Белоруссия: предновогоднее обострение

Союзное государство Белоруссии и России находится в кризисе. Практически ничего из того, что предполагалось осуществить, не реализовано

Сергей Шиптенко, 31 декабря 2014, 23:29 — REGNUM  

Нет ни единого парламента Союзного государства, ни Конституции Союзного государства, ни единой валюты Союзного государства, ни даже паспорта гражданина этого самого государства.

Многие помнят нелепую и, в то же время, показательную историю заточения госсекретаря Союза Белоруссии и России Павла Бородина в американской кутузке. С тех пор мало что изменилось. Разве что председатель Госдумы Сергей Нарышкин совершенно чётко дал понять: на большее, чем достигнуто, рассчитывать не стоит — следует наслаждаться тем, что есть, ибо в нынешнем недоделанном виде Союзное государство Белоруссии и России якобы задумывалось изначально.

С мнением Нарышкина пробовали не согласиться участники союзного строительства, но факт остаётся фактом: ни Москва, ни Минск не желают завершать данный проект, переключившись на новый — Евразийский союз, отличием которого является приоритет меркантильного интереса Минска и Астаны при почётной роли Москвы как локомотива. Попытку осмыслить причины, по которым один союзный проект оказался в тупике, а второй как бы имеет лучшие перспективы, попытались участники состоявшегося 23 декабря в Москве международного круглого стола по проблемам Союзного государства. Судя по послевкусию от мероприятия, где глубокие доклады сменяли жаркие дискуссии, оно помогло некоторым участникам прийти к важному выводу: белорусская проблематика мало кого всерьёз интересует даже на экспертном уровне, не говоря уж о федеральных чиновниках. Вероятно, все близкие к принятию решений лица были настолько заняты ожиданием «Боинга» Александра Лукашенко, что совершенно не придали значения проходящему неподалёку от Кремля мероприятию. Наверное, очень зря, т.к. пока на экспертном уровне шло обсуждение принципиальных вопросов, на уровне чиновников решались вопросы тактические и технические — носящие практический характер, но лишенные всякого смысла при нерешенности вопросов стратегического характера.

Тем временем Белоруссия, являющаяся частью Союзного государства (а также Таможенного союза, ЕЭП, ОДКБ и Евразийского союза) всё глубже погружается в кризис. Паника на валютном рынке сменилась паникой на рынке потребительском, а информационная война против России получила продолжение в открытии второго фронта — внутреннего, в сети Интернет. Бюрократия использует любую возможность для демонстрации своей силы, «стабильности» и «перамог». Почему-то самыми эффективными инструментами при этом считаются лукавство и репрессии.

Декабрь 2014 года выдался в Белоруссии горячим не только в силу погодных условий, но и из-за обострения социально-экономической обстановки. После кризиса 2011 года девальвационные ожидания населения никуда не исчезли, обострившись на фоне проблем с экспортом в Россию и тенденций на российском валютном рынке. Прекрасно понимая, как тесно связаны экономики России и Белоруссии, что означает очередная торговая война с Россией и чем порождена информационная война с нею же, белорусы ждали девальвации. На этом психологическом настрое они конвертировали белорусские рубли в доллары США или сразу в российские рубли, тратя валюту в России. За несколько недель ряд смоленских магазинов сделал полугодовой оборот благодаря братской помощи белорусского обывателя. Причём белорусы вывозили всё — от легковых автомобилей, холодильников и телевизоров до белорусских продуктов питания и косметики, которые в России зачастую оказывались дешевле, чем в самой Белоруссии.

«За октябрь-ноябрь текущего года граждане Белоруссии импортировали из Российской Федерации 21,5 тыс автомобилей — по самым скромным оценкам, это около $320 млн», — сообщил 21 декабря председатель Совмина Белоруссии (с 27 декабря — бывший) Михаил Мясникович. Признание факта того, что «что у нас в стране столько долларов реально нет и не может быть, для того чтобы удовлетворить запросы под полную потребность», на самом деле является не проблемой финансов, но подтверждением выводов классиков геополитики.

