Рауан Исмаилов: Террористическая сеть в СУАР представляет угрозу для Средней Азии

Весь мир, 25 Ноября 2014, 13:46 — REGNUM  

За короткое время в результате реализации политики реформ и открытости СУАР КНР превратился из отсталого западного района в динамично развивающийся экономический центр, а также важнейший логистический и инфраструктурный хаб на западе Китая, нацеленный на интенсификацию торгово-экономических связей со всеми своими восьмью соседями.

В то же время внутриполитическая обстановка в Синьцзяне остается взрывоопасным фактором, который способен дестабилизировать ситуацию не только в самом Китае, но и за его пределами, в частности в Центральной Азии.

Проблемы социально-политического развития

По определению китайских властей, Синьцзян призван выполнять следующие стратегические функции:

— обеспечивать новый плацдарм для экономического проникновения в западном направлении внешней стратегии КНР;

— формировать эффективные транзитные коридоры для импорта энергоресурсов из Каспийско-Центрально-Азиатского региона, а в перспективе из Персидского залива;

— налаживать приток сырьевых ресурсов и металлов в китайскую экономику, а также экспортные поставки на товарные рынки соседних стран.

Как полагает руководство Китая, чтобы использовать преимущества, данные СУАР его выгодным географическим расположением, необходимо обеспечить условия для стабильного развития района. Однако задача полномасштабной модернизации Синьцзяна сталкивается с множественными препятствиями, основным из которых является сопротивление национальных меньшинств китаизации региона. Вместе с этим выделяется круг проблем, имеющий актуальность в общественно-политическом развитии западного региона КНР:

— ухудшение межэтнической и религиозной обстановки;

— увеличение миграционных и демографических рисков;

— рост внешнего негативного влияния на социальную ситуацию внутри СУАР.

Этническая политика и религиозная сфера

Несмотря на экономический рост и изменения в социально-экономической жизни населения, межэтническая и национальная обстановка в Синьцзяне за последние годы заметно обострилась. По заявлению самих китайских исследователей, «Синьцзян из-за специфического положения в этническом составе населения и сложной международной обстановки является одним из самых нестабильных районов Китая, где в течение последних двух столетий непрерывно ведется борьба с экстремизмом и сепаратизмом».

Этнонациональная политика в Синьцзяне строится в рамках концепции «единая китайская нация», однако осуществление даже частичной ассимиляции этносов вызывает массовое противодействие со стороны коренного населения северо-западного Китая. Идея «китайской нации» наименее утверждается в среде тибетцев, казахов, дунган и уйгуров, в жизни которых важную роль играет религия. Всякая новая реформа касательно ограничения вероисповедания непосредственно приводит к росту антикитайских настроений среди местных жителей.

Активное противодействие со стороны местных жителей, по мнению большинства западных экспертов, отчасти связано с чрезмерно жесткими мерами контроля над религиозной деятельностью. Бедственное экономическое положение значительной части населения и отсутствие политической оппозиции канализирует социальный протест в религиозную область. В связи с этим основной целью центрального правительства является стремление взять под контроль все религиозные процессы, при этом основное внимание уделяется недопущению усиления исламского фактора в политической жизни как в СУАР, так и в других автономных районах.

Население национальных автономий выражает недовольство главным образом целенаправленной политикой Пекина по культурной ассимиляции малых народов посредством политико-экономических мероприятий. Так, к примеру, можно выделить следующие меры:

— в языковой политике КПК с 2005 года осуществлен перевод национальных школ на обязательное «двуязычное обучение»;

— в ограничении религиозной деятельности, введен запрет на посещение мечетей лиц моложе 18 лет, а также сотрудников госучреждений;

— по программе «планового деторождения» распространены ограничения на национальные меньшинства.

