Программы приграничного сотрудничества эффективны, если ими занимаются с двух сторон: интервью

Санкт-Петербург, 4 декабря 2014, 08:57 — REGNUM  Отношения России и Европейского Союза на сегодняшний момент достигли такой степени напряженности, которой не наблюдалось за все 20 лет партнерства. Ленинградская область — регион-сосед двух европейских государств, который активно старается поддерживать и развивать трансграничное сотрудничество. О том, каково место Ленинградской области в межгосударственных отношениях, что регион делает для поддержания внешних связей и с какими трудностями сталкивается, ИА REGNUM поговорило с профессором кафедры европейских исследований факультета международных отношений СПбГУ Николаем Межевичем.

ИА REGNUM: Каким Вам видится место Ленинградской области в международных отношениях? В чем уникальность региона с точки зрения поддержания внешних связей?

Прежде всего, стоит начать с того, что есть конституция Российской Федерации и там уже заданы главные правовые рамки. У субъекта федерации внешней политики быть не может, равно как и своей политики безопасности, своего министерства обороны и т.д. Но, слава Богу, у нас федеративное государство. Что может быть у субъекта федерации и что есть у Ленинградской области — это определенная система внешнеполитических приоритетов. Условно говоря, с Белоруссией мы дружим, встречаемся, поддерживаем экономические, я бы сказал, социальные и политические связи, соотечественниками занимаемся. Финляндия наш приоритет. С Эстонией стараемся, насколько это можно в текущих условиях, поддерживать взаимовыгодные связи.

А, например, проблематика Латинской Америки нам, как региону, близка в меньшей степени, равно как и проблематика лихорадки Эбола и Центральноафриканского региона. Мы разделяем обеспокоенность МИД, но это все-таки не наше. Вполне понятно, что у каких-то других регионов России набор приоритетов другой. Если, скажем, для Приморского края вопросы, связанные с Кореей — одной и другой — это вопросы первостепенной важности, то для Ленинградской области, они менее актуальны. Мы исходим из того, что приоритеты заданы во многом географически. Ленинградская область граничит напрямую со странами ЕС. Уж какие ни есть российско-европейские отношения в данный момент, они все же существуют, и хочется верить, что дальше будут лучше, поэтому мы заинтересованы их поддерживать. В этом отношении Ленинградская область делает очень много, решая, в том числе, ряд специальных задач. Например, активно поддерживает мероприятия, связанные с культурными, гуманитарными, бизнес-связями с соотечественниками как в Прибалтике, так и в других странах ЕС. И, по-моему, только в Ленинградской области есть такой уникальный формат, как «Балтийский форум соотечественников», который является экспертной площадкой по выработке новых идей по взаимодействию региона с соотечественниками.

ИА REGNUM: Насколько позволяет нынешняя система принятия решений поддерживать внешние связи региона?

Система принятия решений по всем вопросам зафиксирована в уставе Ленинградской области. Помню, когда он еще принимался первый раз, когда я еще работал в администрации Ленинградской области, уже все было прописано. Процедура достаточно четкая, относительно простая, предусматривает хорошую увязку интересов и приоритетов законодательной и исполнительной власти, благо находятся они в одном здании, что тоже облегчает ситуацию. Конечно, аппарат Ленинградской области в разы уступает аппарату городскому, что в данном случае, на мой взгляд, является плюсом — и для налогоплательщиков, и с точки зрения принятия решений.

ИА REGNUM: Возвращаясь вопросу о соотечественниках. В чем заинтересованность Ленинградской области и что, в свою очередь, им может предложить регион?

Во-первых, надо сказать, Ленинградская область официально не включена в программу переселения соотечественников.

ИА REGNUM: Но планируется.

Возможно. Но, на мой взгляд, подходить к этому нужно очень осторожно и грамотно. В данном случае как бывший руководитель миграционной службы Ленинградской области могу сказать, у нас есть районы, явно не испытывающие дефицита кадров даже таких востребованных и популярных специальностей, как учителя и врачи. С другой стороны, у нас есть районы, где эти же специальности в дефиците. Поэтому речь не может идти о массовом привлечении, о сотнях, тысячах, а может быть даже десятках тысяч. Речь должна идти о точечном привлечении тех желающих переселиться семей, которые по квалификации, компетенции и желанию готовы жить и работать в Ленинградской области. С учетом того, что если они рассчитывают на какие-то льготы, служебное жилье, относительно высокие зарплаты — даже может быть больше, чем у проживающих здесь всю жизнь — то речь может идти, скажем так, не о Всеволожском районе, а, предположим, о Бокситогорском. Я выскажу свою личную точку зрения: лучше жить в Бокситогорском районе, чем в административном центре Магаданской области.

ИА REGNUM: Важным направлением «региональной внешней политики» для Ленинградской области является реализация программы приграничного сотрудничества. Насколько эффективно, на Ваш взгляд, данная программа воплощается на практике? Какие вызовы ей бросает текущая внешнеполитическая ситуация?

Программы приграничного сотрудничества эффективны в том случае, если ими занимаются с двух сторон границы. Если мы сейчас наблюдаем очевидные сложности в отношениях России и Европейского Союза — а у региона две пограничные страны ЕС — то не следует, соответственно ожидать каких-то фантастических прорывов от приграничного сотрудничества. Но я бы все-таки отметил одно направление, где достижения очевидны — это работа в рамках экологической комиссии по водной системе река Эмайыги — Псковское -Теплое-Чудское озера — река Нарова. Это внутренняя водная система, соединяющая России и Эстонию и дающая выход в Финский залив. Здесь удается сохранить некий климат доверия, и эта работа, насколько я знаю, продвигается достаточно эффективно. Происходит координация сбросов, координация экологической политики, вылова рыбы и т.д.

Конечно «большая» политика влияет на сотрудничество на более низких уровнях. В ряде случаев, когда взаимная заинтересованность высока, когда стороны понимают, что можно долго черпать воду дырявым ковшом с одной стороны реки, тогда здравый смысл побеждает. В случае с экологами он побеждает чаще, а когда речь идет о гуманитарных связях, то тут, конечно, сложнее.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.