«Алчность победить сложно»: интервью ко Дню борьбы с коррупцией

Сергей Никитенко, 9 декабря 2014, 06:05 — REGNUM  

9 декабря отмечается Международный день борьбы с коррупцией, провозглашенный Генеральной Ассамблеей ООН в 2004 году. О коррупции в России в интервью ИА REGNUM рассказал эксперт в сфере антикоррупционного законодательства, заместитель управляющего партнера адвокатского бюро «Шабарин и партнеры», адвокат Сергей Никитенко.

ИА REGNUM: Какова история возникновения коррупции?

Коррупция берет свое начало еще во времена первобытного строя: уже тогда для обращения с просьбой к вождю или предводителю клана необходимо было дарить подарки. С появлением государства на следующем этапе развития общества возник аппарат чиновников. Государственные служащие имели небольшое жалование и поэтому стремились использовать свое положение для получения дополнительной прибыли.

Определение коррупции основывается на злоупотреблении властью ради личной выгоды.

ИА REGNUM: Какие формы коррупции выделяют сегодня?

В российском законодательстве зафиксировано несколько форм коррупции: злоупотребление служебным положением и полномочиями (статьи 201 и 285 УК РФ), получение взятки (статья 290 УК РФ), дача взятки (статья 291 УК РФ), коммерческий подкуп (статья 204 УК РФ). Среди проявлений коррупции наиболее распространено взяточничество. Оно посягает на основы государственной власти, дестабилизирует управленческую деятельность, препятствует конкуренции, затрудняет экономическое развитие, а также деформирует правосознание граждан, создавая у них представление о возможности удовлетворения личных и коллективных интересов путем подкупа должностных лиц.

ИА REGNUM: Существует ли актуальная статистика по коррупционным делам?

По уровню коррупции Россия находится на 127 месте из 177 стран. В 2012 году правоохранительными органами было выявлено свыше 49 тыс. преступлений коррупционной направленности, в 2013 году — свыше 41 тыс. преступлений. Кстати, коррупция была выявлена в Счетной Палате, Аппарате Правительства РФ, Совете Федерации РФ, Росреестре, Правительстве Московской области, Управлении делами Президента РФ и других государственных учреждениях и предприятиях федерального уровня. По количеству жалоб на коррупцию в России первое место занимают органы внутренних дел, затем идут суды. Средний размер взяток в судебной системе, по данным доклада Всероссийской антикоррупционной общественной приемной «Чистые руки», составляет порядка 600 тыс. по гражданским делам и до 1,5 млн рублей в среднем по уголовным делам. И эти суммы еще не гарантируют оправдательный приговор, а только более мягкое наказание. Жалобы на бытовую коррупцию сократились в среднем на 15% — это связывают как раз с кампанией по противодействию коррупции. Тем не менее, взятки при получении водительских прав, загранпаспорта, при сдаче экзаменов или получении медицинских услуг все еще процветают.

ИА REGNUM: Где проблему коррупции можно решить в первую очередь?

В целом, подвижки в борьбе с коррупцией в стране пока маленькие и неощутимые. И, пожалуй, самые коррумпированные структуры — это те органы, которые и отвечают за борьбу с коррупцией. Это ГУЭБиПК МВД России, и арест бывшего главы службы Дениса Сугробова и ряда его сослуживцев — яркий пример, иллюстрирующий это. Возможно, это некая показательная порка. Высшие чины полиции как раз и обвиняются, в том числе, в провокации взятки, что является нарушением закона. Если попытка передачи денег, ценных бумаг, иного имущества или оказания услуг имущественного характера осуществляется в целях искусственного формирования доказательств совершения преступления или шантажа. Тот, кого провоцировали на взятку, не подлежит уголовной ответственности за отсутствием события преступления. А подстрекательские действия сотрудников правоохранительных органов как раз нарушают закон «Об оперативно-розыскной деятельности». Гражданина склоняют к получению ценностей при таких обстоятельствах, которые свидетельствуют о том, что без вмешательства сотрудников правоохранительных органов умысел на их получение не возник бы, и преступление не было бы совершено.

Кстати, с 1 декабря в МВД произошли масштабные сокращения: подразделение ГУЭБиПК МВД РФ оказалось реорганизовано. Штат структуры сокращен с 645 человек до 400 человек: 200 сотрудников не будут введены назад в штат, освободившиеся ставки будут переданы в региональные УВД. С одной стороны, возможно, это свидетельствует о некачественной работе структуры. С другой стороны, учитывая такую ситуацию, сотрудники правоохранительных органов могут в дальнейшем закрывать глаза на противоправную деятельность своих же коллег или должностных лиц, и вся борьба с коррупцией сведется к борьбе с бытовым взяточничеством.

ИА REGNUM: Какие изменения происходят в антикоррупционной сфере?

К сожалению, формы и степень коррупции мало изменились за это время. Есть данные, что чиновники стали реже брать взятки — но зато сумма поборов стала больше. В остальном же и низовая коррупция, и преступления в высших эшелонах властных структур остаются. К тому же отсутствует правоприменительная практика — следствие слабо выявляет коррупционеров, а суды выносят малое количество приговоров или же наказание не очень суровое. Кстати, и в самой судебной системе продолжается взяточничество. Есть мнение, что увеличение зарплат — в правоохранительных и судебных органах, среди чиновников, в социальной сфере — поможет снизить уровень взяток, но, к сожалению, это заблуждение. Судьи, врачи, преподаватели продолжают заниматься поборами. Алчность победить сложно.