Погружаясь в очередной кризис, политическое руководство Белоруссии не забывает вести информационную войну с Россией на белорусском информационном поле. Миф о «качественных и недорогих» продуктах питания из Белоруссии совместными усилиями, но без предварительного сговора, развенчали Россельхознадзор и сами белорусы. Если экспертизы российских лабораторий недоступны для широкой аудитории, то цены в российских и белорусских магазинах — вполне. Ситуация такова, что мясо в Белоруссии стоит почти в два раза дороже, чем в России, а на Украине — ещё дешевле, несмотря на тяжелейший социально-экономический кризис в условиях войны. Тушка цыплёнка-бройлера в Минске стоит около $3 — в Москве около $2,5. Такие сравнения не в пользу многих белорусских товаров, и не только продовольственных, при кратной разнице зарплат, что вызывает подозрение в декларируемой ориентации «белорусской модели».

О метаморфозах в процессе построения «рыночного социализма», которые неоднократно отмечали независимые эксперты, рассказал сам Лукашенко, выступая 19 декабря на совещании по экономическим проблемам: «Мы видим, что сегодня, как мне правительство докладывает и премьер-министр, наши торговые работники, посредники, торгаши и жульё, работающее в этом секторе, стали самыми богатыми людьми в стране! Люди, которые берут товар у предприятия и продают населению и ещё кому-то, — они оказываются самыми богатыми!». Удивление руководителя постсоветской республики, собравшегося отметить 25-лектие своего бессменного правления, отражает состояние когнитивного диссонанса, в котором пребывает не только «экономический блок», но и «идеологический блок». Пытаясь сохранить рудименты социализма, руководство постсоветской республики отнюдь не чурается практики либертаризма. В процессе конструирования госидеологии также практикуется незамысловатый метод «взять всё лучшее» — от левых и правых, нацистов и интернационалистов… На практике получается странный компот противоречий. Приверженность принципам логики прослеживается лишь в практике госагитпропа, выполняющего вспомогательную функцию в процессе конструирования «новой идентичности» белорусов, выбравшего своей мишенью Россию и строящего свою деятельность на выпячивании мнимых преимуществ «белоруской модели» над российскими реалиями, которые, судя по госСМИ РБ, представляют собой апокалиптическую картину катастроф, алкоголизма, коррупции и бытового криминала без всяких надежд на лучшее. Поэтому конфликты между Минском и Москвой в сфере экономических отношений неизменно сопровождаются информационными войнами. Не стали исключениями и конфликты 2014 года, прежде всего — «колбасная война», ставшая логичным следствием «белорусского продовольственного оффшора» и символизирующая неоправданно затянувшийся кризис белорусско-российских отношений.

После опубликования 18 декабря Россельхознадзором итогов состоявшихся в Москве переговоров с государственной ветеринарной службой Белоруссии, темой которых стало обсуждение результатов проверки белорусских предприятий, в отношении которых российским ведомством были введены временные ограничения на поставку продукции в РФ, многим показалось, что «колбасной войне» конец. Проверка на белорусских предприятиях проходила 9−16 декабря, осуществляли её эксперты Россельхознадзора, ЕЭК и ветеринарной службы Белоруссии. Согласно официальному пресс-релизу российского ведомства, главный государственный ветеринарный инспектор Василий Пивовар признал итоги проверки: «Белорусская сторона заявила, что все выявленные нарушения имеют место. Василий Пивовар также признал лояльный подход к контролю за работой этих предприятий со стороны ветеринарной службы Белоруссии». После этого наступила непродолжительная пауза. Госагитпроп Белоруссии, столь долго убеждавший сам себя в «безосновательности запретительных мер» Россельхознадзора и спешно сообщавший о каждом факте снятия временных ограничений российским ведомством с белорусских госпредприятий, стал усиленно не замечать пресс-релиз от 18 декабря. Наверное, потому, что госСМИ Белоруссии занимаются не журналистикой, а пропагандой. Вскоре стало понятно, что официальный Минск не намерен зарывать топор информационной войны.

