Чем живет Польша: «шахтерский» пожар, война за Украину и клоунада главы дипломатии

Александр Шторм, 26 января 2015, 00:18 — REGNUM  

Прошедшая неделя началась тревожным ожиданием дальнейшей эскалации крупного социального конфликта, который разгорелся в шахтерских городах польской Силезии и к которому начали присоединяться работники других отраслей. Напомним: предыдущая неделя закончилась тем, что самый боевой из польских профсоюзов, профсоюз «Солидарность», объявил общенациональную забастовочную готовность. Это был его твердый ответ на принятие властями, несмотря на массовые протесты, зловещего для шахтеров закона, предусматривающего ликвидацию части шахт и увольнение нескольких тысяч шахтеров. «Власти прут к конфронтации», — без обиняков заявляли лидеры профсоюзов (об этом растущем конфликте мы подробно писали неделю назад).

Таинственный компромисс

Неслучайно, что поляки ожидали новых, еще более яростных, протестов шахтеров, а они известны своими массовыми маршами на Варшаву в защиту своих рабочих мест, блокадой целых районов города, поджиганием автомобильных шин и уличными битвами с полицией.

Но вдруг, как гром среди ясного неба, в прошлую субботу вечером громыхнула весть о том, что… правительство пошло на примирение с шахтерами и отказалось от своих планов ликвидации шахт. В один миг ситуация изменилась: белое стало черным, а черное — белым. Вдруг оказалось, что нерентабельные шахты, которые еще днем раньше, по утверждениям властей, невозможно было спасти, стали объектом заинтересованности со стороны инвесторов.

Вдруг премьер Ева Копач перестала говорить об «объективных факторах», свидетельствующих о необходимости ликвидации шахт, а быстро нашла козлов отпущения: «Не может быть так, что раз на несколько месяцев к шахтерам приходит кто-то из правления компании и говорит, что они не получат зарплаты». Более того: по ее словам, правительство «предохранит польских шахтеров от нестабильности и неуверенности в завтрашнем дне».

Что стало причиной такого внезапного и столь серьезного поворота в, казалось бы, непоколебимой позиции властей? Страх перед готовыми на все в своих протестах шахтерами — это первая очевидная причина. Но для разгадки на первый взгляд странного поведения правительства важны две даты — это май и осень этого года. Уже в мае в стране пройдут президентские выборы. Хотя позиции в них нынешнего президента Бронислава Коморовского, связанного с правящей в стране партией «Гражданская платформа», пока никто и ничто не угрожает, но полномасштабный социальный взрыв мог бы его блаженное спокойствие нарушить.

Сама «Гражданская платформа» уже перестала быть бесспорным лидером опросов общественного мнения. Особенно после того, как новейший польский иммигрант Дональд Туск, до недавнего времени премьер страны, покинул этот пост после избрания его на должность председателя Европейского совета в Брюсселе, партию разрывают очередные скандалы. Война с шахтерами могла бы окончательно привести к ее затоплению.

Диалог лошади с кучером

В связи с подписанием соглашения с правительством шахтеры, которые в течение 10 дней бастовали под землей, вышли на поверхность. Но не успела успокоиться ситуация вокруг «Угольной компании» (это крупнейшее предприятие горнодобывающей отрасли во всей Европе, дает работу 55 тысячам человек, имеет 14 шахт и 5 связанных с ними предприятий), как в среду правление очередной компании, на этот раз в Ястшембе (90-тысячный город, также в Силезии), объявило об ухудшающейся ситуации предприятия (дает работу 26 тысячам человек).

В связи с этим правление приняло решение о ликвидации шахтерских привилегий: 14-й зарплаты, доплат до отпуска и по случаю болезни, а также вознаграждения в форме угля в натуре. Как на каждое посягательство на их привилегии, и на этот раз шахтеры были решительны.

«Диалог с правительством напоминает диалог лошади с кучером, а его атрибут — это кнут. Мы на такой диалог не согласны!» — заявили профсоюзные лидеры, пугая власти очередной волной забастовок. До конца января они дали время правительству Евы Копач для начала реального диалога с профсоюзами.

