Президентский бросок «мазандаранского тигра»

Фахраддин Абосзода, 21 ноября 2014, 11:33 — REGNUM  

Иранское информационное агенство İSNA в четверг сообщило о сенсационных планах спикера Иранского парламента (Маджлиса) Али Лариджани по созданию новой политической партии. Об этом заявил член президиума иранского парламента Бахруз Немати. Согласно его словам, «Лариджани создает партию, чтобы сказать в политике свое слово», и что «уже ведется предварительная работа по созданию партии». Мало того, он заведомо уверен в том, что «народ Ирана поддержит спикера в создании новой партии», которая названа «Рахрован-е Вилайат», что в переводе с персидского значит «Последователи Рахбара».

Эта информация сразу стала объектом пристального внимания информационных агентств в Иране и за его пределами, что вовсе не случайно: А. Лариджани — восходящая звезда на иранском политическом небосклоне. Для такого заявления Лариджани выбрал благоприятный момент с точки зрения судьбоносности решения как для него самого, так и для страны. Почему?

Первое. В Иране зарегистрировано более 2500 политических организаций, хотя действующими являются лишь 60% из них. Если рассмотреть деятельность политических партий по их принадлежности к тому или иному лагерю, то получается, что в стане реформаторов зарегистрировано 47 партий, консерваторов — 35, умеренных — 25. Несмотря на это, активную деятельность ведут 10-15 партий из всех трех лагерей. Внешне выглядит бессмысленной попытка создать новую организацию при таком «обилии» политических партий. Но это только внешнее наблюдение. Ясно, что почти все существующие партии давно уже не являются привлекательными для населения страны, так как изрядно дискредитировали себя. Судя по результатам социологических опросов, большинство иранского населения не доверяет ни одной из существующих группировок и партий, а связывает свои надежды с «приходом Запада». При всей тревожности положения дел в обществе, тем не менее, оно создает благоприятные условия для таких неординарных политиков, как А. Лариджани, чья политическая биография развивалась на удивление успешно, без особых потрясений. Последовательно отстаивая ценности Исламской революции, Лариджани всегда выступал против реформаторов, заявляя, что их протесты играют на руку иностранцам, подрывают исламские ценности и переоценивают значение политических преобразований. Но при этом его нельзя обвинить и в излишней поддержке консерваторов, которых он также критикует время от времени.

По данным иранских информационных агенств, в настоящее время среди консерваторов идет ожесточенная борьба за сферы влияния в обществе. В таких условиях, на успех в своих далекоидущих планах могут рассчитывать только те политики, кто умело дистанцировался от всех политических группировок и представляет обществу абсолютно новую программу, которая объединит вокруг себя самые разные слои населения. Второе, и самое важное. Как ранее сообщало ИА REGNUM, очередная попытка Президента Хасана Роухани и его кабинета по либерализации Ирана проваливается буквально на глазах. Примечательно, что основная критика курса Роухани исходит именно от парламента ИРИ во главе А. Лариджани. Несколько дней назад Маджлис в четвертый раз отказался проголосовать за предложенного Роухани кандидата на пост министра образования. Последняя надежда президента хоть как-то поправить свою пошатнувшуюся позицию возлагается только на 24 ноября, когда страны «шестерки» должны закончить переговоры с Ираном по его ядерной программе. Но и в этом вопросе существуют разные ожидания иранских политиков: начиная от восторженных перспектив переговоров главы МИД Ирана Дж. Зарифа, который на днях заявил, что «срок окончания ядерных переговоров с международными посредниками — 24 ноября будет днем национальной победы Ирана» (судя по всему, он имеет в виду праздника для кабинета Роухани, если, конечно, стороны придут к согласию), до категоричного несогласия руководителя атомной программы страны А. Салехи, который уверен в том, что «Исламская Республика действует на основе собственной политики, и у Запада нет иного выбора, кроме как сотрудничать с Ираном». То, что Президент США Б. Обама на днях еще на один год продлил санкции против Ирана, говорит о том, что стороны вряд ли смогут найти общую формулу для соглашения 24 ноября. Последнее заявление Х. Роухани, в котором он обвинил страны Запада в том, что они «не в состоянии принять решения» (ИА Fars News), также является свидетельством того, что сам Президент Ирана мало верит в успешный исход данных переговоров.В таких условиях наблюдателями ставится под сомнение сама вероятность того, что Роухани сможет до конца срока остаться на своем посту. Инициатива Лариджани о создании новой партии является косвенным подтверждением вероятности именно этой версии.

Третье обстоятельство. Люди, стоящие за Лариджани, и входяшие в его «команду», занимают важные позиции в иранском обществе.

Обратим внимание на ключевые моменты политической биографии Лариджани.

