватило всего лишь ДВУХ мест в буле, чтобы самостоятельно сформировать правительство. Но с выбором партнеров по коалиции у лидера СИРИЗЫ и нового премьер-министра Греции, сорокалетнего «политика без галстука» (он их просто не выносит) Алексиса Ципраса проблем не возникло. В парламент Греции ныне прошли еще три партии, смыкающиеся с СИРИЗА в одном, но пламенном стремлении: НЕ ПЛАТИТЬ ДОЛГИ! Или хотя бы выдавить из «Тройки» кредиторов максимально комфортные условия их оплаты. Это ультраправая «Хриси Авги» (Золотая Заря, 17 мандатов), компартия (16 мандатов), и праворадикальные националисты из АНЕЛ (Анекзартитой Эллинес, Независимые Эллины, 13 мандатов). Ципрас выбрал последних. И не потому что «Хриси Авги» для него слишком нацисты, с ограниченным ядерным электоратом и эффектными, но малоэффективными попытками удержать его красотой тел своих «хриссогитис» и действами в стиле древней Спарты. И не потому, что с коммунистами у СИРИЗЫ слишком старые счеты (коалиция левых радикалов и появились-то на «свет Божий и политический» в результате раскола греческих коммунистов-сталинцев в 1986 году).

Скорее всего, новый премьер просто спасает политическое будущее «независимых», в обмен на ряд политических же услуг. Ведь резво стартовав на майских выборах 2012 года (33 места в парламенте), уже через месяц, на внеочередных выборах, АНЕЛ потерял 13 мандатов, а в январе 2015-го лишился еще семи. В таких случаях надо что-то делать, иначе следующие выборы могут оказаться последними в парламентской истории партии. Например — поучаствовать в правительстве. Даже имея критические разногласия в идеологии (АНЕЛ является праворадикальной партией). Поэтому лидер «независимых» Панос Камменос и согласился стать министром национальной обороны в правительстве своих идеологических противников.

А это, в свою очередь, дало возможность Ципрасу поставить АНЕЛовцев на «минные поля» любого правительства: министром обороны (разборки с армией, которую, по общему мнению, необходимо сокращать), заместителем министра по Македонии и Фракии (сепаратизм), министром туризма (иностранцы) и заместителем министра по сельскохозяйственному развитию (питание). Ну, а на пятого «независимого» члена правительства, Теренса Квика, всегда можно возложить ответственность за неудачу любой общегреческой программы, поскольку тот «заместитель государственного министра по координации деятельности правительства». И за такое уж больно ответственное «удовольствие» АНЕЛ еще и платит левым радикалам тринадцатью мандатами! А что до «Хриси Авги» с коммунистами — да куда они денутся? Нива еврофилов-либералов на греческом электоральном поле прочно занята хотя и изрядно потрепанными, но совсем еще не побежденными «новыми демократами» и социалистами из ПАСОК. Сектор национального патриотизма в общественном сознании прочно осваивает правящая коалиция. Что же делать остальным евроскептикам Эллады? Только пристраиваться в фарватер СИРИЗЫ. Так что Ципрас на первом этапе своей правительственной деятельности может смело рассчитывать на их 33 парламентских мандата.

Каким образом левые радикалы будут вытягивать Грецию из долговой ямы? И будут ли? Ведь очень многие политики, главным образом левые и националисты, приходили к власти, пугая благопристойную Европу революционной риторикой. А потом становились вполне респектабельными буржуа. Тем более, ни СИРИЗА, ни АНЕЛ не стремятся выйти вон из Евросоюза. Но надо понимать, что все нынешние ситуативные союзники СИРИЗА — и формальные (АНЕЛ), и возможные (коммунисты, и «Хриси Авги») — они тоже сидят в засаде и ждут только момента ворваться на электоральное поле левых радикалов с криками о предательстве надежд электората и нарушении предвыборных клятв. А основные предвыборные клятвы победителей — это обещание отменить меры жесткой экономии и списать часть долга страны, достигшего на момент написания статьи 747.041.114.000 долларов.

Поэтому более логичным кажется иное предположение. Еще несколько лет назад СИРИЗА инициировала движение «Сисахфия» — сбор подписей за принятие Европарламентом закона о списании Греции долгов (той 1/3, о которой упоминал господин Табах). Эллины кроют Евросоюз его собственными правилами. Ведь согласно 11 статье Лиссабонского Договора (пункт 4), если один миллион граждан ЕС подпишется под каким-либо законопроектом, то Европарламент обязан поставить его на голосование. И у греков есть шанс: ведь многие европейские страны-должники будут совсем не против поддержать такой закон, в надежде на использование его в качестве прецедента. В отношении самих себя…

В общем — будущее покажет. И будущее будет не скучным. В свое время, очень давно, греческий «царь богов» Зевс, приняв облик быка, привез в Грецию (точнее — на Крит) молоденькую финикийскую принцессу Европу. Там он времени зря не терял, и на свет появились три сына юной финикиянки: Минос, Радамант и Сарпедон. Олицетворения Власти, Закона и Силы в греческой мифологии. Так что, если бы не Греция, то принцесса Европа так бы и состарилась в девках где-то между рекой Оронтом и горой Кармель, на восточном берегу Средиземного моря. А западная оконечность Евразии так бы и погрязала в варварских разборках кельтов, германцев, славян и прочих викингов. Она, Европа, всем обязана Элладе! Всем, всем…