Угольная патология

Шахтерские протесты и попытка их успокоения любой ценой со стороны правительства стали почвой для размышлений о жизни страны. Некоторые из открытий прямо-таки шокировали. Оказалось, например, что так называемую программу реструктуризации «Угольной компании» разработали не чиновники министерства экономики, а «внешняя фирма». Это воочию показало поляком одну из болезней польской государственной системы: с одной стороны, неимоверно раздувается бюрократический аппарат, который представляет собой все более непереносимое бремя для экономики, а с другой стороны — для реализации задач, которыми должны заниматься высокооплачиваемые чиновники, за немалые дополнительные деньги из кармана налогоплательщиков нанимаются такие «внешние фирмы», которые паразитируют на государственном аппарате.

В многодневных спорах и ссорах во время последнего конфликта в Силезии, касающихся функционирования горнодобывающей отрасли в Польше, никто не упомянул о ее главной патологии. А она такова: шахты не имеют права продавать свой уголь индивидуальным клиентам, они окружены паутиной паразитов-посредников, которые, удерживая высокие цены угля на внутреннем рынке и активно борясь с импортом русского или чешского угля, получают суперприбыли с тяжелой работы простого шахтера.

С одной стороны, государство (читай: налогоплательщик) доплачивает до каждой тонны добытого угля, а с другой стороны — на рынке посредники продают его в три раза дороже! Несмотря на кризис отрасли, его цены в последнее время даже не дрогнули (хотя упали цены бензина и сжиженного газа), они удерживаются на искусственно высоком уровне (около 230 долларов за тонну). Для многих поляков уголь стал недоступным по цене топливом. Они неустанно ищут (и находят!) альтернативные виды топлива для своих котельных. В итоге шахты остаются с горами (7 млн тонн!) никому не нужного, поскольку слишком дорогого, угля. И этот замкнутый круг пока не разорван.

Неслучайно мало кто в Польше верит, что наступил счастливый конец проблем горнодобывающей отрасли. В последнем интернет-опросе 92% его участников согласилось с мнением, что оздоровления ситуации в целом, после ее сиюминутного успокоения, не произойдет.

Дорогой подарок олигархам

Тем временем сама премьер Ева Копач, погасив «угольный» пожар у себя в стране, отправилась с давно уже рекламируемым визитом на Украину. Что интересно, одним из главным вопросов экономического сотрудничества стал «угольный» вопрос, а именно проблема модернизации украинских тепло- и электростанций в таком направлении, чтобы они могли использовать польский уголь (пока технически они предназначены под уголь из Донбасса).

Правда, еще недавно украинская сторона заявляла о своей заинтересованности польским углем, но лишь при условии, что не нужно будет за него платить. Но сейчас, по заверениям участников польской делегации, начнутся переговоры относительно продажи польского угля Украине.

Скорее всего, на эти цели пойдет кредит в размере 100 млн евро, о котором громогласно объявила Копач в Киеве. Теоретически он предназначен для развития малого и среднего бизнеса, а его оплата разложена на 10 лет, но трезво мыслящие комментаторы в Польше высмеивают эту идею. Они отмечают, что «финансовая стабильность нашего восточного соседа равняется нулю, страна проедена насквозь коррупцией, правят олигархи, в карманы которых попадут деньги из Польши». Высказывают также обиду за то, что власти раздают такие подарки, а у себя в стране, когда речь идет о помощи многодетным семьям, неимущим или рабочим из ликвидируемых предприятий, чаще всего складывают руки и, как мантру, повторяют: «Нет денег, нет денег…»

«Украина борется не только за свою безопасность, но за мир и безопасность всей Европы», — подчеркнул в рамках благодарности украинский премьер Яценюк.

На Донбасс!