Миграционные и демографические процессы

Несмотря на значительные демографические преференции, предоставленные нацменьшинствам, попытка насильственного осуществления планирования рождаемости вызывает у жителей автономий, главным образом мусульман, крайнее недовольство. По их мнению, демографическая политика КНР не приемлема с точки зрения исламских канонов, кроме того, искусственное ограничение рождаемости противоречит традиционным нормам местных народов.

Другим негативным фактором является правительственная программа по массовому переселению этнических китайцев в СУАР, в свою очередь представителей мусульманского населения Синьцзяна во внутренние районы Китая. Из статистических показателей видно, что именно благодаря политике планового переселения этнических ханьцев из внутренних районов на окраины и введению ограничения рождаемости среди нацменьшинств демографическая ситуация в Синьцзяне претерпела масштабные изменения. В частности, количество ханьцев в Синьцзяне за все время возросло в 10 раз. Сегодня население СУАР составляет — 20,9 млн человек, из них более 8,4 млн являются представителями титульной нации.

В ближайшие десять лет планируется увеличить число ханьцев в Синьцзяне до 20 млн. С этой целью со стороны государства им создаются всевозможные льготные условия и программы поощрения переселения в западные районы.

Внешнее влияние на национальную систему безопасности

На данном этапе усиление антиправительственного движения в СУАР происходит в основном под воздействием внешних факторов. В частности, ряд событий в период с 2008 по 2011 г., связанных с конфликтами на этнической основе в Косово и в Закавказье, послужили своеобразным стимулом для возобновления внутренних конфликтов в Синьцзяне и Тибете.

Выступления в Синьцзяне нередко носят религиозный характер, что свидетельствует о стремительной радикализации определенной части мусульманского населения и росте религиозного экстремизма в районе. Появление новых религиозных течений среди активистов сецессионистского движения в СУАР, а также подозрения о наличии связей синьцзянских политических движений с международными организациями, такими как «Аль-Каида» и ИДУ, — дали возможность официальному Пекину в 2001 г. объявить о причастности «уйгурского движения» к международному терроризму.

В эти же годы Пекин объявил список террористических организаций, действующих на территории Синьцзяна и сопредельных регионов (Афганистан, Пакистан и ряд стран Центральной Азии) и ведущих борьбу за создание независимого государства.

В последнее время китайское руководство все чаще связывает антиправительственные акции протеста на своей территории с деятельностью зарубежных организаций. Так, к примеру, ответственность за последние массовые беспорядки в Синьцзяне в 2009-2013 гг. китайские власти не раз возлагали на Всемирный уйгурский конгресс, активисты которого действуют на территории Германии, США и ряда других западных государств.

Наряду с этим, одним из немаловажных факторов, воздействующих на ухудшение социальной обстановки в Синьцзяне, является изменяющаяся военно-политическая ситуация в соседнем Афганистане. Предполагаемое укрепление позиций военизированной оппозиции в Афганистане после ухода иностранного контингента даст возможность антикитайски настроенным силам в СУАР вновь активизировать свою деятельность, возобновив связи с Талибаном. Заинтересованные в дестабилизации обстановки в Китае внешние игроки могут оказывать давление путем раскачивания межэтнической ситуации в автономных районах. Подходящим вариантом для этого будут тибетская и уйгурская проблемы.

В ходе событий в Тибете, СУАР, Нинся-Хуэйском автономном районе и во Внутренней Монголии в 2008-2011 гг. стало очевидно, что национальная политика, проводимая КПК в автономных районах, далеко несовершенна. Официальный Пекин, учитывая стратегическую значимость региона, предпринимает меры, направленные на пресечение сепаратистской деятельности. В то же время, осуществляя политику «районно-национальной автономии», китайское руководство рассчитывает ослабить напряженность межэтнических отношений в Синьцзяне с помощью социально-экономического и культурного развития этнических групп, проживающих в данном регионе. Именно этим объясняются колоссальные финансовые вливания в экономику СУАР из бюджета страны.