И сейчас, по прошествии тысячелетий, потомки уже одряхлевшего быка-Зевса сами не против покататься на плечах окрепшей и вошедшей в силу красотки-Европы. Да еще деньги за это получить. В какую сторону направится «греческий бык»? Вопрос совсем не праздный. Потому что именно сейчас перед Афинами открылся неожиданно широкий коридор возможностей. В Европе распространено мнение об экономике Греции, как к критически малой величине в общем потенциале Евросоюза. Отсюда и пренебрежительное отношение к политическому значению страны. А ведь зря… Греция — это Балканы. А Балканы, по выражению старого английского лиса Черчилля, это «мягкое подбрюшье Европы». Все проблемы Старого Света, начиная с Крымской войны 19 века, начинались где-то на балкано-дунайских просторах. И сейчас у Афин появилась реальная возможность устроить новый переполох в европейском курятнике, да еще и подзаработать на этом.

Когда 1 декабря прошлого года российский президент Путин заявил о прекращении проекта «Южного потока» и возможном грядущем перенаправлении ежегодных 63 миллиардов кубов газа в Турцию, он искушал не только Анкару, но и Афины. Ведь фактически он предложил создание турецкого транзитного монстра, который в состоянии замкнуть на себя не только южную ветку поставок российского, но и каспийский, иранский и даже катарский трубный газ. Такой монстр автоматически становится энергетическим диктатором Южной Европы. Именно Южной, поскольку север континента (прибалты, Германия, Польша, Бенилюкс) питаются от российского «Северного потока» и шотландско-норвежской газодобычи. Ужо тогда-то турки и припомнят свое многолетнее томление в евросоюзовской прихожей с тщетными просьбами о приеме!

При таком сценарии актуальность украинской газо-транспортной системы уходит в прошлое, а насущной задачей становится создание на турецко-греческой границе огромного газового хаба, Любой хаб — это логистический узел транспортировки и хранения газа. Удовольствие в настоящее время для греков недостижимое: у них нет ни подземных газохранилищ, ни развитой системы трубопроводов, ни денег на создание всего этого.

И вот здесь, в самый канун эллинских выборов, раздается заявление шефа «Газпрома» Алексея Миллера о том, что Евросоюз «прямо сегодня» должен начать работу по строительству новых магистральных газопроводов для поставок газа из хаба на границе Турции и Греции. Поскольку газопровод в Турцию будет является единственным маршрутом по, по которому пойдет газ, идущий сейчас через Украину. «Других вариантов нет. Наши европейские партнеры об этом проинформированы и теперь их задачей является создание необходимой газотранспортной инфраструктуры от границы Турции и Греции» (А.Миллер).

Иными словами Россия ставит Европу перед необходимостью строительства в Греции и газохранилищ, и газопроводов, и связанной с ними инфраструктуры. А не только дает возможность Греции получать прибыль, но и повышает значимость Эллады в европейской экономической системе, поскольку любой хаб, это не только логистика, но и биржа, которая занимается заключением соглашений покупки-продажи. И хозяином этой биржи, от которой будет зависеть и Южная, и Центральная Европа, становятся Афины. Причем, по мысли Миллера — за счет Брюсселя.

Что же Россия может пожелать взамен такого царского подарка? Можно предположить одно: помощи в снятии экономических санкций. Ведь Европа может опять попасть в ловушку своих же правил. Поскольку решением Совета Европы антироссийские экономические санкции приняты на год, до 15 марта 2015-го. После этого ЕС должен будет принять новое решение: что делать дальше — отменять? продлевать? ужесточать? А в соответствии со статьей 15 (4) того же Лиссабонского договора: «Европейский совет принимает свои решения консенсусом, если иное не предусмотрено Договорами».

Консенсус — это общее согласие в спорных вопросах. И если Греция проголосует против продления санкций, то Европе придется либо их отменять, либо менять базовые положения Лиссабонского договора. А ведь он призван был заменить собой так и не вступившую в силу Конституцию Евросоюза. И изменение его положений, тем более в ущерб экономическим интересам члена ЕС, это конституционный кризис. Который совсем не нужен Брюсселю, поскольку евроскептицизм становится «нормой мысли» среди «грандов» Евросоюза. И к перехвату власти, по примеру греческих леворадикалов, готовится и «Народный Фронт» Марин Ле Пен (Франция), и «Партия независимости» Найджела Фаража (Великобритания), и «Пять звезд» Беппе Грилло (Италия) и многие другие европейские евроскептики.

Полагаю, что именно середина марта будет дедлайном российско-турецко-греческого проекта давления на Южную Европу. Если Греция выступит против антироссийских санкций на европейском совете, то это будет означать, что «лабораторное животное» окончательно угробило опыт европейского «нового управления». В Европе могут начаться проблемы…

Для действующей украинской власти реализация такого сценария равна катастрофе. Поскольку означает, что с конца 2018 года статус страны как трансконтинентальной газовой трубы превращается в ничто: Россия не подпишет новый транзитный договор. И в Европе появится новая «точка раздражения». Причем ценой в 747.041.114.000 долларов греческого долга и возможную потерю влияния Брюсселя в Юго-Восточной Европе. Сможет ли сохраниться в таких условиях нынешнее надменно-патерналистское отношение Евросоюза к Киеву?

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.