К тому же не удается пока разрушить саму сложившуюся систему: даже если низы готовы не брать взятки, они вынуждены это делать — потому что часть дани отдается своему начальству, как в структурах ГИБДД, к примеру. Рыба тухнет с головы. В отличие от западной практики, у нас сама бюрократическая система выстраивает в работе разных структур такие административные барьеры, которые можно преодолеть только взяткой. И граждане вынуждены прибегать к таким нелицеприятным способам разрешения проблем. Ну, а в условиях нарастающего экономического кризиса рост взяточничества на низовом уровне неизбежен.

ИА REGNUM: Какие предложения поступают от главы государства?

На днях президент Владимир Путин предложил снизить минимальную кратность штрафов, предусмотренных за коррупционные преступления небольшой тяжести. Сейчас за получение взятки менее 25 тысяч рублей нарушителю грозит от 25 до 50-кратной суммы взятки. Владимир Путин предлагает ввести альтернативные наказания в виде исправительных работ и штрафа в фиксированном размере до 1 миллиона рублей. И дополнить УПК пунктом о наложении ареста на имущество подозреваемого в целях обеспечения штрафа. Думаю, это правильное предложение.

Закон о кратных штрафах, который был инициирован в 2011 году Дмитрием Медведевым, критиковался юридическим сообществом, поскольку имел свои огрехи. К примеру, чиновник был известен своим взяточничеством несколько лет, а наказать его удалось только за последний эпизод с маленькой взяткой — справедливо ли это? Нынешнее предложение президента в какой-то степени гуманизирует законодательство, потому что мелкое взяточничество процветает у нас в массовом количестве, такие изменения в законе смягчат наказание для рядовых взяточников и взяткодателей, а это смягчит социальную напряженность.

ИА REGNUM: Почему не работают законы?

Они есть, и не плохие, но идеальных законов не бывает. Да и применить законодательные меры иногда сложно. Отсутствует доказательная база, есть «рогатки» в законах, которые трудно преодолеть. Отсутствует публичный характер борьбы с коррупцией, а без этого она просто невозможна.

ИА REGNUM: Какие пробелы, усложняющие расследование коррупционных дел, существуют в законодательстве?

Да. Вот частность: к примеру, взятка должна считаться полученной не только когда лицо принимает ее в физическом смысле (берет в руки, кладет в карман, сумку), но и тогда, когда оно соглашается с ее передачей (деньги положили на стол, перечислили на счет). Но каким-то образом доказать сам факт согласия на получение взятки, в законе не указано. Трудно доказать и оказание услуг нематериального характера, например, закрытие глаз на какое-либо незаконное действие или манипулирование влиянием — это не считается взяткой и таких коррупционеров невозможно взять с поличным. Кроме того, само понятие «коррупционное преступление» не имеет в законе отдельного определения. Уточнение этого понятия помогло бы избежать спорных моментов при трактовке закона.

ИА REGNUM: Что нужно сделать для эффективной борьбы с коррупцией?

Борьба с коррупцией должна происходить не только наверху. Глава государства должен ощущать поддержку снизу. Кумовство в органах власти — это самое страшное, из-за этого коррупция возрастает в разы. И если государство заинтересовано в подавлении коррупционных проявлений, необходимо, во-первых, создавать в обществе понимание, что коррупция — это зло, а во-вторых, поддерживать все общественные гражданские инициативы.

В целом уровень коррупции по-прежнему остается в России на высоком уровне. Возможно, нужно создать специальную структуру по противодействию коррупции, а также использовать силы гражданского общества. В своем недавнем интервью агентству ТАСС Владимир Путин отметил, что коррупция — «одна из очень серьезных проблем, которая досталась нам из прошлого»: «Когда администрация любого уровня считала, что может делать все, имея на это право, и никто не волен покушаться на ее полномочия и как-то контролировать. Потом добавилось то, что лишь усугубило ситуацию — непрозрачная приватизация». Глава государства подчеркнул, что в борьбе с этим злом не должно быть неприкасаемых.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.
Главное сегодня
NB!
26.03.17
Заговор молчания: к чему ведёт сокращение оборонных расходов России на 27%?
NB!
26.03.17
Слабина власти: в России решили освежить грабли столетней давности?
NB!
26.03.17
СМИ: Трамп требует с Меркель $375 млрд за услуги НАТО
NB!
26.03.17
Сборная Германии не проигрывает уже 9 матчей подряд
NB!
26.03.17
«Если Украина внесет нас в санкционные списки, мы сможем с этим жить»
NB!
26.03.17
Токио: Россия должна «принять факт возвращения» Курильских островов Японии
NB!
26.03.17
Санкт-Петербург: Вакуум власти или вакуум мозга?
NB!
26.03.17
Обострение в Гагаузии: «Приднестровье – уже не часть Молдавии?»
NB!
26.03.17
Автомобиль протаранил группу велосипедистов в Берлине
NB!
26.03.17
Шовинистская Молдавия «абсолютно непривлекательна для Приднестровья»
NB!
26.03.17
«Советы постороннего – 2»: Совет №2
NB!
26.03.17
Педофилы и «крестовый поход детей»: Навальный у стены, стена у Навального
NB!
26.03.17
Украина остается без ядерного топлива
NB!
26.03.17
Новая внешняя политика России
NB!
26.03.17
Ближневосточные епископы обеспокоены действиями ополченцев-христиан
NB!
26.03.17
Тела более 60 погибших извлечены из-под разрушенного здания в Мосуле
NB!
26.03.17
Испанское СМИ: «Путин и Ле Пен понимают друг друга без слов»
NB!
26.03.17
МИД РФ: Москва не станет отчитываться за «Искандеры» в Калининграде
NB!
26.03.17
Сепаратизм по-галисийски: един в двух лицах
NB!
26.03.17
Глава МИД Украины: С Россией надо говорить с позиции силы
NB!
26.03.17
Президент Армении заявил о готовности применить «Искандеры»
NB!
26.03.17
Россия, которую мы уничтожили много раз и продолжаем уничтожать