Медленное закрытие АЭС не позволяет немцам понять роль атомной энергетики: эксперт

Брюссель, 3 декабря 2014, 17:52 — REGNUM  Германский энергоконцерн E.ON сообщил о планах по выходу из традиционных видов энергетики — атомной, угольной, газовой генерации. Компания намерена сконцентрировать свои усилия на возобновляемых источниках энергии, энергосетях и предоставлению услуг по сервису. «Объединенная компания имела бы более сильные рыночные позиции, — считает заведующий сектором экономического департамента фонда „Институт энергетики и финансов“ Сергей Кондратьев. — Всем известно, что диверсификация в энергетике — это хорошо. Когда происходит разделение одной компании на две, где одна занимается традиционной, а вторая возобновляемой энергетикой, то это может ослабить обе компании. Потому что возобновляемая энергетика сейчас столкнется с трендом на сокращение субсидий. Особенно это коснется Германии, где в рамках энергетического поворота (Energiewende) происходит сворачивание атомной и переход на возобновляемую энергетику, там такое сокращение — уже принятая стратегия. Маржа от возобновляемой энергетики в ближайшие годы либо будет оставаться на текущем уровне, либо даже несколько снижаться».

«Традиционная энергетика в Германии тоже сталкивается с определенными вызовами, — отметил эксперт. — Но надо понимать, что у компании E.ON был большой объем уже построенных мощностей, что позволяло их эксплуатировать с минимальными затратами. При этом не реализовывались серьезные дорогостоящие проекты, которые могли бы отразиться на финансовых показателях компании. Мне кажется, что разделенный на две части E.ON будет себя чувствовать хуже, чем одна компания. У нас на эту тему есть даже исторический пример. Когда в Великобритании проводилась реформа электроэнергетики, было создано несколько компаний на основе генерирующих активов. Но не все эти компании оказались успешны на рынке. В том числе и потому, что кому-то достались лишь старые мощности, и эти компании не могли нормально конкурировать на рынке. Потом государство даже было вынуждено прибегать к их господдержке. Допускаю, что при таком развитии ситуации с E.ON тоже могут произойти неблагоприятные события».

«Цены на электроэнергию поползли вверх после отказа от атомной энергетики в Германии и Японии, и это неудивительно, — напомнил он. — В Германии, увы, общественность настроена к мирному атому очень отрицательно. Этот настрой сложно объяснить с рациональных позиций. Понятно, что есть серьезное лобби партии „зеленых“, для которых противодействие атомной энергетике является одной из основных задач. И на этом и строится их политическая стратегия. Изначально именно „зеленые“ и стали инициаторами запрета на атомную энергетику в Германии. Именно этот запрет был во время заключения коалиции с Ангелой Меркель одним из условий. Кстати, „зеленых“ в правящей коалиции уже давно нет, но то решение продолжает жить уже само по себе. В итоге сейчас в Германии удивительно высокие цены на электроэнергию. Для мелкой промышленности они составляют более 25 евроцентов за киловатт-час. Это огромная нагрузка для промышленности. Плюс эти цены продолжали расти все последние годы, несмотря на то, что цены на оптовом рынке вроде бы снижались. А розничные цены продолжали расти из-за повышения налогов и сборов на развитие возобновляемой энергетики, в том числе, кстати, и целевых сборов с той же атомной генерации. Это вообще странный рыночный механизм».

«В случае с Японией ситуация несколько другая, потому что потому что Япония четко осознают свою зависимость от импорта энергоносителей, и она очень четко почувствовала эффект от отказа от атомной энергетики на своем торговом балансе, который стал отрицательным после закрытия атомных станций и сохраняется уже почти два года. Для Японии возобновление работы атомных станций — это вопрос времени, — уверен Кондратьев. — Уже в некоторых префектурах, где расположены АЭС, даются разрешения на ввод отдельных блоков, несмотря на какие-то протесты. Кстати, проходят они в тех местах, которые никак не связаны с объектами атомной генерацией. В префектурах, где расположены АЭС, большинство населения поддерживает возврат к атомной энергетике. Думаю, что в Японии мы увидим и возобновление работы большинства энергоблоков, и строительство новых блоков, находящихся в высокой степени готовности. В отличие от Германии, где будет тренд на постепенное угасание».

«Возможно, именно этот тренд на медленное закрытие атомных электростанций не позволяет немцам в полной мере понять роль атомной энергетики в стране, — предполагает эксперт. — Если бы Германия испытала такой же шок, как Япония, например, сейчас полностью закрыв все АЭС, тогда они были бы вынуждены увеличить импорт газа и угля. Увидев совсем другие цены на оптовом рынке, возможно, немецкие власти и немецкий бизнес пересмотрели бы свое отношение к атомной энергетике и намного серьезнее бы лоббировали ее возврат и развитие. Сейчас идет вялотекущее перебрасывание комментариями и Германия пока не подошла к закрытию наиболее крупных атомных станций, разговор о возможности существовать без мирного атома ведется пока только в теоретической плоскости. Когда атомные станции уйдут с рынка, а их начнут полностью замещать возобновляемыми источниками или угольными и газовыми станциями, вот тогда, возможно, немецкий бизнес и проявит инициативу, когда дойдет до крайности. При этом „зеленые“ в Германии совсем не протестуют против использования угля, который считается менее чистым источником энергии по сравнению с атомной генерацией. Есть отдельные предложения, что необходимо устанавливать новые фильтры и более качественно очищать выходящие газы. Но на самом деле и в самой Германии, и в Европе в целом зеленое движение не сильно замечает угольный ренессанс и его последствия для экологии. Да, этот ренессанс не будет долгим, так как большинство угольных станций очень старые, зачастую старше АЭС. И их эксплуатация выгодна только в условиях сверхдешевого угля и пока что очень дешевых квот на выброс СО2, а также за счет довольно благосклонного отношения со стороны регулирующих органов. Я считаю, что в пределах пяти лет доля угля в общем объеме источников снизится в Европе весьма существенно. Угольные станции сейчас приносят прибыль в отличие от той же газовой генерации, но проектов по строительству новых угольных мощностей очень мало, а выведение из эксплуатации будет большим».

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.