Новороссия: Уроки Отечественной войны 1812 года для современности

Юрий Из-Сум, 25 января 2015, 21:53 — REGNUM  

Победа имеет много составляющих. Иногда эти составляющие незримые, но от этого они не становятся менее значительными.

Всех «захлестнула» новая фаза активных боевых действий на фронте. Ждут танковых клиньев, котлов, трофеев. Это красивая картинка. Попкорн, диванные хомячки. А основная работа проходит по незримым фронтам. Причем, эта работа каждодневная, кропотливая, но именно благодаря ей может появиться красивая картинка перед диванным патриотом (с миской попкорна). Армия (любая) имеет две составляющие техническую и моральную. Я сегодня хочу поговорить о моральной составляющей ВСУ во время войны на Донбассе. Почему случились определенные события, и кто в этом «виноват».

Хочу напомнить армию Украины образца июля-августа 2014 года. Ребятам здорово промыли мозги пропагандой и отправили на фронт, внушив, что серьезного сопротивления оказано не будет. Постепенно война становилась все более бескомпромиссной и беспощадной. Артиллерийские обстрелы городов, которые были диковинкой в июне, стали привычными в июле. В апреле технику ВСУ останавливали руками, в июле артиллерией. Солдаты ВСУ становились жестче, но уверенность в конечной победе их не покидала. Они верили, что строят светлое будущее для своей страны, которой единственно, кто мешает — это горстка сепаратистов.

Началом перелома я считаю 13 июля. Разгром лагеря ВСУ под Зеленопольем. Именно в этот день начали закрадываться сомнения в окончательной победе. Но это было преподнесено, как случайное недоразумение («зрада»). Южный котел, разгром ВСУ в августовских боях и… перемирие. Теперь по другую сторону фронта заговорили о «сливе». Почему остановились? Ведь ВСУ разгромлено. Один шаг и победа будет наша. Ответ на этот вопрос вы получите в конце статьи.

А пока начался обмен пленных и возврат на Родину солдат перешедших границу с РФ. «Сливные» настроения начали захлестывать патриотов, которые видели (не дальше своего носа), что у них не просто «забрали победу», но и усиленно помогают восстанавливать силы ВСУ.

И вот случился следующий «переломный» момент войны. Атака ВСУ донецкого аэропорта в ночь с 17-го на 18-ое января 2015 года. На картинке для диванных хомячков (с попкорном) все было красиво. Самоубийственная атака ВСУ малыми силами и разгром. А почему так случилось? Интересные данные выдали два разговорчивых «украинопатриота» (Бирюков и Бутусов), которые друг друга ненавидят и сваливают вину друг на друга ну и заодно… болтают лишнее. Думаю, читателям будет интересно узнать, что по мнению Бирюкова (советника Порошенко) атака была сорвана вследствие отказа некоторых частей атаковать противника (батальон «Днепр-1», 5-ый батальон ДУК ПС и рота 93-ей бригады). Тем, кто в «теме» украинских разборок ясно, что это плевок в сторону войск подчиненных Днепропетровску (Коломойскому). Мол, это из-за Вас случилась катастрофа.

Ответ противной стороны не замедлил себя ждать (Бутусов — главный редактор «Цензор нет»). В довольно длинном посте этого «эксперта» я выделил бы несколько моментов (что примечательно — это разговор о ДРУГОМ БОЕ. Об ночном прорыве Бутусов не вспоминает особо). Батальоны «Днепр-1» и ДУК ПС вообще не упомянуты, но есть интересные цитаты:

«… боевые качества различных подразделений очень разные, и в одной и той же бригаде могут быть подразделения с высокой боеспособностью, и полностью небоеспособные. Есть люди, которые выполнят задачу любой ценой, есть люди, которые слабо подготовлены, и могут выполнять задачи только при благоприятном развитии событий, и есть люди, которые не мотивированы, и могут сорвать выполнение задания. Понимающий это командир при постановке боевой задачи определяет лично и состав подразделения, которому поручает боевую работу. Чтобы быть уверенным, что все не дрогнут».

«Итак, 17 января была поставлена задача — одна группа должна была взять монастырь близ Пески. А затем, продвигаться к гостинице на территории аэропорта, и отрезать таким образом противника от нового терминала. Вторая группа — совершить глубокий обход микрорайона, где размещен „Донспецстрой“, и выйдя к автоцентру „Вольво“, войти в пригород Донецка, чтобы отсечь переброску резервов противника. Третья — ударить по поселку Спартак со стороны Авдеевки, и выйти к Путиловской развязке — главному коммуникационному узлу и воротам в Донецкий аэропорт для бронетехники».

«… а сколько реально бойцов для атаки могут собрать командиры, сколько реально боевых машин у них заводится и может поддержать атаку? А для украинской армии со старой техникой и большим количество наспех мобилизованных людей это важные вопросы».