Али Ардашир Лариджани родился 3 июня 1958 г. в Наджафе (Ирак). Его отец — аятолла Хашем Мирза Амоли являлся уроженцем города Амол (Мазандаран). Он был сослан из страны шахом Мохаммедом Резой, в результате чего обосновался в Ираке, где и родились сам Али Лариджани и четверо его братьев — Садег, Мохаммад Джавад, Багер и Фазиль. Семья Лариджани переехала в Иран после революции в 1979 г. В дальнейшем они стали известными политиками в Иране, создав на политической арене т. н. «Иракскую группу». В нее, кроме самого Али Лариджани, входят его зять — аятолла Мортеза Мотахари, именитый духовный вождь, его брат Садег Лариджани — агент духовенства, член Совета хранителей конституции, с августа 2009 г. — глава судебной системы Ирана, другой брат — Мохаммад Джавад Лариджани — бывший депутат парламента, экс-заместитель председателя парламентской комиссии по внешней политике и международным делам, бывший заместитель министра иностранных дел, ведущий идеолог и сторонник Хаменеи. Двоюродный брат Лариджани Ахмад Таваколи — бывший депутат парламента, в 2005 г. — один из кандидатов в президенты.

Лариджани в 1980 г. окончил Промышленный университет «Шариф» в Тегеране по специальности математик-программист. Потом изучал западную философию в Университете Тегерана и получил по этой дисциплине докторскую степень, написал книгу об Иммануиле Канте.

Вскоре после победы Исламской революции Лариджани стал руководителем отдела телевещания в Организации радио и телевидения Ирана. С 1983 по 1992 г. занимал различные государственные посты: заместителя министра труда и социальных ресурсов, заместителя министра телекоммуникаций, заместителя главы министерства Стражей исламской революции, а затем — и. о. начальника штаба Корпуса стражей исламской революции (КСИР). В администрации президента Рафсанджани он с 1992 по 1993 г. занимал пост министра культуры и исламской ориентации, а в 1994-2004 гг. был главой «Голоса Исламской Республики Иран» — Организации радио и телевидения ИРИ. В 2005-2007 гг. Лариджани был секретарем Верховного совета национальной безопасности Ирана, одновременно являясь представителем Рахбара в Совете. На этом посту он получил широкую известность как ключевой участник международных переговоров по вопросам ядерной программы Ирана. Лариджани назвал любые уступки по вопросу ядерной технологии «равноценными величайшему предательству». Его тогдашнее назначение на место, которое ранее занимал нынешний президент ИРИ Хасан Роухани, наблюдатели сочли знаком грядущего ужесточения позиции Ирана. Едва заняв свой пост, Али Лариджани раскритиковал своего предшественника за чрезмерное соглашательство с Западом, а Иран начал ускоренными темпами развивать программу промышленного обогащения урана. Но в итоге получилось так, что Лариджани приобрел репутацию политика-прагматика. Он стал более предпочтительным партнером по переговорам, чем Ахмадинеджад, который в 2006 г. объявил о приостановлении добровольного сотрудничества Ирана с Международным агентством по атомной энергии (МАГАТЭ) и возобновлении обогащения урана.

В 2005 г. Лариджани баллотировался на пост президента Ирана, заняв шестое место (5,94 % голосов). В то время он считался одним из самых серьёзных кандидатов от Консервативного альянса, но по популярности заметно уступал Махмуду Ахмадинежаду.

20 октября 2007 г. Лариджани был отправлен в отставку с поста секретаря ВСНБ. Есть мнение, что его отставка была вызвана разногласиями с Президентом Ахмадинеджадом и относительной независимостью главного переговорщика по вопросам иранской ядерной программы. «По причине сложностей личного характера, господин Лариджани хотел заниматься деятельностью в других сферах политики Исламской Республики. Он несколько раз подавал прошение об отставке, и, наконец, президент ее принял», — заявил тогда официальный представитель правительства Ирана Голям Хосейн Эльхам. Но уже через год, 28 мая 2008 г. Али Лариджани был избран спикером парламента Ирана. Его кандидатуру поддержали 232 из 287 членов парламента. А 25 мая 2014 г. Али Лариджани в третий раз переизбран на пост спикера иранского парламента. В ходе голосования он получил поддержку 187 из 264 законодателей, сообщали иранские СМИ.

Таким образом, Али Лариджани в очередной раз доказал, что он отличается от многих других политиков Ирана своей «чистой» биографией, политическим долголетием, безупречным служением идеалам Исламской революции и правильным выбором времени и места для своих решительных заявлений. В этом смысле его инициатива по созданию новой партии, безусловно, является заявкой на «плавный» переход от кресла спикера парламента на пост президента Исламской Республики Иран в скором будущем, что можно сравнить с броском знаменитого «мазандаранского тигра».

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail