Ближний Восток: диагностика будущего года

Станислав Тарасов, 27 декабря 2014, 18:30 — REGNUM  

Пытаясь спрогнозировать дальнейший ход событий на Ближнем Востоке, необходимо учесть, что этот регион продолжает играть ключевую роль в мировой политике, переживая сложные трансформации и реконфигурации. В этом смысле уходящий 2014 г. не является исключением, хотя имеет свои особенности. Завершен промежуточный цикл, начавшийся еще в 2006 г., когда госсекретарь США Кондолиза Райс заявила о рождении «Нового Большого Ближнего Востока», который «нуждался в скорейшей демократизации». В результате, регион столкнулся сначала с «арабской весной», а затем и с «Исламским государством Ирака и Леванта» (ИГИЛ). Как пишет турецкая Milliyet, «спустя сто лет камни на Ближнем Востоке снова начинают перемещаться, и неожиданно для многих главная линия разлома в регионе проходит через ИГИЛ».

Группировка активна не только в Ираке, но и в Сирии, ее боевики проявляют себя в Северной Африке и в Афганистане, стремятся «разорвать политические границы с помощью собственных военных, идеологических и социальных реалий». Площадь контролируемых ИГИЛ территорий в Ираке и Сирии равна площади Бельгии или американского штата Мэриленд — 40 тыс. квадратных километров. По другим оценкам, власть ИГИЛ распространяется на 90 тыс. квадратных километров. Речь идет о таких иракских городах, как Тикрит, Мосул, Фаллуджа, Таль-Афар. В Сирии под контролем группировки находится Ракка. В захваченных районах проживают до 8 млн человек — преимущественно суннитов. Отметим и тот факт, что разношерстная международная коалиция США против ИГИЛ и представить себе не может, сколько времени потребуется для воссоздания баланса сил и обеспечения стабильности на Ближнем Востоке. Всем понятно только одно: в наступающем 2015 г. порядок не удастся установить. Никто толком не понимает, как контролируется ИГИЛ. Как боевики будут использоваться в дальнейшем? Какие перемены это вызовет? Поэтому для Ближнего Востока знаменем 2015 г. станет борьба с ИГИЛ, в которой прямо или косвенно замешаны многие страны региона. Несмотря на то, что такие государства, как Турция, Иран, Иордания, Саудовская Аравия и Кувейт, (по разным причинам) напрямую воевать против ИГИЛ не будут, этот фактор продолжит раскалывать мусульманское общество в разных частях мира.

В наступающем году геополитическая конфигурация на Ближнем Востоке не изменится: сохранятся все прежние очаги военно-политической напряженности. Продолжатся попытки сирийского и палестино-израильского урегулирования, великие державы будут стараться снизить напряженность в других кризисных зонах, однако продвижение на этих направлениях будет все больше зависеть от мирового баланса сил. Пока стратегические интересы региональных сил и внешних игроков остаются стабильными в смысле борьбы за сферы влияния, стратегические коммуникации и ресурсы. Все это было в 2014 г. и сохранится в будущем.

Значимым фактором останется стремление США выбраться из круга непрерывного участия в вооруженных конфликтах, которое будет происходить в контексте усиления России и Китая в регионе. Москва и Пекин продолжат укреплять прежние и создавать новые альянсы на Ближнем Востоке. Всё идет к тому, что сотрудничество России и Турции окажет заметное влияние на облик региона в 2015 г. Практические шаги Москвы могут быть более сдержанными и осторожными: это позволит перегруппировать силы и возобновить активные действия в условиях разворошенного Западом «геополитического муравейника», в том числе и на Украине. Не исключено постепенное смещение эпицентра военно-политической напряженности и вооруженных конфликтов из Ирака и Сирии в сторону Афганистана.

Будут развиваться и другие сценарии, связанные с израильско-палестинским противостоянием, поисками вариантов вывода Ирана из международной изоляции. При этом фактор Ирана может оказаться чрезвычайно острым с точки зрения его влияния на безопасность в обширном районе мира, включающем в себя Средний Восток (Турция, Иран, Афганистан), Закавказье (Армения, Азербайджан, Грузия) и Среднюю Азию. Очевидно, что это затронет национальные интересы России и ее союзников на постсоветском пространстве.

В проекции на будущий год события уходящего 2014 г., завершающие цикл «арабской весны», сохранят системные диспропорции: перманентное напряжение, кризис и откат назад. Станет ли 2015 г. для региона переходом к разновесному состоянию? Сказать сложно. Конечно, кризисы могут определять для кого-то заманчивые геополитические перспективы. Однако ни один из известных политических акторов Ближнего Востока не знает наверняка о сюрпризах, которые ему готовит будущее.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.