Игорь Панкратенко. Итог саммита ССАГПЗ — «арабского НАТО» не будет

Игорь Панкратенко, 23 Декабря 2014, 13:29 — REGNUM  

Изначально планировалось, что встреча руководителей стран — членов Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива (ССАГПЗ) в Дохе будет длиться с 20 по 21 декабря. В реальности же правителям Бахрейна, Катара, Кувейта, Омана, Объединенных Арабских Эмиратов и Саудовской Аравии хватило для общения друг с другом двух часов.

С учетом серьезности внешних угроз для арабских монархий и остроты противоречий между членами Совета, подобная «краткость» — отнюдь не признак талантливости организаторов. Это симптом того, что ССАГПЗ для входящих в него государств становится формальностью, а принимаемые на нем решения ни к чему серьезному участников этого союза не обязывают.

На бумагах, подписанных по итогам саммита, все выглядит благопристойно и внушительно. Принято решение о создании общего военно-морского флота, единого военного командования объединенными вооруженными силами со штаб-квартирой в Эр-Рияде. Договорились даже о создании единой полиции, которую местные СМИ уже успели назвать «Gulf Interpol» (Интерпол Залива). Ее целью станет «улучшение сотрудничества в борьбе с незаконным оборотом наркотиков, отмыванием денег и киберпреступностью». Для поддержания атмосферы единства Катар даже не стал подчеркивать свою особую позицию по Египту, а просто согласился с текстом итогового коммюнике, в котором страны — члены ССАГПЗ выразили «полную поддержку усилиям президента ас-Сиси в преодолении переходного периода».

Единственным возмутителем спокойствия на этом собрании стал Оман, который заявил о своем отказе принять ежегодный саммит стран — участниц Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива в 2015 г. По сообщениям Al Jazeera, представители Омана в кулуарах нынешнего мероприятия вообще пригрозили выйти из Совета, если саудиты не прекратят своих попыток превратить его в некий военно-политический союз под своей эгидой.

Остальные монархи промолчали, но это означает лишь то, что свое отношение к Эр-Рияду они выразят в лучших традициях восточной интриги — воткнут кинжал в спину в момент тесных объятий. И если на бумаге Бахрейн, Катар, Кувейт, Оман, ОАЭ, Саудовская Аравия — группа стран с 20% мировой добычи нефти, более 50% мировых запасов черного золота, около $1,5 трлн суммарного ВВП, заявившая о создании общих военных и полицейских структур, то на деле никакого единства между членами этой организации не существует. Взаимоотношения между ними правильнее всего назвать «схваткой бульдогов под ковром».

Отношения с Ираном, а точнее — с охватившим Ближний и Средний Восток «шиитским Пробуждением», проблемы с «политическим исламом» — «Братьями-мусульманами», палестинским ХАМАС и всем спектром экстремистских группировок, от «Исламского государства» до сирийских мятежников и пакистанского «Талибана» — главные вопросы, от которых зависит внутренняя стабильность членов ССАГПЗ.

Пока монархии Залива не выработают общую стратегию по этим вопросам, все разговоры об «арабском НАТО» и «Священном союзе» останутся политическим прожектерством, а подписанные в этой связи документы — ни к чему не обязывающими «протоколами о намерениях». В среднесрочной перспективе выработки и принятия такой устраивающей всех стратегии не произойдет, поскольку сегодня страны Залива увлечены другим — борьбой с саудовскими претензиями на абсолютное лидерство как в ССАГПЗ, так и на всем Ближнем и Среднем Востоке.

Проведение саммита Совета в столице Катара должно было, по мнению организаторов, символизировать «примирение» руководства этого государства со своими «старшими братьями» из Саудовской Аравии и ОАЭ после конфликта из-за поддержки, которую эмир, шейх Тамим ибн Хамад аль-Тани оказал египетским «Братьям-мусульманам» и палестинцам из ХАМАС. Но «примирение» это носит сугубо формальный характер.

