Россия и Иран сверяют позиции

Рустам Искандари, 20 ноября 2014, 15:56 — REGNUM  

С 16 по 17 ноября Иран с официальным визитом посетила российская делегация во главе со спикером Госдумы Сергеем Нарышкиным. Участники делегации — председатели комитетов ГД Алексей Пушков (комитет по международным делам), Владимир Плигин (комитет по конституционному законодательству и госстроительству), Иван Грачев (комитет по энергетике) и Евгений Москвичев (комитет по транспорту). В Тегеран прибыл и руководитель фракции ЛДПР Владимир Жириновский. В ходе визита Сергей Нарышкин встретился со своим иранским коллегой Али Лариджани, а также с руководителем Совета по целесообразности Али Акбаром Хашеми Рафсанджани.

Эта поездка стала продолжением многообещающих российско-иранских контактов последнего времени. Напомним, что месяц назад состоялся визит секретаря Совета безопасности РФ Николая Патрушева в Тегеран, а на прошлой неделе между странами был подписан контракт о строительстве Россией двух ядерных реакторов в Иране с возможным возведением еще шести (два — в Бушере, места еще четырех не указаны). Контракт и нынешний визит символичны: они состоялись в преддверии начавшегося вчера в Вене очередного раунда переговоров по ядерной программе Ирана с представителями стран «шестерки». Глава иранской Организации по ядерной энергии Али Акбар Салехи назвал контракт «поворотной точкой в развитии отношений между странами».

В Москве и Тегеране уже более десяти лет ожидают «поворотной точки» в отношениях между двумя странами. Надежды в обеих столицах рушились уже несколько раз. О причинах подобного развития событий написано немало. В итоге, несмотря на всем очевидную перспективу, в двусторонних отношениях наметилась настороженность. Вовсе не случаен вопрос, заданный Нарышкину иранскими журналистами: «А если на Россию попытаются надавить и не позволят развивать с Ираном двусторонние отношения, окажутся ли под угрозой совместные проекты? Такие, например, как подписанные этой осенью контракты на строительство 2 новых АЭС?» Нарышкин ответил, что «развитию нашего сотрудничества никто не помешает». При достаточной политической воле (наличие которой сейчас налицо) страны могут выйти на уровень реального стратегического партнерства.

«Руководство России видит в Иране надежного и перспективного партнера и желает расширения сотрудничества в различных сферах, в том числе торговой и энергетической», — заявил Нарышкин после встречи с Лариджани. Его иранский коллега с сожалением констатировал, что «торгово-экономические связи между странами не достигают уровня политических контактов, а объем инвестиций недостаточен». Политические контакты нуждаются в реальном наполнении, которое не должно ограничиваться вопросами мирного атома. В противном случае межгосударственные связи останутся весьма хрупкими, зависящими от сиюминутных предпочтений двух стран.

На данный момент сближение двух стран обуславливается тактической целесообразностью, которая вызвана солидарностью в отношении западных санкций. «В отношении санкций у нас одинаковая позиция. Мы их рассматриваем как инструмент неприкрытого экономического и политического давления, это не имеет ничего общего ни с нормами международного права, ни с нормами ВТО. Мы выступаем против политики ряда западных стран, которые являются причиной кризиса в разных точках земного шара, выступаем за недопустимость вмешательства во внутренние дела государств», — заявил С. Нарышкин.

Переговоры в Тегеране также коснулись цен на энергоносители, резкое снижение которых сказывается на двух странах. В ожидании встречи стран — членов ОПЕК 27 ноября Иран и Россия проводят консультации для выработки общей линии. Как отметил А. Пушков, «Иран, Россия и многие другие страны недовольны снижением цены на нефть». При этом он также упомянул и переговоры между Ираном, Венесуэлой и Ираком. Президент ИРИ Хасан Роухани планировал обсудить нефтяной вопрос и со своим азербайджанским коллегой Ильхамом Алиевым, однако, как продемонстрировал его недавний визит на Апшеронский полуостров, Баку и Тегеран не пришли в этом вопросе к единой позиции. Конечно, Азербайджанская Республика не может влиять на мировой рынок энергоресурсов из-за того, что добывает значительно меньше нефти, нежели страны ОПЕК, но такая ситуация в очередной раз демонстрирует, что Баку и Тегеран придерживаются противоположных позиций в региональной и мировой политике. Добавим также, что иранский министр нефти Биджан Намдар Зангане объявил 16 ноября о согласовании с Катаром и Кувейтом путей по предотвращению дальнейшего падения цен на нефть. «Важно, что ОПЕК чувствует необходимость в укреплении сотрудничества для изменения нынешней ситуации на мировом рынке», — заявил Зангане в Тегеране по итогам встречи с министром иностранных дел Венесуэлы.

Однако главной темой переговоров Пушков назвал противодействие терроризму, в особенности террористической группировке «Исламское государство». Лариджани заметил, что на переговорах с Нарышкиным «обсуждены сирийский и иракский вопросы». Стороны подчеркнули, что террористы должны быть остановлены различными методами". Председатель комиссии иранского парламента по национальной безопасности и внешней политике Аладдин Боруджери после встречи с Алексеем Пушковым заявил, что «неумеренные требования и ошибочная политика, проводимая США и их региональными союзниками, является главной причиной кризиса в регионе». В данном контексте особого интереса заслуживает предложение, озвученное в Тегеране Нарышкиным: «Понимая, что перед Россией, Ираном и рядом других стран региона стоят такие вызовы, как наркоугроза, терроризм и международная преступность, мы сегодня обсудили возможность участия парламентариев Ирана в деятельности Парламентской ассамблеи ОДКБ на правах наблюдателей. Мы считаем, что такое участие Ирана в ПА ОДКБ привнесет в деятельность этой организации еще большую эффективность в вопросах укрепления региональной стабильности и безопасности». Оно свидетельствует о том, что Тегеран и Москва контактируют по вопросам создания совместной системы региональной безопасности, которая ограничит влияние США и их «региональных союзников». Председатель ГД РФ отметил также и схожие позиции двух стран по ключевым вопросам международной жизни, в том числе по Сирии, Ираку, Закавказью, Каспийскому региону, Центральной Азии. «Мы высоко ценим роль Ирана и политику Ирана как важный фактор региональной безопасности и в этом смысле рассчитываем на укрепление наших совместных позиций, тем более что по большинству и региональных, и глобальных вопросов международной повестки дня мы занимаем или сходные, или совпадающие позиции», — сказал он.

Западные санкции против государств, проводящих независимую политику, ускоряют складывание региональных союзов в Евразии, усиливая исторические центры силы. Для региональных союзников США наступают тяжелые времена.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.