19 декабря Александр Лукашенко посетил Госкомитет судэкспертиз и прокомментировал торговый конфликт с Россией. По словам Лукашенко, Россельхознадзор не должен был проверять безопасность продукции белорусских предприятий при ввозе на российский рынок и при реализации — только на предприятии-производителе в процессе производства или отгрузки. Судя по сообщению президентской пресс-службы, руководитель постсоветской республики обладает совершенно иной информацией об итогах мониторинга белорусских предприятий из «чёрного списка» Россельхознадзора. В официальном сообщении приводятся такие слова Лукашенко: «То есть, те специалисты, которые приехали от этого самого Данкверта, были поражены, говорят, не могут белорусам предъявить претензии. Да, есть рабочие моменты, недоработки, как и у других предприятий. Вот было их заключение. И на следующий день практически все предприятия получили доступ на российский рынок».

Т.о., если верить руководителю постсоветской республики, Россельхознадзор распространил 18 декабря дезинформацию, и прав начальник главного управления внешнеэкономической деятельности Минсельхозпрода РБ Алексей Богданов, пожаловавшийся зрителям государственного телевидения Белоруссии на «противоправные действия отдельных чиновников» РФ. Или же не Россельхознадзор распространил дезинформацию, а весь госаппарат РБ подвизался на этой ниве. Очевидно, ситуация требует разъяснений. Публикация заключения экспертов по итогам декабрьской проверки белорусских предприятий, стоит надеяться, не выдаст никаких ноу-хау пищепрома, но снимет многие вопросы.

Но самое интересное в заявлениях Лукашенко 19 декабря на тему «колбасной войны» — способ послания и использованная при этом лексика. Советники Александра Григорьевича почему-то очень желают, чтобы он использовал максимально грубые, экспрессивные, ругательные выражения — мол, «народцу» нравится, хотя на самом деле этот самый «народец», наблюдая такие эпатажные выходки, крутит пальцем у виска или издевательски посмеивается. Лукашенко, прекрасно зная о том, что делает публичное послание Москве через госСМИ, тем не менее, заявил, что политика России «глупая и безмозглая».

Лукашенко заявил также, что нынешний торговый конфликт с Россией порожден лоббизмом российских бизнесменов, явно намекнув на коррумпированность властей РФ. С возмущением он отметил: «Ну разве можно бороться сегодня с ростом цен и запрещать поставки этой же продукции на собственный рынок? Чем больше продукции, тем ниже цены — как вот по валюте».

По мнению Лукашенко, Москва мстит руководству постсоветской республики за то, что оно не поддержало союзника (или, как теперь говорят в минских кабинетах — «стратегического партнёра») в противостоянии с Западом. Стоит отметить, что союзники именно для этого и нужны — иначе правомерно вести речь о паразитах и прихлебателях. «Друг познаётся в беде», «полюби нас в черне, а в красне и всяк полюбит» — смысл этих и подобных пословиц и поговорок подпоясавшиеся «слуцкими поясами» напрочь забыли.

«В связи с этим, я должен — вы спрашиваете про президента России, задать прямой вопрос: чего руководство России хочет от Белоруссии? Почему такие шаги предпринимаются? Что стоит за этими шагами? То, что я сказал — это я предполагаю, и меня трудно в этом разубедить — наверное, как и вас. Но, может быть, у президента и премьера, руководства России есть некие другие тайные причины? Я человек открытый и я понимаю, когда вопрос ставят ребром открыто. Мы же свои люди — как мы часто говорим, «мы же русские люди», мы же братья, чего скрывать друг от друга? Если что-то надо, ты скажи прямо — как это я всегда делаю. Мне трудно — я говорю: слушай, надо вот здесь поддержать, если можешь — помоги. У нас где-то хорошо — слушай, давай поделимся. Я вот такую политику принимаю и воспринимаю — честную, открытую, не грязную. Поэтому в этом ключе хотел бы переговорить с президентом России и Казахстана. У нас состоится, я думаю, очень серьезный в этом плане диалог», — сообщил Лукашенко, выступая в госкомитете. Он не упустил возможность увязать «колбасную войну» с новорожденным Евразийским союзом России, Белоруссии и Казахстана. Намёк более чем прозрачный.

