Накануне каникул ЕС демонстрирует, что «европейцы твердо стоят против Путина»

Дмитрий Семушин, 22 декабря 2014, 23:46 — REGNUM  

Валютный кризис на прошлой неделе стал поводом для словесных волнений как в экспертных, так и в политических кругах Европы о возможных финансово-экономических последствиях возможного краха российской валюты. В ЕС боятся эффекта домино с воздействием на и без того кризисную экономику и финансы государств — членов Евросоюза. И последствия не замедлили себя проявить уже на исходе недели.

Правда, ничего опасного для европейцев в них, как выясняется, нет. В минувшую пятницу стало известно, что Швейцарский центральный банк с 22 января 2015 года вводит отрицательный процент — минус 0,25% на вклады, превышающие 10 млн швейцарских франков. На практике это означает, что не швейцарские банкиры будут платить вкладчикам процент за хранение и пользование их капиталами, а сами вкладчики будут платить швейцарским банкирам за сохранение своих денег в их банках. При этом в комментариях управляющего Центральным банком Швейцарии было заявлено, что мера эта связана с ожидаемым наплывом капиталов из России. Картина, достойная «швейцарских гномов». Мера ЦБ Швейцарии связана со стремлением держать франк на приемлемом (CHF1,2 = €1) для швейцарского экспорта уровне.

Введение отрицательной процентной ставки уменьшает привлекательность инвестиций в швейцарский франк. По сути, введен налог на превышение вкладов. Но в этом мероприятии швейцарцы не были оригинальны. Европейский центральный банк определил отрицательную ставку по депозитам в 0,1% еще в июне этого года, а затем изменил ее до минус 0,2% в сентябре.

Итак, кризис российской валюты пока никак серьезно не повлиял на внешний мир, за исключением того обстоятельства, что постановление ЦБ Швейцарии лишний раз обнаружило известный уже главный порок российского офшорного «капитализма». Российские предприниматели берут в долг валютные средства за рубежом, в том числе для удовлетворения всяких сугубо личных бытовых потребностей, а расплачиваться за это в конечном итоге должна посредством своей валюты вся российская нация.

Что касается политической ситуации, развивающейся вокруг кризиса на Украине на фоне болезненных явлений в российской экономике и финансах, то весьма кстати лихорадка на российских биржах совпала на прошлой неделе с очередным саммитом глав государств и правительств стран Евросоюза. В этой связи необходимо отметить, что прошедший 18 декабря 2014 года саммит ЕС был рекордным по краткости за последние годы. Саммиты двух предшествующих лет продолжались по крайней мере два дня и сопровождались долгими ночными бдениями, так что участники саммита расходились уже под утро.

На этот раз все было по-другому. Участники саммита посидели один полный рабочий день и разъехались по своим столицам. Можно было бы предположить, что краткость прошедшего саммита ЕС стала первым достижением его нового председателя — Дональда Туска, вступившего в должность председателя Европейского совета 1 декабря 2014 года. Но это, конечно же, не так. Краткость саммита была определена просто тем, что на саммите не было поставлено вопросов, которые можно было бы решить. А они есть. Тяжелый экономический кризис в странах Европы, конфликт с Россией, судьба «проевропейской» Украины — вот перечень серьезных проблем, которым европейские лидеры не нашли решительного ответа на прошедшем саммите.

Впрочем, в ситуации конфликта с Россией прошедший саммит ЕС лишний раз подчеркнул общую позицию участников Евросоюза по принятым уже санкциям против нашей страны. Московский финансовый кризис дал повод европейцам говорить, что имеющегося пакета санкций уже достаточно, поскольку их результат в виде кризиса российской валюты налицо. При достигнутом главный принцип руководства ЕС остается сейчас — держать позицию единым фронтом.

«Санкции вводятся в силу определенных причин, и они могут быть удалены только после устранения этих причин», — так определила этот принцип канцлер Германии Ангела Меркель. Известные колебания на следующий день после саммита, 19 декабря продемонстрировал министр иностранных дел Германии Франк-Вальтер Штайнмайер. В интервью еженедельнику Der Spiegel на вопрос, не обеспокоен ли он возможной дестабилизацией России, если ЕС не смягчит свои санкции, глава германского МИДа ответил утвердительно. В такой форме Штайнмайер высказался не в пользу отмены, а против дальнейшего ужесточения санкций.

И тем не менее Евросоюз не заинтересован в изображении пассивности и статики. Накануне рождественских каникул ЕС демонстрирует, что в вопросе санкций против России «европейцы твердо стоят против Путина». В этом отношении принятые после саммита новые санкции ЕС против Крыма носят чисто демонстративный характер и означают, что пока для новых серьезных санкций против самой России ЕС не готов, но тем не менее в вопросе о принятых санкциях он демонстрирует свое единство. Кроме того, эти крымские санкции должны показать России, что дело идет о принципах и одними уступками по юго-востоку Украины Москва при окончательном сведении баланса не ограничится.

