Эффективность работы Росатома не вызывает сомнений: эксперт

Москва, 16 января 2015, 13:14 — REGNUM  Коллегия Счетной палаты РФ под председательством Татьяны Голиковой рассмотрела результаты плановой проверки целевого и эффективного использования бюджетных средств, выделенных в 2011 — 2013 гг. на реализацию мероприятий по строительству энергоблоков АЭС в России. В своём докладе аудитор Счётной палаты Валерий Богомолов отметил, что согласно решению правительства РФ бюджетное финансирование мероприятий программы деятельности Госкорпорации «Росатом» на долгосрочный период (2009-2015 гг.), направленных на серийное строительство энергоблоков атомных электростанций, было уменьшено на 30% до 424,6 млрд. руб. Сроки строительства 7 из 9 строящихся энергоблоков атомных электростанций были, соответственно, сдвинуты. При этом Валерий Богомолов отметил, что увеличение сроков строительства ведет к увеличению стоимости реализации объектов.

«Глядя на итоги работы Счетной палаты РФ, нельзя сказать, что произошло что-то страшное, — отметил заведующий сектором экономического департамента фонда „Институт энергетики и финансов“ Сергей Кондратьев. — У аудиторов работа такая — искать недочеты, а не хвалить. Какие-то недостатки в работе Росатома, которые имеют место быть, по мнению Счетной палаты, будь то перенос сроков ввода в эксплуатацию части блоков или привлечение большего объема заемного финансирования, без сомнения, есть».

«Но надо понимать, — подчеркнул он, — что в последние годы госкорпорация существовала в сложных экономических условиях, когда у нас в стране очень существенно поменялись прогнозы темпов роста энергопотребления и серьезно менялись условия функционирования электроэнергетических компаний, в том числе и Росатома, который и оказался лишен части государственного финансирования, и попал под изменение правил на рынке мощности. В результате ему пришлось пересматривать свою стратегию и каким-то иным образом укладываться в это новое прокрустово, прямо скажем, ложе экономической политики. Росатом ведь не мог, как, собственно, и многие, ожидать такого развития событий на юге страны с присоединением Крыма. Но госкорпорация гибко подходит к своим обязательствам и смогла пойти на встречу и экстренно решить форс-мажорный вопрос, ускорив строительство третьего и четвертого блоков Ростовской АЭС, потому что есть очень высокая потребность в генерации на юге страны. Эта гибкость и в выполнении своих обязательств видна и в том, что по мере необходимости Росатом стремится перенести сроки, чтобы не ставить государство перед дилеммой — либо увеличить госфинансирование, либо сократить инвестпрограмму со сдвигом сроков. В итоге он идет по рыночному пути и привлекает заемные средства. Это в какой-то степени тоже позитивный момент, что компания живет в рынке и ей не требуется ручное управление».

«Отчасти перенос сроков ввода в эксплуатацию был связан с тем, что приоритет отдали строительству замещающих мощностей на станциях с РБМК, где возникли проблемы с графитовой кладкой, — пояснил эксперт. — Наибольшую актуальность она сейчас имеет для Ленинградской АЭС. Но полученные в итоге наработки в дальнейшем использовались и для других АЭС с реакторами типа РБМК. А ведь в самом начале проблема восстановления ресурсных характеристик графитовой кладки казалась неразрешимой и была такой до тех пор, пока российские атомщики не разработали технологию, которая теперь успешно повышает эффективность (сокращаются сроки и стоимость ремонта). Иначе если бы Росатом был вынужден в 2013-2014 году проводить даже не вывод из эксплуатации, а остановку одного-двух энергоблоков на Ленинградской АЭС, полностью отказавшись от их коммерческого использования, то это привело бы к крупному кризису на энергетическом рынке. Потому что выбывание из оборота 6-12 млрд киловатт-часов в год было бы даже технически непросто восполнить. Не говоря уже о том, что стоимость замещенной электроэнергии была бы другой. Поэтому решение проблемы РБМК — это не просто улучшение финансовых показателей Росатома, это и серьезный вклад в поддержание экономики целого региона в стране».

«Что касается задержки сроков пуска четвертого блока Белоярской АЭС, то надо четко понимать, что это крупный промышленный энергоблок 800 МВт, — напомнил Кондратьев. — И это не серийное строительство, а по сути экспериментальный блок. А на таких блоках-флагманах, которые открывают собственно серийное производство, всегда возникают какие-то сложности. Это ведь опыт, которого нет и который приходится приобретать прямо в процессе строительства. Поэтому задержки в строительстве такого блока вполне объяснимы и не критичны. Если посмотреть на ситуацию с энергосистемой Урала, там сейчас есть большой избыток генерирующих мощностей и сроки его ввода не критичны, и какие-то задержки не влияют существенно на экономическую ситуацию. Плюс пренебрегать безопасностью наши атомщики не привыкли».

«У Росэнергоатома есть три глобальных источника финансирования. Один из них — собственные средства, которые зависят от цен на рынке. Последние годы ситуация там была крайне неблагоприятная для Росэнергоатома (предполагаемого Минэнерго 2-3 года назад роста не произошло). Поэтому собственные источники у Росатома были ограничены. Второй источник — это госфинансирование. В условиях, когда оно сокращается, надо решать вопрос — где собственно взять деньги. Поэтому приходилось их брать из третьего источника — на рынке, что считается обычной практикой для большинства российских генерирующих компаний и компаний с госучастием, например, того же ИнтерРАО. В целом привлечение заемных средств позволяет снизить нагрузку на бюджет. Были бы у Росатома бюджетные средства, он бы, конечно, с удовольствием выбрал бы их. А при их сокращении госкорпорация вынуждена более осознанно относиться к оценке своих собственных сил и средств, так как переходит всё больше на рыночную модель функционирования, когда привлекаются кредиты с высокими ставками. Поэтому Росатом еще скрупулезнее относится к эффективности своих собственных проектов — глупо строить на кредитные деньги проект, который не будет окупаем. Поэтому рост заемных средств в портфеле Росатома (до определенного уровня, разумеется) — это позитивный фактор. Это позволяет компании постепенно переходить на рыночные рельсы, а потом и серьезно конкурировать не внутри страны, а уже на глобальном уровне. Ведь нынешняя эффективность работы концерна не вызывает сомнения — об этом свидетельствует рекордная выработка электроэнергии в 2011, 2012 и 2014 годах».

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.