Обратило на себя внимание и то, что в текстовой версии выступления Лукашенко, опубликованной на президентском сайте, упоминание о «русских людях» было удалено. Также интересно, что 22 апреля он же, выступая с ежегодным посланием к белорусскому народу и Национальному собранию Белоруссии в присутствии посла России Александра Сурикова заявил, что разговоры о «русскости» следует пресекать как «шаг к той же смуте», подчеркнув: «Мы — не русские, мы — белорусские».

Судя по его грозным заявлениям, президент РФ должен был вскоре оказаться «на ковре», пристыженным и побитым козырями, добытыми в традиционном «жесточайшем прорыве» на переговорах 21 декабря в Киеве с Петром Порошенко. Согласно официальным пресс-релизам президентских пресс-служб, руководители Белоруссии и Украины обсудили широкий спектр вопросов, в т.ч. в сфере безопасности. Порошенко и Лукашенко отметили рост товарооборота, несмотря на войну и прочие последствия февральского мятежа на Украине. О том, что белорусско-украинские отношения на протяжении кризисного года не прекращались, свидетельствуют белорусские прилавки, заполненные украинской продукцией (в т.ч. продуктами питания, медикаментами и др.). Стоит также отметить, что вскоре после госпереворота официальный Минск заявил о желании тесно сотрудничать с украинскими предприятиями ВПК и не взял на себя обязательств вводить эмбарго на поставки оружия «новым властям» Украины.

По свидетельству очевидцев, 23 декабря после подписания документов и непродолжительной беседы наедине с Путиным, на брифинг Лукашенко вышел покрасневшим и явно осознавшим ответы на свои вопросы. Через день итоги визита в Москву «с не протянутой рукой» прояснили пресс-службы правительств России и Белоруссии: 25 декабря состоялся телефонный разговор Дмитрия Медведева с Михаилом Мясниковичем, в ходе которого главы правительств обсудили совместные проекты и варианты финансовой поддержки Белоруссии со стороны России.

До переговоров на высшем уровне власти Белоруссии попытались реализовать комплекс антикризисных мер в ожидаемой парадигме. Показательными стали решения, датированные 19 декабря. В частности, решение Совмина и Нацбанка «по недопущению развития негативных тенденций на финансовом рынке» — о введении 30%-го сбора с юрлиц и физлиц при покупке иностранной валюты («налог на валюту»), а также об увеличении до 50% нормы обязательной продажи на бирже поступающей в республику валютной выручки. Также весьма интересно постановление Совмина Белоруссии №2017 от 19 декабря «О некоторых вопросах потребительского рынка», подписанное председателем правительства Михаилом Мясниковичем — о введении моратория на рост цен. Еще один документ — указ Александра Лукашенко № 607 от 20 декабря «О налоге на биржевые операции по приобретению иностранной валюты» логично дополняет предыдущие, датированные 19 декабря, но разрабатываемые «в пакете». Все три документа как нельзя лучше характеризуют особенность «белоруской модели» — и в части методов госуправления, и в части особенностей принятия решений, и мн. др.

Фактически начав президентскую кампанию 2015 года, власти снова наступают на «грабли» 2011 года. Разная стоимость валютных ресурсов для «своих» и всех остальных (правда, без такой неприличной множественности курсов, как в 2011 году)», уже привычная команда «цены, стоять!» и т.д. — всё это ранее уже было апробировано, эффективность данных мер известна. Рынок отреагировал предсказуемо: закупленный за инвалюту импортный товар стал придерживаться, выставленный на продажу — переоцениваться в сторону увеличения (рост цен отмечен на 30%, на 33%, а некоторые магазины удвоили ценники), услуги «валютчиков» и «прачечных» стали резко востребованными (МВД отлавливает менял уже десятками). Паника на валютном рынке сменилась ажиотажным спросом на импортные товары.

На этом фоне зазвучали безответственные заявления, вызывающие подозрение в адекватности спикеров. Так, 20 декабря председатель Мингорисполкома Андрей Шорец (он же Шорц) заявил: «Никаких оснований для поднятия цен нет, работа торговли это показывает. В магазинах цены те же, что были прежде. Никакого скачка цен нет, и ценники никто не переписывает». Александр Лукашенко 22 декабря попробовал иронично поблагодарить белорусов за «разгрузку складов» от импортных товаров (закупленных за валюту и проданных за белорусские рубли). Он также распорядился предпринять меры, препятствующие «наживе» торговцев при продаже импортных товаров. Не удивительно, что обыватель, попадая в уже привычную ситуацию абсурда, отбрасывает не только остатки доверия к властям, но даже уважения к ним.

Ситуация декабря 2014 года показательна недоверием властей Белоруссии к белорусскому рублю и ранее взятым на себя обязательствам. Например, проводимая властями Белоруссии политика «дедолларизации» реализуется не первый год, но весьма противоречиво: декларируя отказ от доллара США во внутренних и внешних расчётах, в сентябре власти постсоветской республики привязали стоимость литра бензина к доллару США. До этого стоимость арендной платы была привязана к евро. В декабре были показательно закрыты несколько интернет-магазинов, где стоимость товара в белорусских рублях можно было сравнить со стоимостью в долларах США, и, наконец, заявлено о продаже белорусского продовольствия в Россию за доллары США. Зампред Совмина Михаил Русый 20 декабря сообщил, что договорённость с Россией о расчёте в долларах США за белорусское продовольствие уже достигнута. Т.о., власти Белоруссии открыто заявили, что не считают российский рубль валютой. Не считают они твёрдой и конвертируемой валютой также белорусские рубли, получившие в просторечье ироничные именования «зайчики» (от изображения зайца на первых купюрах Нацбанка РБ) и «белочки» (то ли от изображения белки на купюрах, то ли от названия республики).

Русый сообщил также, что 23 декабря следует ожидать отмены ранее введённых Россельхознадзором санкций в отношении белорусских производителей продуктов питания. Стоит напомнить, что в начале декабря под санкции российского ведомства попало около 30 белорусских производителей продуктов питания, продукция которых была признана недоброкачественной. После анализа в российских лабораториях белорусские продукты были забракованы по причине обнаружения в них сальмонеллы, генома африканской чумы свиней (АЧС), а также повышенного содержания антибиотиков. Последнее обстоятельство указывало на то, что в «белорусский продовольственный оффшор» поставлялось сырьё из Евросоюза, где нормы по содержанию антибиотиков значительно выше, чем в России. Однако Лукашенко решительно отверг эти факты, неоднократно повторив, что Россия на 50 лет отстала от Белоруссии в производстве продуктов питания, а эксперты Россельхознадзора ничего опасного в ходе проверок на белорусских предприятиях пищепрома не могли найти и не нашли. По словам Русого, белорусские предприятия не понесли убытков в ходе «колбасной войны». Данное заявление белорусского чиновника прозвучало странно, т.к. до этого его коллеги сообщали о $100−200 млн убытков белоруской стороны в ходе торгового конфликта.

Накануне, 18 декабря, Александр Лукашенко провёл очередное совещание по вопросам экономики, в ходе которого была рассмотрена ситуация на валютном рынке и проблема возобновления поставок белорусского продовольствия в РФ. Он заявил, что хочет ввести с Россией расчеты в долларах или евро. При этом он уточнил, что «надо было давно требовать оплату в твердой валюте». Т. е. Русый 20 декабря поспешил заявить, что задание выполнено — данное заявление распространили госСМИ Белоруссии, а следом — и российские. Внезапно выяснилось, что Лукашенко и Русый, мягко говоря, выдавали желаемое за действительное. Россельхознадзор 22 декабря проинформировал: «Заявления Лукашенко и других белорусских представителей о том, что якобы никаких нарушений на предприятиях пищепрома проверка не выявила, не соответствуют действительности». В пресс-службе российского ведомства отметили: «Есть определенные правила, которые позволяют вводить ограничения в таможенную политику, если того требуют обстоятельства, и это не противоречит законодательной базе Таможенного союза». Т.о. был дан ответ на заявления представителя РБ в ЕЭК Сергея Румаса, представителей Минсельхозпрода и др. белорусских чиновников о «самоуправстве» Россельхознадзора, выразившемся в препонах на пути поставок из Белоруссии недоброкачественного продовольствия.

