Великий шелковый путь vs «Римленд»: кто получит Евразию?

Саркис Цатурян, 23 декабря 2014, 21:10 — REGNUM  

В середине декабря 300 уроженцев Синьцзян-Уйгурского автономного района КНР вступили в ряды «Исламского государства», раскинувшего свои сети на Большом Ближнем Востоке. Al Arabiya со ссылкой на китайскую Global Times сообщает, что речь идет о боевиках «Исламского движения Восточного Туркестана», которые проникают в Сирию и Ирак через территорию Турции. Пекин, озабоченный вовлечением своих граждан в международную структуру ИГ, выражает Анкаре официальный протест. В отличие от США и их союзников по коалиции, Китай и не думает об участии в боевых действиях. Поднебесная укрепляет свои позиции на Ближнем и Среднем Востоке через наращивание инвестиционного портфеля в странах Персидского залива и восточного Средиземноморья. Причем делает это без «колониального шлейфа» и с опорой на экономической силу: Пекин не может сидеть сложа руки, когда Вашингтон теряет остатки влияния в Ираке и Сирии, сокращает воинский контингент в Афганистане.

Активность террористов на Ближнем и Среднем Востоке угрожает Поднебесной, перекрывает сухопутные пути из АТР в Европу. Нестабильность арабо-мусульманского мира вынуждает КНР обратить свои взоры в сторону России, мощь которой позволяет китайским товарам бесперебойно следовать на Запад. Через территорию РФ пройдет Евразийский сухопутный мост, который свяжет западное побережье Тихого океана (через Транссибирскую железную дорогу) с европейской частью нашей страны, выходящей к границе с Евросоюзом. Южная ветвь Евразийского сухопутного моста, начатая в Китае и Казахстане, также идет через Россию, «Хартленд», если использовать терминологию англичанина Х. Макиндера. Наличие двух этих транспортных артерий тревожит Вашингтон. И чем сильнее Америка давит на Россию, тем крепче узы российско-китайской дружбы. «Большая стратегия» администрации Б. Обамы страдает явными изъянами: вместо того, чтобы призвать Россию к диалогу, США форсируют гражданскую войну в колыбели Древней Руси.

В глобальной политике нет места пустоте, особенно когда дело касается арабских стран с их богатствами. Дело здесь не только в нефти и газе, ради которых в регионе ведутся бесконечные войны. Ближний Восток — духовная обитель человечества, родина христианства, ислама и иудаизма. Держава, которая там главенствует, получает «ярлык на княжение» в мировом масштабе. Британия и Америка до сих пор не теряют надежду на региональное лидерство, хотя теперь им предстоит помериться силами не только с Россией, удерживающей ключи от сирийского «газового эльдорадо», но и с Китаем. В этом смысле усиление финансового присутствия КНР в регионе — явный признак политических амбиций. Международные валютные резервы Пекина впечатляют. По данным Банка России, их объем на 1 января 2014 г. составил $3 870,452 трлн. Годом ранее эта цифра равнялась $3 379,301 трлн. Если еще прибавить данные по Гонконгу, итоговые показатели вырастут еще на $311,185 млрд. Для сравнения: резервы США — $448,890 млрд. При этом американцы обеспечивают свои сбережения золотом на 7%, а китайцы — на 1,1%. Очевидно, что при таком раскладе главная забота Поднебесной фокусируется вокруг скорейшего вложения денег в промышленные активы по всему миру.

Руководство КНР выводит стратегическую формулу взаимоотношений с арабским миром — «1+2+3». «1» — это энергетическое сотрудничество в качестве главной оси. «2» означает инфраструктурное строительство и создание благоприятных условий для торговли и инвестиций. И, наконец, «3» обозначает три основные высокотехнологичные отрасли — ядерная энергетика, ракетно-космический сектор и новые источники энергии. МИД Китая недоволен товарооборотом с арабским миром, который в 2013 г. составил $240 млрд. В ближайшие десять лет эту цифру планируется довести до $600 млрд. Что касается объема китайских инвестиций в нефинансовый сектор экономики арабских стран, то он также должен увеличиться с $10 млрд до $60 млрд. Этому будут сопутствовать создание зоны свободной торговли между Китаем и странами Персидского залива, а также проекты Азиатского банка инфраструктурных инвестиций. Китай также начинает масштабное культурное наступление: 2014 и 2015 годы объявлены Годами дружбы Китая и арабских стран. В ближайшие три года Поднебесная подготовит дополнительно 6 тыс. кадров для Ближнего Востока, визитами обменяются 10 тыс. китайских и арабских артистов, будут финансово поддержаны около 200 культурных учреждений.

В мировой геополитике столкнулись два магистральных проекта: американский «Римленд» («Американское кольцо», пояс) и китайский Великий шелковый путь. Обе конструкции не могут существовать одновременно, к середине 2020-х гг. останется только один проект. «Римленд», сформированный американским стратегом Н. Спайкменом еще в годы Второй мировой войны, состоит из военных баз США, которые расположены от берегов Восточной Атлантики и Средиземного моря до просторов Ближнего и Среднего Востока, Южной Азии и Корейского полуострова. Теперь это «кольцо», охватывающее континент с Запада до Востока, испытывает на себе возрастающее экономическое давление Поднебесной. Китайцы делают ставку на возрождение Великого шелкового пути и Морского шелкового пути, которые в перспективе должны обойти военную инфраструктуру Пентагона на Большом Ближнем Востоке и в мировом океане.

