Дмитрий Семушин. Девятый месяц конфликта на Украине: стратегия НАТО

Дмитрий Семушин, 8 Декабря 2014, 15:26 — REGNUM  

7 декабря 2014 года канцлер Германии Ангела Меркель в интервью еженедельнику Welt am Sonntag заявила, что в случае вооруженного конфликта России с Эстонией, Латвией и Литвой, НАТО окажет этим государствам прямую военную помощь, как это предусмотрено союзническими обязательствами в рамках Североатлантического альянса. Что касается главной причины дестабилизации безопасности на восточных границах Европейского союза — Украины, то здесь Меркель напомнила, что она, Меркель, «с самого начала кризиса дает понять, и всему федеральному правительству это понятно, что нет никакого военного, но только дипломатическое решение вопроса».

Таким образом, Меркель в очередной раз прямо и недвусмысленно подтвердила, что НАТО не имеет прямых военных обязательств перед Украиной. Тем не менее, полагает Меркель, «тот факт, что Россия нарушила гарантии территориальной целостности и суверенитета Украины, юридически закрепленные Будапештским меморандумом 1994 года, не может оставаться без последствий».

Меркель убеждена, что до сих пор «единая европейская реакция на действия России является правильной». Подобная постановка вопроса предполагает ограниченное вмешательство НАТО в конфликт на Украине.

Итак, тема НАТО и Россия в условиях кризиса на Украине вновь продолжена ведущим европейским лидером. Напомним, что 19 ноября 2014 года сразу после саммита в Брисбене пресс-секретарь российского президента Дмитрий Песков в интервью Би-би-си заявил, что России нужна «стопроцентная гарантия» того, что ни одна страна не думает о вступлении Украины в НАТО. Спустя неделю на это ответил сам президент Украины Петр Порошенко.

24 ноября 2014 года в Киеве на совместной пресс-конференции с президентом Литвы Далей Грибаускайте Порошенко заявил, что решение о возможном вступлении страны в НАТО будет приниматься на всеукраинском референдуме, который будет проведен на Украине только после того, как эта страна выполнит требования, предъявляемые НАТО к странам — кандидатам на членство в альянсе.

Тогда же новый генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг подтвердил, что двери для Украины в альянс «остаются открытыми». Столтенберг недвусмысленно ответил на «пожелание» Москвы, сказав, что «ни одна третья страна за пределами НАТО не может наложить вето на процесс расширения».

Однако вслед за этим министр иностранных дел Германии Франк-Вальтер Штайнмайер в интервью Spiegel уточнил: «Я вижу партнерские отношения между Украиной и НАТО, но не членство». И, когда 2 декабря 2014 года министры иностранных дел НАТО встретились в Брюсселе, вопрос о возможном будущем членстве Украины в альянсе не стоял в повестке дня. Даже само слово «Украина» не попало в итоговый документ совещания — «Заявление министров иностранных дел НАТО», хотя о «вызовах, поставленных Россией, и их стратегических последствиях» в нем и говорилось.

В целом альянс на своем саммите объявил лишь об ограниченных мерах по поддержке стран, не являющихся членами НАТО. При этом речь шла все-таки о политической, а не о военной поддержке. В результате на следующий день, 3 декабря 2014 года, на Украине в Верховную раду был внесен на рассмотрение закон об отказе от внеблокового статуса Украины. По форме его принятие станет первым законодательным шагом на пути Украины в НАТО.

За всеми этими зигзагами и маневрами стоит то, что украинский кризис выявил пределы этого военно-политического союза. Только незначительное число из государств — членов НАТО на сегодняшний момент поддерживают предоставление членства Украине в НАТО. Речь идет о Польше и Прибалтике. Все остальные придерживаются принципа, что каждое присоединение должно быть не только полезным для нового члена, но и для всех участников союза и всего сообщества в целом. Продвижение при подобных условиях вопроса о членстве Украины в НАТО грозит если не расколом, то заметными трениями между государствами-членами.

Само открытое обсуждение проблемы грозит подорвать то, что в НАТО называют «сплоченностью». Тогда зачем нужно с завидной регулярностью поднимать вопрос о членстве Украины в НАТО? Здесь можно констатировать, что нынешний политический курс НАТО с уходом от прямого военного вмешательства на Украине и с продолжением политического давления на Россию с подчеркиванием вопроса о партнерских отношениях с Украиной все-таки способствует сплачиванию членов альянса вокруг США.

Внешне позиция стран — членов НАТО остается последовательной. И в этом ее достоинство. Еще в начале кризиса альянс выразил мнение, что конфликт на Украине не может быть решен военным путем. НАТО, таким образом, открыто демонстрирует отсутствие готовности защищать территорию, на которую военно-политический союз Запада в настоящее время претендует. Ведь для того, чтобы эту готовность продемонстрировать, необходимо все-таки физически войти на эту территорию. А этого как раз не делается. Но при этом в сложившейся напряженной ситуации в Европе постоянные политические заявления в адрес России подчеркнуто делает командующий силами НАТО в Европе американский генерал Филип Бридлав.