«Заявление Михаила Русого о будто бы достигнутой договоренности по расчетам в долларах не вполне соответствуют действительности, — так прокомментировали представители Россельхознадзора заявление Русого. — Российская сторона лишь констатировала, что готова к диалогу. Необходимо совместное обсуждение подобные намерения наших партнеров. В любом случае, мы считаем ненормальным и противоестественным переход в расчетах на иностранную валюту между государствами, образующими единое таможенное пространство. Официального согласия, естественно, никто еще не давал, и вряд ли оно вообще будет».

Об отсутствии не только договорённостей по «долларизации» взаимных расчётов, но даже намерения обсуждать данную инициативу Лукашенко, о выполнении которой Русый уже успел публично отчитаться, заявил министр иностранных дел России Сергей Лавров. «Что же касается Белоруссии и перехода в торговых расчетах на евро и доллары, то между нашими странами значительный товарооборот с существенным положительным сальдо для России. Поэтому если его переводить на валюту, то получится, что Белоруссия должна будет платить из своих валютных резервов», — сказал Лавров. Он напомнил: «Торговое сальдо в нашу пользу. Если торговлю переводить на евро и доллары, я не думаю, что это будет эффективно, в том числе с точки зрения белорусской экономики. Не думаю, что эта схема будет конкретно прорабатываться».

Тем временем глава Россельхознадзора Сергей Данкверт, выступая в Совете Федерации, заявил, что поток контрабандных поставок продуктов питания из Евросоюза в Россию за последнее время существенно вырос и основной объём таких поставок идёт через Белоруссию по поддельным сертификатам (стран, которые не попали под ответные российские санкции). «Под видом продукции из стран, таких как Черногория, Сербия, Албания, поставлялась значительная часть животноводческой и растениеводческой продукции. При этом важным минусом являлось то, что наши коллеги белорусские на границе ненадлежащим образом осуществляли контроль за этой продукцией и за необходимыми сертификатами», — заявил Данкверт. Глава Россельхознадзора отметил, что белорусские госорганы не отследили поставку в Казахстан продукции из ЕС (в частности, свинины и шпика) по поддельным сертификатам, указывающим на бразильское происхождение продукции. Данкверт отметил: «По законодательству Таможенного союза, каждое государство должно осуществлять надлежащий мониторинг и контроль за безопасностью производимой и поставляемой продукции в соседние страны в рамках ТС. При выборочном мониторинге мы на протяжении трех лет постоянно обращались к нашим коллегам с конкретными фактами поставок небезопасной продукции на территорию нашей страны, и сами страны ТС должны были, по действующему законодательству, самостоятельно предпринимать меры непосредственно к производителям».

Удивительно, но Лукашенко искренне уверен, что госорганы России не имеют права защищать российские интересы от контрабанды и недоброкачественной продукции — во всяком случае, при поставках из Белоруссии. Более того: оказывается, Россельхознадзор «запретил» официальному Минску осуществлять транзит. Об этом Лукашенко заявил 23 декабря на пресс-конференции в Москве после саммита глав государств ОДКБ и заседания Высшего Евразийского экономического совета. По логике Лукашенко, «колбасная война» стала возможной потому, что Владимир Путин не знал о ней, а Данкверт тем временем занимался откровенным самоуправством. Т. е. о войне на Донбассе — знал, о росте активности иностранных спецслужб в России — знал, а о головной боли «единственного союзника» — не знал. Именно так и трактует происходящее госагитпроп Белоруссии.

Будто бы глумясь над белорусскими чиновниками, чьи заявления по степени неадекватности словно участвуют в каком-то конкурсе, Россельхознадзор продолжил свою деятельность по пресечению контрабанды из Белоруссии. Так, 26 декабря пресс-служба Россельхознадзора проинформировала о пресечении поставок из Белоруссии продовольственной контрабанды по поддельным документам. Затем появилось сообщение о пресечении в Смоленской области «транзита» из Белоруссии двух партий продовольствия — 55 тонн яблок и пекинской капусты, следовавших из Польши в Казахстан в сопровождении белорусских реэкспортных фитосанитарных сертификатов. Под Новый год, 31 декабря было опубликовано сообщение «О крайне серьезной обеспокоенности Россельхознадзора в связи с применением кормовых антибиотиков в Белоруссии» (используемых при откорме птицы).

«Колбасная война» вышла на этап жесткого пропагандистского противостояния. Госагитпроп РБ прилагает большие усилия к обработке белорусского обывателя своими агентами из РФ, а российского обывателя — белорусской клиентелой в РФ. Показательным стало участие 11 декабря отца и сына Гайдукевичей (Либерально-демократическая партия Белоруссии) в эфире Первого канала российского телевидения с оправданием позиции официального Минска. Параллельно власти пытаются привлечь на свою сторону прозападную оппозицию — в данном контексте интересна состоявшаяся 20 декабря встреча главы Мининформа РБ Лилии Ананич с редакторами оппозиционных СМИ. В то же время «независимые социологи» через «независимое издание» заявляют о том, что Лукашенко «нет альтернативы» и успех его президентской кампании 2015 года заранее предопределён. Параллельно проводится работа по улучшению имиджа бессменного руководителя постсоветской республики на Украине и на Западе. Т. е. власти Белоруссии пытаются консолидировать всех, кого можно в противостоянии с «врагом», под которым подразумевается Россия.

Возникает закономерный вопрос: какое будущее у Евразийского союза, если даже в формате Союзного государства Белоруссии и России дело доходит до крайностей? Очевидно, ни русофобские выпады в СМИ Белоруссии, ни задержания российских грузовиков по пути из Калининградской области не способны дать быстрый эффект и переформатировать веками складывавшийся в сознании белорусов образ России. Тем не менее, сложившаяся ситуация создаёт неблагоприятную среду для развития реинтеграционных инициатив. Союзное государство Белоруссии и России ранее приводили в пример успешной интеграции, сейчас же всё чаще приводят в пример успешной эксплуатации России как «дойной коровы».

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.
Главное сегодня
NB!
30.03.17
Рождение новой Британской империи
NB!
30.03.17
The Telegraph: «Путин начинает освоение Арктики с установки систем ПВО»
NB!
30.03.17
«Война за сельхозземли Ставрополья разрушает крупные хозяйства»
NB!
30.03.17
Путин напомнил президенту Исландии, что его страна многим обязана СССР
NB!
30.03.17
Обстрел генерального консульства Польши в Луцке: кто виноват?
NB!
30.03.17
Глава Финляндии решил узнать, как выглядит мир с точки зрения Путина
NB!
30.03.17
«Дефицит госбюджета вырос на 50% из-за блокады»: обзор экономики Украины
NB!
30.03.17
Порошенко: Я отдал приказ о прекращении огня в Донбассе с 1 апреля
NB!
30.03.17
Умирающая углепромышленность Украины: Свой уголь стоит, как импортный
NB!
30.03.17
Украинский капкан
NB!
30.03.17
The Daily Express: «Британия вновь стала самостоятельной»
NB!
30.03.17
Радио REGNUM: второй выпуск за 30 марта
NB!
30.03.17
Министры из Прибалтики просили США вооружить Украину против России
NB!
30.03.17
Следственное дело против большевиков в 1917 году
NB!
30.03.17
Влияние курса нацвалюты на экспорт по оценке Нацбанка Казахстана: отчет
NB!
30.03.17
Швед получил письмо, адресованное Путину
NB!
30.03.17
«Посол Испании в Киеве за свои слова о России не ответил»
NB!
30.03.17
Путин высказался о несогласованных митингах 26 марта
NB!
30.03.17
Восемь интересных фактов о доходах государственного бюджета Казахстана
NB!
30.03.17
Анкара на весах между Москвой и Вашингтоном
NB!
30.03.17
Путин: «читайте по губам: No»
NB!
30.03.17
«Дорогой рубль просто кому-то нужен»