Заявления главы КНР Си Цзиньпина в Астане и Джакарте, прозвучавшие еще в 2013 г., постепенно обретают реальность. Пекин ускоряет реализацию проектов «Экономический пояс Шелкового пути» и «Морской шелковый путь XXI века» для активизации сотрудничества со странами Азии и Европы. Наземная часть Шелкового пути начинается в г. Сиань, затем идет на восток к Ланчжоу и Урумчи, поворачивает на юго-восток и направляется через Центральную Азию на Ближний Восток и в Европу. Агентство «Синьхуа» дает проекту восторженный комментарий: «Китай предложил сформировать экономическую зону с масштабным рынком и огромным потенциалом, охватывающую более 30 стран Евразии с населением свыше 3 млрд человек. В настоящее время страны, расположенные на Шелковом пути, обеспечивают до 23% мирового экспорта». В ноябре 2014 г. Китай вносит $40 млрд в Фонд шелкового пути. Си Цзиньпин сообщает об этом шаге во время встречи с лидерами Пакистана, Бангладеш, Камбоджи, Лаоса, Монголии, Мьянмы и Таджикистана, добавив: «Прилагать усилия в одиночку не самый адекватный метод. Только путем сотрудничества и построения глобальных партнерских отношений, где все будет работать в унисон, мы сможем достичь желаемых результатов».

Российский востоковед Ю. Тавровский уже назвал проект «геоэкономической осью Евразии», отмечая, что «если торговля Поднебесной со странами Центральной Азии достигла примерно $40 млрд, то в зоне Морского шелкового пути, где у Китая со странами АСЕАН действует зона свободной торговли, ежегодный объем торговли превышает $400 млрд». Эти цифры объясняют усилия китайцев по созданию экономического коридора по территории Пакистана до берегов Персидского залива, а также экономический коридор Бангладеш — Китай — Индия — Мьянма. Чтобы развернуться на полную мощность, Пекин создает транснациональные торговые магистрали с Азией и Европой при помощи Морского шелкового пути, который идет через Гуандун к острову Хайнань, затем через Индийский океан пересекает Африканский Рог и прибывает в Красное и Средиземное моря.

«Если необходима формула политической власти, она должна быть такой: кто контролирует „Римленд“ — господствует в Евразии; кто господствует в Евразии — контролирует судьбы мира», — писал Спайкмен в прошлом веке. Глава КНР наверняка знаком с этой цитатой. Си Цзиньпин готов переписать ее на свой лад. Поднебесная уже заручилась международной поддержкой. Индия, Афганистан, Таджикистан, Индонезия, Шри-Ланка и Мальдивы готовы участвовать в Большой стройке. В отличие от интеграционных проектов Запада, делающих упор на наднациональные политические структуры, Китай концентрируется на экономике, что приветствуется региональными державами.

Пекин придерживается фразы Лао-цзы: «Мягкое и слабое побеждает твердое и сильное». В этом утверждении много смысла. Евразию получит тот, кто меньше всех показывает свою силу. Мы живем в то время, когда концепция «Римленда» уходит в прошлое, а время Великого шелкового пути только наступает.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.
Главное сегодня
NB!
24.03.17
Нефть дешевеет, бензин дорожает. Странно? Отнюдь!
NB!
24.03.17
Турецкий интерес и американские гарантии в Сирии
NB!
24.03.17
Кто осуществлял политическое прикрытие белорусского Майдана?
NB!
24.03.17
Пока Трамп отвлекся, Маккейн увлекся: ястребиные обещания буйного сенатора
NB!
24.03.17
В Сенат США внесён законопроект о новых санкциях против Ирана
NB!
24.03.17
Югославия-99. Как США разжигали Балканский конфликт
NB!
24.03.17
Марин Ле Пен встретится с руководством Госдумы
NB!
23.03.17
К взорвавшимся на Украине складам подтянуты танки
NB!
23.03.17
«Зенит» не будет играть на Крестовском, но Смольный это уже не волнует
NB!
23.03.17
Порошенко просит помощи у НАТО для разминирования склада в Балаклее
NB!
23.03.17
Британские СМИ: Кремль нанимает киллеров
NB!
23.03.17
«Террористам теперь не нужны бомбы – автомобилей и ножей достаточно»
NB!
23.03.17
Марш Waffen SS в Риге: вчера с Гитлером, сегодня — с НАТО
NB!
23.03.17
Ошибка специалистов НАСА обнаружена школьником из Британии
NB!
23.03.17
Россия — 2018: новый плебисцит и новый консенсус о будущем страны
NB!
23.03.17
Фареры: мир с сепаратистами
NB!
23.03.17
Военный Донбасс: окраины Луганска под обстрелом, Монсон взял в руки ПК
NB!
23.03.17
«Первый канал» отказался от предложения EBU
NB!
23.03.17
«ВостокУголь» установит на Диксоне новый памятник героям обороны Таймыра
NB!
23.03.17
Новороссия обретает признаки государства
NB!
23.03.17
Каддафи вернется в Ливию?
NB!
23.03.17
«Евробратство»: Молдавия уверяет Румынию, что не смотрит в сторону России