Станислав Стремидловский. Польша становится Украиной

Станислав Стремидловский, 17 ноября 2014, 21:48 — REGNUM  

Польша подводит предварительные итоги выборов в местные органы власти. Предварительные потому, что Центральная избирательная комиссия сообщила о сбое в компьютерной системе подсчета голосов. Новость для страны не лучшая. Ведь оппозиционная партия «Право и Справедливость» (PiS) неоднократно критиковала власть за «махинации» с вертикалью избирательных комиссий. В мае этого года во время выборов в Европейский парламент руководство PiS анонсировало собственную альтернативную систему подсчета голосов, напрямую обвиняя правящую «Гражданскую платформу» (РО) в том, что она ворует избирателей у конкурентов. Хотя сейчас «Праву и Справедливости», похоже, жаловаться не на что. Эксит-поллы показывают победу оппозиции. Это очень плохой знак для РО в связи с тем, что партия надеялась победить на фоне эффекта от смены руководства после того, как прежний премьер-министр Дональд Туск уступил свое место Еве Копач. И в первую очередь итоги выборов в местные органы власти бьют по новому председателю правительства — ее соперники за лидерство в партии могут поставить сейчас вопрос о смене власти в «Гражданской платформе», учитывая, что ровно через год в стране будут выбирать депутатов сейма Польши.

Но это, что называется, головная боль избирательных штабов партий. А польские политологи обращают внимание на следующие детали. Выборы органов местного самоуправления в этом году прошли не очень спокойно. Было зарегистрировано 472 инцидента: попытки покупки голосов, похищения бюллетеней, ошибки в списках, а также две смерти, произошедшие на избирательных участках. Согласно данным опросов, явка на выборах органов местного самоуправления составила 46,4%. Самое первое и главное: никогда еще страна так четко не делилась географически и политически надвое. Из 16 воеводств в 8 захватила лидерство PiS, а в других 8 — РО. Более того, деление раскололо Польшу по границе бывшего раздела. За правящую коалицию проголосовали воеводства, ранее входившие в Германскую империю, за оппозицию те, кто принадлежал к империи Российской. Пополам разделились области, относившиеся к дуалистической Австро-Венгрии. И ранее в III Республике некоторые социологи, составляя электоральную карту, обращали внимание на этот феномен. Но окончательно его подтвердить мешали отдельные прорывы партий второго эшелона, Польской крестьянской партии (PSL) и Союза левых демократических сил (SLD). В прошлую каденцию, 2010 года, «людовцы» смогли все-таки отвоевать для себя один регион. Сейчас им это не удалось. Хотя PSL в целом не потеряла поддержку избирателей, в отличие от SLD, чей электорат по сравнению с маем этого года уменьшился вдвое. Интересно, что аналогичное падение показал Конгресс новых правых (KNP), получивший поддержку 4,2% избирателей, хотя в масштабах страны социологические опросы ему неизменно отдавали до 10%.

Что касается гендерных и социальных страт, то ситуация здесь такова. Среди мужчин «Право и Справедливость», согласно опросам, поддержали 30,4%, «Гражданскую платформу» — 24,8%. Женщины также чаще голосовали за оппозицию — 32,6%, за правящую партию — 29,7%. PiS отдали свое предпочтение молодые и пожилые избиратели. РО выиграла только среди тридцатилетних, где завоевала 31,3% против 25,8% у «Права и Справедливости». Но самой перспективной партией для молодых является KNP, который в этой среде получил одобрение более 11% избирателей. Если принять во внимание место жительства избирателей, то PiS восторжествовала в деревнях — вплоть до 35,2% на фоне 19,3% РО. В крупных городах (более 500 тысяч жителей) явно выиграла «Гражданская платформа», набрав 41,3%, в то время как «Право и Справедливость» всего 24,9%. Отметим, что за правящую партию в основном голосовали люди с высшим образованием, около 34,4%, за их оппонентов 25,2%. PiS выбрали те, кто имеет начальное образование и профессионально-техническое. Вместе с тем «Гражданская платформа» не смогла с ходу одержать победу на выборах мэров крупных городов. Лишь в Люблине и Лодзи успешно завершились выборы в первом туре. Варшаву, как и Гданьск, Вроцлав и Краков, ждет второй тур, который пройдет 30 ноября.

Это цифры. Но что за ними стоит? Этот год для Польши выдался, пожалуй, одним из сложнейших. Не будет большим преувеличением сказать, что страна находится в предвоенной ситуации «благодаря» занятой Варшавой позиции по украинскому конфликту. Впервые за 25 лет существования III Республики нестабильность подошла вплотную к ее границам. Тем более что дипломатические проколы прежнего руководства подвергли опасности польскую экономику после обоюдных санкций с Россией и отсутствия прогресса с Украиной. На восточном направлении если где Польша и выиграла, так только с режимом малого пограничного передвижения, введенного с Калининградом. Лето-осень ознаменовались скандалом с публикацией пленок прослушек руководителей министерств и ведомств, в разговорах которых страна выглядела крайне неблаговидно. «Кассетная история» привела к увольнению министра внутренних дел Бартоломея Сенкевича и перемещению на пост главы парламента министра иностранных дел Радослава Сикорского. Почетной отставкой также можно назвать назначение на должность председателя Европейского совета премьер-министра Туска. Взаимных обвинений было много, на них строилась избирательная кампания, однако позитивная повестка практически не просматривалась.

Однако не это, точнее, не только это беспокоит сегодня поляков, ознакомившихся с предварительными итогами выборов в местные органы власти. Можно по-разному относиться к победе правящей партии и оппозиции, но факт в том, что в настоящее время географический электоральный раскол начинается восприниматься как идеологический. Сторонники «Гражданской платформы» характеризуют победу PiS словами «зараза приходит с Востока». Парадокс, ведь хотя «Право и Справедливость» и победила в воеводствах, ранее входивших в состав Российской империи, именно эта партия, как считается, монополизировала «русофобский» дискурс. Тем не менее польские либеральные силы, нисколько не настроенные в пользу Москвы, готовы маргинализовать своих оппонентов, представив их «злом» и «мракобесами». Некоторые политологи с тревогой отмечают в этой связи, что подобная позиция уже проявила себя с опасной стороны на соседней Украине, где по отношению к жителям восточной части страны воплотили политику дегуманизации и отторжения. На первый взгляд, Польша сейчас кажется монолитной в силу распределения двух третей избирателей между двумя ведущими партиями. Но эта «стабильность» имеет хрупкий характер — любой более-менее серьезный внешнеполитический вызов вместо того, чтобы сплотить общество, способен привести к расколу страны на две противоборствующие части. Такое в истории Польши на «радость» ее соседям уже было.

Станислав Стремидловский — обозреватель ИА REGNUM

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.