Украинская тема вернулась с новой силой уже после возвращения из Киева Евы Копач. В среду известный оппозиционер времен первой «Солидарности» 80-х годов Збигнев Буяк, давно не показывавшийся на публике, объявил: «Было бы замечательно, если бы польские солдаты могли воевать в Донбассе (прим. ИА REGNUM: на стороне украинской армии). Тогда мы бы показали, что строим глубокий, стабильный и стратегический союз, который будет гарантией не только нашей безопасности, но и Европы. Если сосед ведет войну с нашим смертельным врагом, то нужно этому соседу помочь».

Такую позицию можно было бы оценить как чистую экзотику — тем более что по интернет-опросу мнения поляков 96% из них против польского военного вмешательства в дела Украины. Однако буквально на следующий день не исключил решения об отправке польских военных на Украину Анджей Дуда, кандидат в президенты от известной своей русофобией главной оппозиционной партии «Право и справедливость» и главный конкурент нынешнего президента Коморовского.

Блеск «таланта» министра

На минувшей неделе вернулась тема празднования 70-летия освобождения Красной армией нацистского лагеря смерти Освенцим-Аушвиц, которое пройдет 27 января, а особенно отсутствия на этих торжествах президента России Владимира Путина (о подробностях мы писали неделю назад). Причем эта тема вернулась в очень неожиданном контексте: в очередной раз своим дипломатическим «талантом» блеснул министр иностранных дел Гжегож Схетына — партийный функционер и выпускник историко-философского факультета, волей судьбы и партии брошенный на дипломатию. На этот раз он «отличился» своим «открытием»: нацистский лагерь смерти, по его словам, освободили… украинцы. А это «открытие» он объявил в своим интервью в эфире Первой программы Польского радио в минувшую среду. Журналист задал министру вопрос: не является ли отсутствие именного приглашения на эти торжества президенту России примером польской мелочности?

Министр прервал журналиста и заявил (перевод слово в слово — такова речь Схетыны): «А может, лучше сказать, что это Первый фронт Украинский и украинцы освобождали, потому что там тогда украинские солдаты были, в этот январский день, и это они открывали ворота лагеря». После острого комментария со стороны российского МИДа слова своего шефа вынуждена была объяснять посол Польши в России Катажина Пелчиньская-Наленч, которая утверждала, что «Польша максимально далека от ведения политических игр вокруг нацистского лагеря». В подобном духе на слова министра прореагировал президент Бронислав Коморовский: «Следует избегать политизации торжеств 70-летия освобождения концентрационного лагеря Аушвиц, чтобы почтить узников лагеря».

Однако совершенно очевидно, что это не была ситуация из вида «министр оговорился». После того как он был многими поляками высмеян и за отсутствие знаний, и за отсутствие элементарного такта, и за свою нахальную «проукраинскость», он упорно повторял свои идеи в пятницу в своем очередном радиоинтервью: «Первый танк, который разбил ворота Аушвиц, вел украинец, Игорь Гаврилович Побирченко, позже профессор арбитражного права». А на упреки, в частности, президента «твердый» министр, правда, пообещал в будущем «выражаться поточнее», но от своих слов не отказался: «Я сказал правду, а правда всегда сама защитится».

Деньги любой ценой

На минувшей неделе полякам могло показаться, что в стране появилась банда Ольсена, правда, в польской версии состоящая из одного человека. Этот человек — 53-летний прокурор из Познани, который только что вышел в отставку, а еще не вступил в полномочия городского депутата после последних выборов.

Видимо, отсюда и нехватка у него денег, и решение о… нападении на банк. С имитацией пистолета, в характерной маске героя фильма «Крик» он напал на… безналичное отделение банка (отделение, которое не ведет операций с наличными). Убегающего «Ольсена» задержали прохожие и передали в руки правосудия.

Стремление к деньгам видно было на минувшей неделе и на высоком государственном уровне, хотя при похожем уровне глупости. Оказалось, что представитель премьера Евы Копач по вопросам контактов с прессой втихаря подрабатывала у оппозиции. Скандал закончился немедленной отставкой. Что же, деньги не пахнут…

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail