Перерождение европейской мечты

Чокан Лаумулин, 12 января 2015, 21:15 — REGNUM  

Недавние террористические акции во Франции вызвали резонанс не столько дерзостью и количеством жертв, а сколько тем, что подводят черту под целым этапом истории не просто самой Пятой республики, но всей Европы. Что имеет самое непосредственное отношение к происходящему на просторах бывшего СССР.

Теракты во Франции были хладнокровно и хорошо подготовлены и исполнены, что означает наличие организации. Из истории политического терроризма известно, что такие теракты обычно служат для привлечения внимания к каким-то другим декларациям и политическим платформам. Или ставят целью разрушение «вражеских» инфраструктуры или системы власти. Ответственность на себя взяли вездесущая демоническая «Аль-Каида» и суннитская «Исламское государство». Общая канва освещения услужливо предлагает ставший, увы, привычным ход восприятия: мол, да, то, что мы видим, — это конфликт цивилизаций, в котором молодая пассионарная религия бросает вызов старому миропорядку. При этом сами исполнители теракта подспудно изображаются, с одной стороны, тщательными планировщиками своего преступления, и с другой — безумцами, картинно оставляющими свои удостоверения личности в бардачке угнанной машины. Нельзя не согласиться и с мнением российского «альфовца», высказанном в одном из интернет-ТВ-каналов о том, что чуть ли не моментальный приезд президента Пятой республики на место теракта представляется просто немыслимым нарушением протокола безопасности любого главы государства, особенно если выясняется, что теракт координировался такой могущественной организацией. Попытаться понять, что же все-таки произошло, сможет помочь только старый латинский принцип «cui bono» — кому выгодно.

Эти рассуждения нисколько не отменяют сочувствия по отношению к жертвам. Что бы там они ни изображали в своем, кстати, достаточно маргинальном журнале, действовали они в соответствии с нормами своего социума, тогда как террористы всегда считают себя воинами, действующими по законам военного времени.

Несмотря на все лицемерие европейского мифа о мультикультурализме, Франция является самой успешной западноевропейской страной, где расизм и ксенофобия хоть и далеко не преодолены, но где хотя бы многие из жителей пытаются искренне понять и проникнуться чужими культурами. Обычно все разговоры о сосуществовании множественных культур заканчивается движением в одну сторону — тихой ассимиляцией. Вообще, национальный вопрос неразрешим в принципе теоретически. Если обществу удается на какое-то время отложить в сторону национальные противоречия, как послевоенному СССР, то оно счастливо. Нынешние события грозят разрушить хрупкий французский общественный договор. К чести французов стоит сказать, что огромная 700-тысячная демонстрация прошла 10 января в Париже в том числе и под лозунгами против расизма.

В общий информационный фон ложатся и сообщения о новом романе Мишеля Уэльбека «Покорность», кампания по продвижению которого приостановлена писателем, чей друг погиб в редакции «Шарли Эбдо». По сюжету романа на президентских выборах 2022 года во Франции побеждает исламист. В свое время антиутопии Оруэлла «Скотный двор» и «1984» были записаны на счет СССР, сегодня видится, что они были про западные общества. Так и в случае с романом Уэльбека, скорее всего, не стоит понимать художественный прием буквально. Возможно, ответ кроется в восприятии Уэльбеком политической борьбы крайне левых во Франции, чьи акции сотрясали французское общество с революции мая 68-го до второй половины 80-х, когда был убит гендиректор «Рено». Как известно, сам Мишель Уэльбек придерживается левых взглядов, как, между прочим, и погибшие карикатуристы. Мишель Тома избрал псевдонимом фамилию воспитывавшей его бабушки-коммунистки Генриетты Уэльбек. Может случиться, что и «Покорность» — это аллегория про скорый приход крайне правых к власти в Европе.

Самое любопытное заключается в том, что последние события провели жирную разделительную линию между действиями исламистов и левых, автоматически обезоруживая и толкая последних в фарватер политики ультраправых. Таким образом, нейтрализуется мощная антифашистская и интернациональная платформа коммунистов, которые были огромной силой в Германии, Франции, Италии и Испании на протяжении десятилетий, и чей потенциал далеко еще не исчерпан и мог быть задействован в уже наступившую эпоху перемен.

Кстати, отсидевший 24 года за свои политическую борьбу и теракты Жан-Марк Руйан, лидер «Аксьон Директ», той самой леворадикальной организации, ответственной за громкие убийства во Франции и продолжавшей неравную борьбу до конца 80-х, говорил о том, что для системы куда выгоднее наличие исламских фанатиков-террористов, чем сознательных боевиков-марксистов. Первых он называет «загнанными сторожевыми псами, взбесившимися на своих хозяев».

«Бородатые младенцы» системе не опасны, в отличие от марксистов, которые были не просто стойкими борцами, но были вооружены стройной политико-экономической и до сих пор актуальной теорией, которую поддерживали не только широкие слои общества, включая интеллектуальную элиту, но и само существование такой глобальной суперсилы, как мировая система социализма. Кстати, Советский Союз старательно дистанцировался от атак леваков: и от «Аксьон Директ», и от западно-германской «Фракции Красной Армии», и от «Красной Армии Японии», и от деятельности Ильича Рамиреса Санчеса по кличке Карлос Шакал, отбывающего сейчас пожизненный срок во французской тюрьме и принявшего там ислам. Все они, по сути, являлись национально-освободительными движениями за пересмотр итогов Второй мировой войны, в котором на самом деле СССР заинтересован не был. По этой же причине, к слову, Шакала подпитывали восточно-европейские разведки, неявно заинтересованные в «освобождении Европы» от контроля со стороны и США, и СССР. На деле в той мутной воде все спецслужбы ловили свою рыбу. Например, все больше и исследователей, и простых итальянцев говорят о прямой вовлеченности ЦРУ в теракты «Красных Бригад», появившихся для дискредитации левого движения в Италии в 70-е, когда страна чуть ли не естественным образом не стала коммунистической. Весь этот коктейль интересов замешивался под соусом борьбы за идеи марксизма-ленинизма. Сегодня роль «пугала» играют радикалы-исламисты, которых одновременно используют все геополитические игроки. Все эти акции устрашения выполняют еще и скрытую информативную роль. По меткому выражению Умберто Эко, в наше время СМИ из источника информации превратились в поле, на котором властные группировки обмениваются понятными им сигналами.

Не исключено, что произошедшее — своеобразный сигнал-предупреждение Олланду и французской элите. Отправка Францией ядерного авианосца «Шарль де Голль» в Персидский залив, о чем было сообщено 6 января, просто прямое заявление о своих геополитических амбициях в столь важном регионе, откуда СССР и США совместно «вытолкали» Британию и Францию во время Суэцкого кризиса 1956 года. Не стоит сбрасывать со счетов и активные усилия Франции по урегулированию украинского кризиса и началу прямого диалога по линии «ЕС — ЕАЭС» без участия США. В таком случае под угрозой срыва находится если не проведение широко разрекламированного астанинского саммита 15 января, то его возможный успех.

Антиисламская истерия не прошла мимо и другой ключевой страны ЕС — Германии. При этом в самом Дрездене — городе бывшей социалистической ГДР — где прошли наиболее многочисленные демонстрации, кажется, наблюдается наименьший процент приезжих-мусульман в Германии. Давно известно о том, что посткоммунистические страны уязвимы к вирусу нацизма. Вспоминается старая шутка про эволюцию цвета помидора: «красный — зеленый — коричневый». И в обратную сторону в случае с новым молодым помидором. При этом бывшая ГДР — единственная из всех социалистических в прошлом стран, чей уровень жизни и развития сравнялся с западно-европейским, и случилось это только в прошлом году, 25 лет спустя после объединения Германии, и явилось результатом колоссальных инвестиций. Все остальные страны, включая и все республики бывшего СССР, в том числе и балтийские, как и свидетельствует бесстрастно ооновский Индекс человеческого развития, отстают от своих социалистических показателей. Кстати, демонстрации в Германии не ограничились внутринемецким контекстом, а проходили под общеевропейскими лозунгами, что говорит о все более явной и растущей готовности немцев нести ответственность за всю Европу. И демонстрации против «Педиги» собрали не меньшее количество своих сторонников, почву из под которых, кстати, теракты во Франции, а вернее — кампания по их освещению в СМИ, и выбивает. В этом свете начавшейся консолидации европейских обществ под правыми лозунгами стоит задуматься о том, что следует ожидать каких-нибудь событий и в третьей важной стране ядра ЕС, Италии, в которой коммунисты традиционно сильны, особенно в южных областях.

