Отрезание головы: союз «Исламского государства» и Charlie Hebdo

Станислав Стремидловский, 19 января 2015, 13:35 — REGNUM  

Организация исламского сотрудничества (ОИС) объявила о намерении предоставить «полную поддержку христианам в Ираке», которые «являются важным компонентом в стране». Об этом в Багдаде заявил Генеральный секретарь ОИС Ияд бен Амин Мадани во время встречи с главой Халдейской католической церкви патриархом Луисом Рафаэлем Сако. Мадани заверил, что исламские государства отвергают любые формы враждебности по отношению к христианам и злоупотребления их правами, а «социальный плюрализм» должен оставаться правилом. В свою очередь патриарх подчеркнул, что иракские христиане, как и мусульмане, считают себя частью одной и той же нации.

Проблема взаимоотношений и сосуществования двух древних религиозных сообществ на Ближнем Востоке становится все более и более актуальной для государственных и конфессиональных деятелей этого региона. Причем исследование путей решения конфликта, поиска стратегии, а не просто тактики, заставляет задуматься также о самом исламе, его современной интерпретации. В начале года президент Египта ас-Сиси, выступая в ведущем мусульманском университете аль-Азхар, сделал удивившее многих заявление с призывом к «революционному» реформированию ислама, выработке новой трактовки вероучения. Фактически он предложил возобновить иджитихад (свободную дискуссию по правовым вопросам ислама, вынесение независимых решений непосредственно из первоисточников, либо применение уже решенных предшественниками проблем), существовавший до 1258 года. «Нам нужно новое видение, ислам нуждается в модерне с учетом межрелигиозного компромисса. На данный момент это самая большая проблема, стоящая перед египетским народом. Ведь религия остается неизменной вот уже более 800 лет», — сказал президент.

Интересно, что предложение ас-Сиси об очистке от такой интерпретации мусульманской веры, которая провоцирует экстремизм, нетерпимость и насилие, что подпитывает фундаменталистов «Аль-Каиды» и «Исламского государства», было критически воспринято не только некоторыми исламскими богословами, но и светской западной прессой. Политические оппоненты президента, спекулирующие на религиозной тематике, приписали ему попытки «развратить верующих». Западные журналисты, иронично обозвавшие ас-Сиси «мусульманским Мартином Лютером», обвинили его в том, что он «явно стремится навязать изменения через государство, использовать такой государственный религиозный институт, как тысячелетний университет аль-Азхар, один из самых выдающихся центров суннитской мысли и учения». Эта потрясающая смычка мракобесов и либералов порождает вопрос, чего на самом деле ждет от ислама Запад — архаики с отрезанием голов с последующим выставлением роликов в интернет или модели мирного сосуществования внутри себя и вовне с инославными общинами?

Отец-иезуит Самир Халил Самир в интервью National Catholic Register замечает: «Если мы посмотрим на Ближний Восток, то это война не между мусульманами и немусульманами; это война между мусульманами и мусульманами. По сути, между суннитами и шиитами. Иногда джихадисты нападают на христиан, езидов и других. Запад не является их первоочередной целью, это придет позже». В интересах западной элиты сделать все, чтобы это «позже» никогда не наступило. Отсюда — некоторые странности медийной раскрутки «Исламского государства» в европейской и американской прессе. Первые сообщения о вооруженных нападениях боевиков в Ираке появились в начале июня 2014 года. 10 июня с сообщением о захвате Мосула выступило Radio Vaticana. 12 июня информационное агентство Папского института заграничных миссий AsiaNews связалось с халдейским архиепископом Мосула Шимуном Эмилем Нона. Он рассказал, что хотя христианам приходится нелегко, они получили серьезную поддержку от своих соотечественников-мусульман, которые вышли на улицы, чтобы защитить церкви и дома своих соседей. Владыка также опроверг слухи о нападениях на церкви со стороны джихадистов. 20 июня австрийское католическое информационное агентство KATHPRESS процитировало руководителя Восточной христианской инициативы (ICO) Ханса Холлервегера. Глава этой гуманитарной организации заявил, что в Ираке не везде царят «террор и насилие», а ситуация в контролируемой курдами области на севере страны стабильна, и здесь христиане могут жить в безопасности.

Эта картинка не совпадала с той, которую обычно рисуют западные средства массовой информации, описывающие каких-либо исламских фундаменталистов. И спустя месяц после появления в Мосуле джихадисты начали давать «нужную» панораму. После кратковременного периода лояльности к местным христианам «Исламское государство» перешло к политике крайней религиозной нетерпимости. Как сообщал в середине июля 2014 года вспомогательный епископ патриархата Вавилона Халдейского Шлемон Вардуни, боевики потребовали от христиан «оккупированного» города Мосул либо покинуть свои дома, либо принять ислам, либо остаться, но платить пошлину за проживание на «земле верных», так называемую джизью. Помимо того, они дали указание органам местного самоуправления перестать предоставлять продовольствие и топливо как немногим оставшимся христианам, так и шиитам и курдам. А патриарх Сако уточнил: «Джихадисты в переговоры не вступают. Мы не знаем, откуда они берутся и чего действительно хотят… Я недавно сказал, что ИГ не имеет ничего против христиан, но сейчас реальность иная».

Таким образом, европейскому обывателю предлагалась удобная интерпретация «столкновения цивилизаций», «войны ислама против христианства», накладываемая на историческую память крестовых походов. Сломал ее террористический акт в Париже в редакции Charlie Hebdo. Эта трагедия обнажила исходные позиции действующих сторон. Новый редактор журнала Жерар Биар так прокомментировал звон колоколов кафедрального собора Нотр-Дам в знак траура по погибшим журналистам: «Есть послание для папы римского Франциска, который на этой неделе также был Шарли, — принимаем колокола Нотр-Дама в нашу честь только тогда, когда у них звонят участницы FEMEN». И добавил: «Все те, кто в эти дни поддерживали лозунг „Je suis Charlie“, должны знать, что тем самым они сказали: я — секулярист». Эти слова отрезали для самого либерального мусульманина или христианина возможность быть на стороне «западной свободы слова» — ведь верующим, по сути, просто отказали в праве на существование. В расставленную ловушку попали лидеры многих государств, вышагивавшие в честь Шарли по парижским улицам. Многие, кроме президентов США Барака Обамы и России Владимира Путина (и, кажется, о чем-то стала догадываться немецкий канцлер Ангела Меркель, постфактум заявившая, что ислам является частью Германии).

Солидаризация европейской элиты с «секуляристами» бьет по попыткам отделить адекватных мусульман от фундаменталистов, так как атака на Бога сводит последних в одном окопе, причем джихадисты могут расширить базу потенциальных сторонников. Это во-первых. Но есть и во-вторых. Для «Исламского государства» эта ситуация создает новые возможности. Что если по тактическим соображениям они сместят свои первоочередные приоритеты, отказавшись от преследования христиан и иных ближневосточных религиозных меньшинств, пометив Запад как «большого сатану»? В этом случае действия боевиков против противостоящих им регулярных сил и государств региона будут оправдываться не «предательством ислама», а еще более худшим — солидарностью с «западными неоязычниками», безбожниками. Подобная тактика позволит «Исламскому государству» развязать руки на определенных направлениях и минимизировать представления о себе как о варварах и мракобесах. На днях представители ИГ освободили из плена около 350 иракских езидов. Почти все освобожденные — пожилые люди, инвалиды, больные или дети. Ранее джихадисты не отличались гуманизмом в отношении езидов, требуя от них принять радикальную версию ислама или умереть. Что стоит за этим, ветры перемен или разовая операция, покажет время.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.