Игорь Панкратенко. Что России надо знать о Бахрейне?

Игорь Панкратенко, 24 ноября 2014, 21:07 — REGNUM  

Карликовое королевство в Персидском заливе никогда не было избаловано вниманием прессы. Его «политический вес» и авторитет правящей там династии аль-Халифа даже среди других монархий не был особо высок, и уж тем более голос Бахрейна никогда громко не звучал на международной арене. Но после «арабской весны» 2011 года это островное государство превратилось в источник проблем для Саудовской династии и остальных правителей «Счастливой Аравии».

После жестокого разгона в 2011 году массовых демонстраций на Жемчужной площади в столице королевства Манаме, после массовых арестов оппозиционеров и полномасштабных «зачисток» карательными отрядами, руководили которыми офицеры саудовских служб безопасности, после того, как в страну был введен полицейский контингент из соседних государств, на какое-то время возникла иллюзия, что шиитская оппозиция в королевстве подавлена.

События последнего времени, в том числе — бойкот выборов, проходивших в минувшие выходные, показывает, что это не так. Оппозиция Бахрейна не подавлена, она радикализуется, социальное напряжение может «рвануть» в любой момент, вызвав цепную реакцию в остальных монархиях Залива. Поскольку основные причины волнений не устранены, а правящая династия по-прежнему винит в нарастающей напряженности кого угодно, но только не себя.

Теории о неотвратимости и победоносности всевозможных «цветных», а теперь и Twitter-Facebook-революций — один из самых устойчивых мифов, которые тщательно внедряют в общественное сознание. Это не означает, что технологий «T&F»-революций не существует. Наоборот, и технологии, и теория подобных действий мало того, что глубоко проработана, но еще и постоянно пополняется новыми приемами. Другой вопрос — являются ли такие технологии «абсолютным оружием», как нас пытаются уверить? Разумеется, нет. Схема, которую нам пытаются вложить в сознание, весьма незатейлива: есть некое «королевство, где все тихо и гладко, где ни войн, ни катаклизмов, ни бурь», все счастливы и единственная проблема заключается только в том, чтобы молочные реки не вышли из кисельных берегов. И вдруг (а сознание конспирологов и псевдо-экспертов всегда предполагает это «вдруг, откуда ни возьмись…») под воздействием неких внешних манипулятивных технологий происходит переворот или, того страшнее, «цветная революция».

Очевидно, что данный взгляд более всего выгоден правящей элите. В этом случае на пресловутые «враждебные силы» можно списать все. И виртуозно уйти от разговора о собственных управленческих ошибках, алчности, недальновидности, о политике дискриминации по национальному или религиозному принципу, об утрате правящей элитой инстинкта политического самосохранения.

Применительно к Бахрейну, где шииты составляют по разным оценкам от 65% до 80% коренного населения, это выглядит следующим образом:

Из 572 государственных должностей шииты к 2011 году, началу выступлений, занимали 101 (18%);

Из 47 министерских портфелей шиитам принадлежало 10 (21%);

Из 68 заместителей министра шиитов было 7 (11%);

Из 47 помощников министров шиитов было 10 (21%);

Состав Королевского суда, национальной гвардии, службы национальной безопасности и службы информации CIO (разведка) формируется только из суннитов, а в армии и МВД их количество к 2011 году не превышало 3% от численного состава. В министерствах, где ограничения по конфессиональной принадлежности были менее жестки (Министерство общественных работ и жилищного строительства, Министерство здравоохранения) существовали и существуют ограничения при назначении шиитов на руководящие должности.

Но даже эти ограничения не воспринимаются правящей суннитской элитой как достаточная гарантия собственной безопасности. В принятых к 2011 году государственных программах «Bahrain's National Youth Strategy» и «Bahrain's National Employment Project» были предусмотрены мероприятия по ограничению экономических возможностей шиитской общины и по предоставлению экономических льгот суннитам, вплоть до специальной подпрограммы финансовой поддержки молодых суннитов, берущих в жены более одной женщины.