«Сегодня наша стратегическая проблема — Россия, а не Украина», — заявил Туск на пресс-конференции после саммита. Здесь он, разумеется, не лукавил. Россия является стратегической проблемой Европейского союза. При этом, как известно, стратегическая проблема требует стратегического решения. Какого? Ведь Туск лишь говорил о некой долгосрочной стратегии в отношение к России. В рамках нее пока речь идет лишь об экономическом стеснении нашей страны в результате политики санкций. Стимулом к длительной и нудной конфронтации с Москвой для лидеров ЕС представляется фактор экономически ослабленной России.

Свою фразу о долгосрочной перспективе противостояния с Россией Туск произнес уже после того, как в Москве на пресс-конференции президент Владимир Путин, в свою очередь, продемонстрировал готовность к долгому противостоянию. Президент дал ясные сигналы Западу, что Россия не отступит в связи с кризисом на Украине, а российская экономика будет в течение ближайших двух лет восстанавливаться в новой обстановке.

Давление Запада на Москву продолжается, хотя от российского руководства Вашингтон, Брюссель и Берлин пока ожидают лишь уступок по реализации сентябрьского соглашения в Минске. В минувшую субботу официальный представитель Донецкой народной республики Денис Пушилин заявил, что руководство ДНР не видит возможности для проведения 21 декабря 2014 года новых консультаций в рамках Минской группы. Конкретной договоренности с киевскими властями о дате проведения переговоров нет. Минский процесс не удается даже изображать для внешнего приличия. В этом отношении визит в Киев в минувшую субботу министра иностранных дел Германии Франка-Вальтера Штайнмайера оказался совершенно бесполезным.

В марте 2015 года государства — члены ЕС должны решить в первую очередь, хотят ли они продолжения нынешних санкций против России или нет. Похоже, что до этого срока политическая ситуация вокруг украинского кризиса будет находиться в состоянии ни войны, ни мира, а армии собирать. Ситуация внешне по аналогии напоминает описанное в известном романе советского писателя Алексея Толстого: «Царственные большие печати и государственных посольских дел сберегатель и наместник новгородский, князь Василий Васильевич Голицын, потребовал от поляков вернуть Киев: „Верните нам исконную царскую вотчину Киев с городками, тогда на будущий год пошлем войско на Крым воевать хана“. Три с половиной месяца спорили поляки: „Нам лучше все потерять, чем отдать Киев“. Русские не торопились, стояли на своем, прочли полякам все летописи с начала крещения Руси. И пересидели, переспорили. Ян Собесский, разбитый турками в Бессарабии, плача, подписал вечный мир с Москвой и возвращение Киева с городками».

Расчет обеих сторон конфликта «пересидеть» и «переспорить» выводит сейчас ситуацию вокруг Украины и Крыма в состояние пата.

Что касается самой Украины, то для нее вопрос стоит по-другому: как экономически выжить. Последние события, включая прошедший саммит ЕС, показали, что с серьезным финансированием Украины Евросоюз никак не может определиться. Поэтому и идут в Брюсселе и в Берлине адресованные Киеву бесконечные разговоры о необходимости борьбы с коррупцией и необходимости проведения реформ на Украине для создания общих предпосылок для «макрофинансовой помощи». МВФ сейчас утверждает, что только для спасения Украины от финансового краха в ближайшие месяцы необходимо дополнительно изыскать $15 млрд. В Евросоюзе на саммите и после говорили, что таких средств у Европы нет. Председатель Европейской комиссии Жан-Клод Юнкер, в свою очередь, после саммита оценил дополнительные потребности в финансировании Украины в два миллиарда евро, но это только потому, что в его распоряжении имеются средства на эту сумму. На саммите председатель Европейской комиссии Жан-Клод Юнкер предложил в течение ближайших двух лет создать в ЕС гигантский инвестиционный фонд размером €315 млрд.

Цель фонда — запуск экономического роста в странах Евросоюза. Заявленный проект Юнкера дает возможность «сторонникам европейского выбора на Украине» в очередной раз мечтать о плане Маршалла для Украины из этих средств. Однако до сих пор неясно, сколько государств-членов готовы внести свой вклад в этот предложенный Юнкером фонд, а о самой Украине не идет речь при подготовке этого плана. Таким образом, и на фронте экономических проблем по линии Европа — Украина не наблюдается каких-либо решительный подвижек. Состояние пата, когда нет ни выздоровления экономики Украины, ни, образно говоря, ее смерти, просматривается и здесь.

Пат по линии политики и экономики в большой игре вокруг Украины между Европейским союзом и Россией — вот то, с чем европейцы отправятся на рождественские каникулы, а россияне встретят Новый год.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.