Да, эмир подписал итоговое коммюнике по Египту. Более того, за день до открытия дохийского саммита в Каире при посредничестве специального посланника саудовского короля прошла встреча президента Египта ас-Сиси с послом Катара. Однако практически сразу же после завершения этих мероприятий официальные представители эмира дали понять, что ни встреча, ни уж тем более подписанный в Дохе итоговый документ не имеют особого значения и совершенно не означают, что враждебная позиция Катара в отношении нынешних властей Египта хоть в чем-то изменилась.

Шейх Юсуф аль-Кардави — гневный обличитель ас-Сиси и саудовской династии, несколько сбавил тон своих публичных выступлений, но он по-прежнему, несмотря на выданный в Египте ордер на его арест, проживает в Катаре, а вместе с ним в эмирате нашли убежище и большинство лидеров «Братьев-мусульман».

Аналогичная ситуация наблюдается и с ХАМАС. Накануне карательной операции, которую летом 2014 г. Израиль проводил в секторе Газа, руководство Объединенных Арабских Эмиратов пошло на беспрецедентный шаг — пообещало Тель-Авиву финансовую поддержку его действий в этой операции при условии, что ХАМАС в секторе Газа прекратит свое существование. Одновременно с этим ОАЭ требовали от Катара прекратить любую поддержку этой группировки. Итог — ХАМАС остался и в Газе, и в Катаре. Более того, его руководство сейчас активно пытается восстановить отношения с Ираном, что, свою очередь, вызывает негодование у Эр-Рияда.

Впрочем, совпадение позиций ОАЭ и Саудовской Аравии по Египту и ХАМАС отнюдь не свидетельствует об особой прочности двусторонних отношений. Неприязнь катарского эмира к саудитам имеет определенные личные мотивы. Эмир, мягко говоря, не испытывает чувства благодарности за то, что именно Эр-Рияд сыграл основную роль в заговоре против его отца. Пусть благодаря этому молодой шейх Тамим ибн Хамад аль-Тани и оказался сейчас у власти, но он прекрасно понимает, что при определенных условиях саудиты могут и «переиграть» ситуацию. Подход же Объединенных Арабских Эмиратов к отношениям с Эр-Риядом более прагматичен: они считают, что саудовская династия не имеет ни политических, ни экономических оснований для сохранения лидерства в ССАГПЗ.

Руководство ОАЭ убеждено, что именно Абу-Даби должен стать новым лидером Залива и арабского мира, а потому достаточно искусно встраивается в ближневосточную политику США, позиционируя себя перед Вашингтоном как более надежный партнер, чем Эр-Рияд. Достаточно сказать, что ОАЭ — единственное арабское государство, пославшее свой воинский контингент в Афганистан. Наряду с другими шагами, эта мера способствовала появлению идеи о «смене партнера в Заливе», обсуждаемой сейчас частью американского истеблишмента, близкой к Демократической партии.

Список претензий других монархий Залива к лидерским амбициям саудитов можно было бы продолжить, но в этом нет особого смысла, поскольку члены ССАГПЗ прекрасно понимают, что королю Абдалле ибн Абдель Азизу аль-Сауду осталось совсем немного, близится время, когда в Эр-Рияде начнется борьба за трон. Причем с достаточно непредсказуемым результатом. Королевскую династию сейчас воспринимают как «хромую утку», в ее силу больше не верят. Если на словах с ее представителями соглашаются, а предложенные ими бумаги подписывают, то на деле ведут в регионе самостоятельную игру, попутно присматриваясь, где от сфер влияния саудитов можно «откусить» в свою пользу.

Конфликты в отношениях между Саудовской Аравией и остальными государствами — членами Совета усиливает вопрос отношений с ИРИ. Иранофобия саудитов больше не встречает понимания в других правящих домах. Речь не идет о внезапном «приступе добрых чувств» к Тегерану. Причины здесь сугубо прагматические.

Оман сыграл ключевую роль в качестве посредника на секретных переговорах между Вашингтоном и Тегераном по иранскому ядерному досье, чем неплохо прирастил свой международный авторитет. Кувейт и ОАЭ давно уже получают неплохие финансовые бонусы от того, что на их территории осуществляют свои операции «черные рыцари» — бизнесмены, торгующие с Ираном в обход западных санкций. К столь экономически выгодной роли «посредника» в отношениях Тегерана с арабским миром хотел бы присоединиться и Катар.

В отличие от Эр-Рияда, другие члены ССАГПЗ прекрасно понимают, что без поддержки Вашингтона любые усилия по «сдерживанию Ирана» и «шиитской экспансии» обречены на провал. Исключая саудитов, остальные монархии Залива считают, что политика «разрядки», которую США проводят в отношении ИРИ, носит ограниченный и тактический характер. А потому не намерены драматизировать ситуацию и портить отношения с Вашингтоном, как это сделал Эр-Рияд. Монархии Персидского залива выстраивают особые отношения с США в обход традиционного американо-саудовского союза.

На фоне таких противоречий можно с уверенностью сказать, что главный итог прошедшего саммита в Дохе — провал попыток создать «арабское НАТО» с саудовской династией во главе. Вероятности выработки членами ССАГПЗ общих подходов к важнейшим внешнеполитическим вопросам, за исключением укрепления стратегического партнерства с США (здесь все монархи едины), в ближайшем будущем не предвидится, а внутренние конфликты и борьба за лидерство в Совете будут только нарастать.

Очевидно, что в этих условиях Эр-Рияд и его конкуренты в лице того же Катара захотят из тактических соображений, для укрепления своих позиций на торгах в ССАГПЗ и в Вашингтоне, сыграть отдельную партию с Москвой. Изобразить готовность к установлению «особых отношений» и «расширению экономического сотрудничества». Здесь нужно четко понимать, что это — не более чем дипломатическая интрига, с которой Москве не следует связывать серьезных ожиданий. России вполне достаточно того, что ССАГПЗ, в котором у нее не было и не будет доброжелателей, сегодня раздирают внутренние противоречия. «Арабского НАТО» в ближайшем будущем не предвидится. И этой хорошей новости пока вполне достаточно.

Игорь Панкратенко — редактор по Ирану ИА REGNUM

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.
Главное сегодня
NB!
20.01.17
Новая холодная война
NB!
20.01.17
Беларусь в Москве: есть ли у минских ТВ-агитаторов такая же свобода дома?
NB!
20.01.17
Российский истребитель МиГ-35 – новый самолёт, который никому не нужен?
NB!
20.01.17
Феллини: конец искусства и конец человека
NB!
20.01.17
Японский энергомост и комплексное развитие Дальнего Востока
NB!
20.01.17
Архиважный проект: Госдума обсудит «Турецкий поток»
NB!
19.01.17
«Украинские военные могли бы выдавить хоть протокольную благодарность»
NB!
19.01.17
Львов провоцирует противостояние между Варшавой и Киевом
NB!
19.01.17
Некуда деваться: Украина готова покупать российский газ
NB!
19.01.17
Радио REGNUM: второй выпуск за 19 января
NB!
19.01.17
Турция становится еще ближе к России
NB!
19.01.17
«Заявление Шувалова вызвало шок на рынке, но это лишь первый залп»
NB!
19.01.17
Зюганов: Вопрос о перезахоронении Ленина в 2017 году — провокация
NB!
19.01.17
Додон признал за Молдавией $6 млрд приднестровского долга за российский газ
NB!
19.01.17
«Внешняя политика США при Обаме стала провалом» — The Foreign Policy
NB!
19.01.17
«Реальных интервенций ЦБ избежать не удастся»
NB!
19.01.17
Радио REGNUM. «Четверть часа о высоком». В гостях Катерина Калос
NB!
19.01.17
Налоговое ярмо: трудоспособные украинцы собирают чемоданы и бегут из страны
NB!
19.01.17
В Севастополе политические партии создают коалицию
NB!
19.01.17
«Решение о переводе выплат бюджетникам на карту «Мир» не пересмотрят»
NB!
19.01.17
СКР возбудил дело о махинациях на выборах в Воронежской области
NB!
19.01.17
Комитет рекомендовал ГД поддержать декриминализацию побоев во II чтении