Не менее драматично для шиитов выглядит политика королевского дома по поощрению суннитской трудовой миграции. Мигранты-сунниты пользуются преимуществом при получении работы перед местными шиитами. После скандалов 2007 года, разразившихся в результате обнародования фактов невыносимых условий труда мигрантов правительство приняло соответствующие меры, чем обеспечило себе лояльность этой категории, опять же — за счет шиитской общины.

Сунниты также пользуются льготами при кредитовании собственных коммерческих проектов, налоговыми льготами и другими экономическими преференциями, что закреплено на государственном уровне соответствующими правовыми актами. Достаточно очевидно, что когда около 80% населения страны регулярно подвергается всем видам дискриминации (политической, экономической, социальной), то не нужен ни Twitter, ни Facebook для того, чтобы вся эта смесь социальных противоречий и бесправия в один момент полыхнула.

В 2011 году бахрейнская оппозиция открыто заявила о том, что не намерена свергать короля Хамада бен Ису Аль Халифа. Целью и главным требованием манифестантов является отстранение от должности премьера Бахрейна Халифа бен Сальмана Аль Халифа (дядю короля, занимающего этот пост уже сорок три года) и всего кабинета министров. Также оппозиция требовала освобождения политзаключенных, предоставления больших прав шиитскому большинству, усиления борьбы с коррупцией и проведения внеочередных парламентских выборов. Особо стоит отметить, что оппозиция требовала законодательного оформления реформ и внесения их в виде статей в конституцию Бахрейна, что дало представителям кабинета министров Бахрейна основания говорить о том, что «оппозиционеры требуют установления конституционной монархии».

Но в выступлениях оппозиции был один, весьма характерный момент — изначально шииты вполне поддерживали реформы короля и открыто заявляли, что предпочитают политическое правление суннитского меньшинства иранской форме правления.

Правящая династия эти прокоролевские настроения откровенно проигнорировала, предпочтя версию об «иранском заговоре». Когда в 2010 году в ходе выборов в парламент стало ясно, что большинство мест правящей суннитской коалиции по итогам голосования «не грозит», правительство объявило о «раскрытии» шиитского шпионского заговора (разумеется, в пользу Ирана) и практически запретила предвыборную деятельность всех кандидатов-шиитов.

Почти аналогичным образом оно действовало и на нынешних выборах, блокируя, в том числе — и насильственными методами, избиениями и поджогами, — выдвижение шиитских кандидатов.

Выборы 2010 года для правящей коалиции закончились успехом. Очевидно, таким же «успехом» закончатся и нынешние, но это — откровенно «пиррова победа».

Напряженность в Бахрейне династия Саудитов восприняла как личный вызов. Во-первых, в Эр-Риаде принято считать, что Бахрейн находится в «зоне жизненных интересов» саудовского королевского дома.

В итоге, Эр-Рияд предпочел фактически оккупировать Бахрейн вместо проведения частичных реформ, которых требовала умеренная шиитская оппозиция. Во-вторых, пример Бахрейна мог стать заразительным для шиитской общины Кувейта (около 30% населения страны) И, наконец, в-третьих, в Эр-Рияде откровенно опасаются, что шиитские волнения в Бахрейне послужат детонатором для востока самого Саудовского Королевства, где на богатых нефтью территориях расположены шиитские поселения.

Тогда, в 2011 году, саудовский король пообещал отрезать руки любому, кто замахнется на установившуюся форму правления и существующий порядок вещей в районе Залива. Схожего принципа вся династия придерживается и сейчас.

Разумеется, при полной поддержке США, поскольку на территории Бахрейна находится база Пятого флота, на расширение которой из бюджета США в 2009-2011 году было выделено $580 миллионов, а кроме того, с территории Бахрейна осуществляется авиационное и радиослежение за территорией Ирана. Собственно, утрата контроля над Бахрейном означает для Вашингтона утрату контроля над Ормузским проливом (кстати, уступая стремлению США обустроить свое пребывание в Бахрейне наиболее комфортно, власти Бахрейна, единственные из стран Залива разрешили открытую продажу алкоголя). Исходя из этих соображений США закрывают глаза на любые «нарушения прав человека» в Бахрейне, предпочитая на обвинения в «покровительстве преступлений против граждан Бахрейна и их дискриминации по религиозному принципу» откровенно отмалчиваться. Старая-новая формула: «Имярек — сукин сын, но это наш сукин сын» — то, что остается неизменным при всех хозяевах Белого Дома. Меняются только имена.

И в мыслях нет намерения говорить о всемирно-историческом значении событий в Бахрейне. Однако их итоги представляют определенный интерес для ряда стран (и не только в Заливе).

Разумеется, правящий дом аль-Халифа идет на некоторые реформы для снятия противоречий. Но его возможности сильно ограничены позицией Саудовской Аравии, которая весьма ревностно охраняет свою гегемонию среди автократий Залива и ни о каких компромиссах с шиитскими общинами слышать сейчас не хочет. Успех саудитов, как ни странно, ограничил их возможность маневра на социальном поле. Простота полицейского решения вопроса с недовольными (а тем более — с шиитами) по-прежнему обманчиво-привлекательна для Эр-Рияда. Нет нужды в реформах и диалоге внутри уммы (а здесь необходимо учитывать и самовосприятие саудитов как «столпов веры» и носителей «чистого» ислама) — достаточно увеличить финансирование частей армии, гвардии и полиции.

В перспективе, это неизбежно ведет к радикализации настроения шиитской части уммы по всему Петролистану (по американской терминологии — страны Персидского залива). Сегодня недовольство шиитов сложившимся положением дел и невозможность изменить это положение дел мирным путем представляют собой мину замедленного действия. При малейших колебаниях политической атмосферы вокруг Залива, при малейших признаках того, что власть монархов ослабевает — эта мина сработает. И безо всякого Twitter'a в качестве детонатора.

Игорь Панкратенко, Восточная редакция ИА REGNUM

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.
Главное сегодня
NB!
24.02.17
Донбасс останавливает заводы, Украина теряет миллиарды: обзор экономики
NB!
24.02.17
Из-за обстрелов ВСУ остановилась Донецкая фильтровальная станция
NB!
24.02.17
День независимости Эстонии: праздник благодаря большевистской России
NB!
24.02.17
Нидерланды — следующее слабое звено ЕС?
NB!
24.02.17
Разоблачая CNN: американский журналист обвинил телеканал в искажении фактов
NB!
24.02.17
В Твери горит детская клиническая больница
NB!
24.02.17
Белый дом: США не позволят никому перехватить первенство в ядерной сфере
NB!
24.02.17
Трамп: Россия размещает крылатые ракеты в нарушение договора 1987 года
NB!
24.02.17
«Ростов» разгромил «Спарту» по сумме двух встреч и вышел в 1/8 финала ЛЕ
NB!
24.02.17
Трамп: США будут расширять свой ядерный арсенал
NB!
23.02.17
«Возможен ли в Сирии «русский мир»?»
NB!
23.02.17
The Independent: «Брексит» – дело русских хакеров
NB!
23.02.17
«Андерлехт» на 90-й минуте вырвал победу у «Зенита» по сумме двух матчей
NB!
23.02.17
Оборона Курильских островов — суверенное дело России
NB!
23.02.17
Пётр Кончаловский
NB!
23.02.17
Разведка США: рак мозга
NB!
23.02.17
Франция: семьянин пойдёт до конца
NB!
23.02.17
В Калининграде дан салют из пушек, штурмовавших Кёнигсберг
NB!
23.02.17
Путин заявил об огромном боевом потенциале ВС России
NB!
23.02.17
Баку обозначил дискурс независимости Нагорного Карабаха
NB!
23.02.17
Севастополь празднует третью годовщину Русской весны
NB!
23.02.17
Как великий актер Алексей Петренко стал «неправильным украинцем»