Таким образом, социально-политическая обстановка в Синьцзяне является тем фактором, который в ближайшее время будет оказывать непосредственное влияние на безопасность в Центрально-Азиатском регионе. Ужесточение законодательства и политики государства в отношении конфессий в национальных окраинах может стать одним из факторов, ухудшающих межэтнические отношения в Китае. Важно учитывать тот факт, что обострение религиозных отношений в Китае может происходить не по горизонтальной схеме (межэтнических столкновений), а по вертикальному формату (противостояние между Компартией и представителями религиозных групп). В этом случае в целях повышения шансов на сохранение свободы вероисповедания различные религиозные общины Китая могут объединиться перед лицом общей угрозы.

Китай стремительно превращается в одного из крупных геополитических игроков, что, естественно, вызывает беспокойство у остальных мировых держав. В целях ослабления и сдерживания возрастающей мощи Китая отдельные международные субъекты готовы использовать обострение внутриполитических проблем в КНР. В этом плане может вновь актуализироваться дискуссия относительно понятий территориальной целостности государства и права нации на самоопределение.

Антиправительственное движение в Синьцзяне приобретает все более радикальные формы, нередко переходящие в экстремистскую и террористическую деятельность. В последнее время наблюдается активизация связей синьцзянских организаций с террористическими движениями Афганистана. Становление в СУАР сильной террористической сети, имеющей внешнюю поддержку, будет представлять непосредственную угрозу национальной безопасности стран Центральной Азии.

Руководство КНР до 2050 г. планирует инвестировать в экономику Синьцзяна крупные финансовые средства на структурную модернизацию его экономики. Приоритетным становится развитие городских и транспортно-коммуникационных инфраструктур, создание современных высокотехнологичных производств, а также туризм и сопутствующие ему сферы хозяйства. В среднесрочной перспективе актуализируются вызовы роста экономического дисбаланса между странами Центральной Азии и СУАР КНР.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.
Главное сегодня
NB!
08.12.16
NI: Беседа Трампа и Назарбаева заслуживает пристального внимания
NB!
08.12.16
Граждане РФ пытаются экономить, переходя на более дешевые товары: опрос
NB!
08.12.16
«На рынке нефти не сезон»
NB!
08.12.16
«Эффект Роснефти» не повлиял на рубль
NB!
08.12.16
National Interest: Являются ли США тихоокеанской державой?
NB!
08.12.16
Радио REGNUM. «Четверть часа о высоком». В гостях Мария Манакова
NB!
08.12.16
Женщины-депутаты недовольны переработками: «Еще мужей кормить»
NB!
08.12.16
Камчатка и Чукотка — «антилидеры» в РФ по смертности населения
NB!
08.12.16
Порошенко: ЕС нашёл компромисс по механизму приостановки безвизового режима
NB!
08.12.16
В Молдавии установят бюст короля «Великой Румынии»
NB!
08.12.16
Япония должна признать итоги войны
NB!
08.12.16
Последняя игра ЦСКА под руководством Слуцкого — провал
NB!
07.12.16
«Меркель будет решать проблему, которую сама же и создала»
NB!
07.12.16
Guardian: «Ради сделки с Россией по Сирии Трамп принесет Украину в жертву»
NB!
07.12.16
Сечин доложил Путину о приватизации 19,5% акций «Роснефти»
NB!
07.12.16
МОК продлевает санкции против России
NB!
07.12.16
«Заморозка» накопительной части пенсии на три года прошла II чтение Госдумы
NB!
07.12.16
Восстанавливаются пенсионные права осужденных и реабилитированных граждан
NB!
07.12.16
«Севастополь ждет от нового губернатора решения социальных проблем»
NB!
07.12.16
Госдума повысила МРОТ на 300 рублей
NB!
07.12.16
Законопроект о фонде долевого строительства внесен в Госдуму
NB!
07.12.16
Атомная энергетика Украины — это сильная головная боль для Европы: обзор