Действенным средством против политики Кремля в ведущих столицах государств — членов НАТО по-прежнему рассматривают политику санкций, результативность которых предполагает фактор времени. Поэтому Запад заинтересован в затягивании конфликта на Украине и в тлеющем его состоянии. При этом именно НАТО в своей совокупной мощи остается главным инструментом военно-политического давления на Россию. После восьми месяцев конфликта на Украине можно уже говорить о последовательной стратегии НАТО участия в нем. В НАТО не хотят прямого военного столкновения с обладающей ядерным оружием Россией. НАТО не нужно и военное положение в России как логический результат подобного столкновения. Поэтому с самого начала в НАТО приняли стратегию непрямого конфликта.

В случае с Украиной «легитимность» реакции НАТО основывается на необходимости защиты «международных норм и ценностей», а не на статье 5 Североатлантического договора. Предшествующая практика, например, в случае с Югославией, Ираком и Ливией, продемонстрировала, что этого вполне достаточно и для прямого военного вмешательства НАТО с интервенцией. В случае с Украиной, где от подобного способа вмешательства пока сознательно отказываются, НАТО необходимо определить некий «срединный путь» между статьей 5 с ее обязательством прямой военной помощи союзникам и полным отсутствием реакции по отношению к безопасности партнеров по НАТО. НАТО необходимо реагировать, поскольку «потребности» Украины заслуживают поддержки со стороны Запада. Сейчас ответ НАТО идет по трем направлениям.

Во-первых, союзники по НАТО поставляют Украине (пока в ограниченных количествах) военную технику, средства разведки и связи. Они осуществляют какую-то подготовку военных кадров Украины. НАТО готов предоставить Украине в больших объемах необходимые ей военные ресурсы. НАТО регулярно обменивается военно-политической разведывательной информацией с властями Украины. В конечном итоге речь идет о совершенствовании имеющихся вооруженных сил Украины. Большинство европейцев, как показывают опросы общественного мнения, не хотят поддерживать Украину финансово, но готовы предоставить ей подобного рода «помощь» для того, чтобы она могла «защитить» себя.

Во-вторых, Соединенные Штаты и Европейский союз сейчас расценивают первые результаты санкций против России и рассматривают возможность их расширения. Одно обсуждение этой проблемы уже оказывает давление на Россию.

В-третьих, ЕС упорно обещает помочь Украине реформировать ее экономически и политически. Тем самым дается надежда населению Украины на будущее процветание через нынешний конфликт с Россией.

Соединенные Штаты в избранной стратегии НАТО непрямого конфликта с Россией не могут вести работу по всем вышеперечисленным пунктам в одиночку. Они должны работать сообща по этому направлению со своими европейскими союзниками. Последних надо «мобилизовать». Вот для этого и нужны периодические обсуждения в публичном пространстве Запада проблемы участия Украины в НАТО и партнерство с ней. Они готовят общественное мнение в Европе к расширению материальной военной помощи Украине.

При этом для процесса желательно частично снизить военную напряженность на востоке Украины без прекращения конфликта как такового. Избранная стратегия США и НАТО предполагает задействование фактора времени для победы в конфликте. Не трудно заметить, что и Россия в своем нынешнем стремлении заморозить конфликт на востоке Украины с тем, чтобы перевести его из военной стадии противостояния в политическую, рассчитывает на фактор времени. В использовании последнего, таким образом, и стратегия США с НАТО, и стратегия России совпадают, что является плохим обстоятельством для одной из сторон, участвующей в конфликте.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.
Главное сегодня
NB!
11.12.16
Минобороны Британии: Россия — стратегический конкурент
NB!
11.12.16
Вашингтон, Киев, Лондон, Минск... далее везде? Преследования российских СМИ
NB!
11.12.16
Социализм в Южной Европе — слова и дела: Франция
NB!
11.12.16
Минкомсвязи РФ вступилось за репрессированных журналистов в Белоруссии
NB!
11.12.16
Курилы: Остановить «обгрызание» границ России!
NB!
11.12.16
Белорусские власти приступили к созданию «пророссийской оппозиции»?
NB!
11.12.16
Взрыв прогремел в коптской церкви Каира
NB!
11.12.16
Макфол хочет, чтобы власти США признали RT и Sputnik иностранными агентами
NB!
11.12.16
Кого похоронил АртДокФест?
NB!
11.12.16
Telegraph: Тереза Мэй сталкивается с новыми преградами на пути к Brexit
NB!
11.12.16
Суд признал «отделы» МВД ПМР на избирательных участках незаконными
NB!
11.12.16
Устроит ли Трамп «охоту на ведьм» в министерстве энергетики США?
NB!
11.12.16
Польша осознала «ошибку» и обвинила РФ в нарушении международных прав
NB!
11.12.16
Азербайджан грозит Нагорному Карабаху новой войной
NB!
10.12.16
Новак: РФ не будет заключать с Украиной дополнительные соглашения по газу
NB!
10.12.16
Выборы в Приднестровье: давление исполнительной власти началось
NB!
10.12.16
СМИ: Пальмира находится под контролем сирийских войск
NB!
10.12.16
Почему Россия позволяет унижать и дискредитировать себя?
NB!
10.12.16
Запад снял с Порошенко иммунитет от «свободы слова»
NB!
10.12.16
Государство намекает Церкви на важность идти путем милосердия
NB!
10.12.16
Порты: Россия хочет повоевать с Прибалтикой за белорусский нефтетранзит
NB!
10.12.16
Репрессии в Минске: о чём на самом деле идёт речь