«Удар по монастырю наносился ротно-тактической группой на основе 6-й роты 93-й бригады, которая состояла полностью из добровольцев, большинство из которых составляли бывшие бойцы „Донбасса“. Роту усилили 8 танков и 8 БМП, которые до этого ни разу не взаимодействовали с ротой, и познакомились только перед атакой. Такие же небольшие силы были сосредоточены и на других направлениях. Командуя 230 тысячами военнослужащих, начальник Генштаба на главном направлении сосредоточил для деблокады группировку, которая не превышала по численности 500 бойцов. При этом эти группировки были вновь надерганы из разных подразделений, имели в своем составе слабо подготовленные и слабо мотивированные экипажи и подразделения, не были обеспечены данными разведки».

«Маневр подразделений 93-й бригады в район автоцентра „Вольво“ изначально мог иметь характер только демонстративных действий. Входить в Донецк с одним неполным батальоном Муженко послал лично комбрига 93-й Олега Мицака».

Итак, что мы видим. Во время первого атакующего действия в бой вводится одна ротная группа, усиленная танками (в это же время несколько рот отказываются идти в атаку). Во время второй атаки автор упирает на то, что многие части не способны в принципе идти в атаку, а некоторые вообще и «воевать» (и командующий планирующих бой должен это учитывать). Честно, я когда прочел просто опешил. Да, вот такая сейчас ситуация в армии хунты. Спешно для атаки 18-го января (на следующий день) смогли наскрести менее 500 человек. И это при том, что изначально планировалось создание трех ударных групп (суммарно до трех батальонов). То есть в атаку пошла ровно половина бойцов. Пошло бы и меньше, если бы не КОМБРИГ Мицак, который повел свой неполный батальон ЛИЧНО в атаку.

Развал ВСУ очевиден (добавьте сюда технику, которая не ездит, и танки и БМП любезно предоставленные самоубийцам из других частей. Видимо, тех, кто в атаку не пошел, но готовился. Интересно, кто был за механиков-водителей. Помнится, Бирюков писал, что это большая проблема найти механиков, которые согласны были сесть за штурвал). Может такая армия победить? Я уже не говорю о наступлении вокруг Донецка.

А теперь давайте вспомним о тех пленных, которых «отпустили» и тех солдатах, которых «вернули». Я тогда говорил, что это уже не бойцы и в атаку они больше не пойдут. Но Украина все это время их кормила, вновь экипировала, снабдила техникой и отправила воевать. За несколько месяцев «разгромленцы» заразили упадничеством уже половину ВСУ. Атаковать они уже не способны в принципе (как показали бои 17-18 января).

Также надо вспомнить «добрым словом» тех бойцов невидимого фронта, которые натравливали части хунты (Порошенковцев на Яценюковцев-Коломойсковцев) друг на друга. Которые раздували до небес конфликты внутри ее руководства и сеяли недоверие к приказам командования (тезис «порохслил» сейчас очень популярен среди солдат ВСУ), показывали (из самых лучших побуждений конечно) «добровольцам», что их сливают их же командиры (поименно). Диванные стратеги говорили, что это все «никому не нужный БРЕД». А они не гордые, утирались и делали свое дело. Тихо, планомерно, день за днем. Как и положено для настоящего дела.

Все это в конечном итоге и дало результат. Половина армии хунты уже не бойцы. Мало того, армия распалась на части, которые не доверяют друг другу (стреляют друг в друга уже) и ждут нож в спину (потому и отказались идти в атаку «добровольцы» в ночь на 18-е). И эти процессы уже не остановить, они необратимы, а, значит, неотвратимо и поражение армии хунты.

А, чуть не забыл. Почему нельзя было летом добивать хунту? По двум причинам. Первая — это настроение населения. «На Украине» ВСН реально ждала бы партизанская война населения, которое еще не успело разочароваться в нацистах Вторая (и главная) — подумайте, а чтобы «Новороссия» принесла бы на остальную Украину: махновщину, отсутствие порядка и хаос? Солдат ВСН возненавидело бы местное население не только Киева и Сум, но и Днепропетровска и Запорожья. Потому как они бы им принесли вместо мира и стабильности (на тот момент) — хаос, войну и разруху.

Весной же хаос и разруха на Украине будут сама по себе, даже не сомневайтесь («злые правосеки» отомстят Порошенко за унижения и поражения). Но винить местное население в этом будет хунту, а не республики (особенно если ПС подсуетится с «переворотом»), а значит, на солдат ВСН будут смотреть как на освободителей, тем более, если они принесут в их города мир, стабильность и порядок (относительный, конечно).

В 1812 году солдаты очень хотели идти вперед и плакали, покидая Москву. Но это было оправдано, и это стало концом для Наполеона и началом самой славной части истории России.

Юра из Сум — блогер yurasumy, специально для ИА REGNUM

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.