Все больше исследователей говорят о конце социального контракта и общества всеобщего благосостояния и возрождении эпохи старой доброй геополитики, которая на самом деле никуда не уходила. Европа вступила в XXI век, который теперь будет проходить под лозунгом ее возвращения на глобальные позиции, которые она теряла в прошлом столетии. И проходить это возвращение будет, наряду со сменой политико-экономической модели и сбрасыванием «оков» контроля испытывающей острый системный кризис американской идеологии глобализации и финансового капитализма, видимо, под флагом правых идей. Не случайно «главный идеолог» Европы — папа римский Франциск неустанно говорит о несправедливости капитализма. И кто знает, ограничится ли Франция в своей истории созданием только пяти республик?

Для стран только что появившегося на свет Евразийского экономического союза это таит и традиционную опасность очередного «Похода на Восток», и возможность развития через глобальное противостояние. Единственная сила, способная создать баланс сил на общем Евразийском театре действий, это Россия в союзе со странами ЕАЭС и ШОС. При этом исламистам отводится роль «сторожевых псов». Столь активно создаваемое на Ближнем Востоке Исламское государство — это южный фронт не только для Европы, игнорировать который она не сможет и в борьбу на котором она вовлеклась с момента своих бомбежек Ливии и активного участия в «арабской весне». По оценкам британских экспертов, около 3 тысяч европейцев воюют там на стороне исламистов. Многие из них вернутся домой, как и могут вернуться в Россию, Центральную Азию и на Кавказ воющие там россияне, казахи и остальные. Видимо, избежать этого уже не удастся.

В последних событиях зрителей впечатлили профессиональные действия французских спецслужб. Эти события открывают дорогу дальнейшему усилению роли силовых органов. Подобное усиление, возможно, ожидается и в республиках бывшего СССР. На тактическом уровне встает вопрос о повышении эффективности силовых органов и внутренней мобилизации обществ. На стратегическом — перестройка «ресурсно-офшорной» экономики и необходимость уменьшения социальной базы для роста религиозного фундаментализма. И то, и другое в конечном итоге — вопрос политико-экономический и идеологический. Снижение уровня коррупции и повышение общей эффективности системы невозможно осуществить на безыдейной основе.

Чем привлекает своих сторонников политический ислам? Тем же, чем и большевики столетие назад: убийственной и демократической простотой лозунгов о справедливости и интернационализме. «Новая» общественная и действенная идеология справедливости и интернационализма будет отвечать интересам не только России и Казахстана, но и огромной части постсоветского пространства. Не исключено, что таковой в Центральной Азии может стать и невиданная доселе собственная форма «красного» ислама, которая бы не противоречила общему развитию Евразии. Кажется, какую бы форму эта новая суперидея ни приняла — согласно логике выстраиваемого баланса сил в Европе по принципу «тезис-антитезис» — она обещает быть левого толка. Маятник нашей истории идет обратно, а последняя, как известно, ходит по спирали и любит повторять себя на новом витке. События последнего года стали общим возвращением Европы и всей Евразии в геополитику, которая всегда есть география и история. Как предвещают прошедшие 12 месяцев, предстоящие годы будут наполнены еще большими переменами. C'est la vie, или «такова жизнь» — гласит известная французская присказка.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.