Несть ни эллина, ни украинца: на западе Украины подписали «новую унию»

Сергей Гуркин, 14 ноября 2014, 20:05 — REGNUM  

Политическая уния

13 ноября в Ровно был подписан так называемый «Меморандум о создании Украинской поместной церкви». Представители украинской православной Церкви московского и киевского патриархатов, представители украинской автокефальной православной церкви, представители грекокатолической церкви, а также чиновники областной администрации (!) договорились «создать рабочую группу», чтобы «разработать механизм объединения конфессий».

По сути речь идет о новом униатстве. Участие в этой затее представителей московского патриархата УПЦ может вызывать удивление — но если знать, какому давлению подвергается УПЦ МП на Украине, то удивление будет не таким уж сильным. В Москве проект унии пока не комментируют — возможно, потому, что первые лица УПЦ МП в подписании не участвовали и все это пока может быть списано на частную инициативу отдельных иерархов.

Зато никакого удивления не вызывает участие представителей УПЦ КП и грекокатоликов. Единственная широко представленная на Украине конфессия, представители которой не участвовали в подписании «новой унии» — римско-католическая церковь.

Причины «объединения церкви» — и это не скрывается подписантами — политические. «Единство» нужно восстановить ради политических успехов новой украинской власти.

Тезисы меморандума имеют очень мало общего с христианством. «Все церкви Ровенской области признают и молятся за целостную и единую державу Украину»? — наверное, иерархи забыли, что молиться следует за всех безотносительно национальности. Ровенский епископ киевского патриархата Макарий говорит, что «только единая церковь позволит побороть северного врага»? — наверное, епископ забыл, что Церковь нужна для единства и любви, а не для победы над врагом (неважно, реальным или вымышленным). Грекокатолический луцкий епископ Иосафат заявляет, что «13-е число (день подписани — ИА REGNUM) является для украинцев благодатным»? — наверное, епископ считает, что для христианина могут существовать благодатные и неблагодатные числа.

Смысл «объединения» прост. Как в украинской власти партии могут называться по-разному, но все должны поддерживать майдан — так и в церковной сфере все конфессии должны быть «едины» в своей украинскости. Все они будут говорить про угрозу с северо-востока, про революцию достоинства и про великую, новую Украину.

Римо-католиков на Украине немного, и ими можно спокойно пренебречь. Главное — склонить к «унии» иерархов московского патриархата. Никакого реального объединения Церкви это не вызовет. Однако кого интересует реальное объединение Церкви? Всех интересует единая политическая позиция всех конфессий (опять-таки кроме немногочисленных римо-католиков). Всех интересуют политически правильные проповеди.

Единство

И православные, и католики, и протестанты согласны с тем, что Церковь должна быть единой. Трудно быть с этим не согласным, ведь Глава Церкви молился о том, чтобы все были едино. Вопрос в том, как именно можно объединить Церковь. И к каким последствиям приводят те или иные «унии».

Подписание унии 1596 года, следствием которой стало создание униатской (грекокатолической) церкви — едва ли не самый болезненный вопрос во взаимоотношениях православных и католиков. Вместо единства уния вызвала конфликты и справедливые взаимные претензии. Сейчас в городе Ровно предлагается наступить на ровно такие же грабли.

В 1993 году иерархи православной и католической церквей (включая представителей московского и константинопольского патриархатов, а также римско-католической церкви) подписали в Баламанде один из важнейших экуменических документов. В нем сказано: «мы отрицаем его (униатство) в качестве способа поиска единства, потому что он противоречит общему преданию наших Церквей». В этом документе сказано, что единство следует искать не через формальные унии, а через подлинное духовное единение, взаимное уважение, общение в духе любви.

Исчерпывающий ответ на вопрос, возможно ли предложенное в Ровно «националистическое христианство», дает апостол Павел в Послании к Галатам: «…все вы сыны Божии по вере во Христа Иисуса; все вы, во Христа крестившиеся, во Христа облеклись. Нет уже Иудея, ни язычника; нет раба, ни свободного; нет мужеского пола, ни женского: ибо все вы одно во Христе Иисусе».

Можно возразить: в России тоже национальная церковь. Да, но главное в сочетании «русская православная» — не слово «русская», а слово «православная». Православные считают, что их церковь подлинна не потому, что она русская, а потому, что она сохранила апостольское предание. В Ровно же предлагается ровно обратное. Неважно, грекокатолики ли вы или православные. Важно, что вы за майдан.

Раскол

Конфликт на Украине в этом году стал главной палкой в колесе экуменического диалога. В конце этого года должна была состояться встреча епископов Москвы и Рима, то есть русского патриарха и римского папы. Она не состоялась потому, что РПЦ требовала от Ватикана осудить майдан и поддерживавших его грекокатоликов. Грекокатолики напрямую Ватикану не подчиняются, и Ватикан дистанцировался от проблемы, остался над схваткой, отказавшись и поддерживать, и осуждать майдан.

Грекокатолическая церковь в очередной раз стала не способом возвращения единства Церкви, а главным препятствием на пути к этому единству. Сначала ее священники благословляли протестующих, прекрасно зная, что те пойдут бить милиционеров цепями и брызгать в лицо газом. Потом грекокатолический львовский университет отправил своих студентов и преподавателей на майдан. Грекокатолические священники и иерархи упражняются в антимосковских и антирусских речах и в своих «проповедях» призывают сражаться за майданную Украину и убивать оппонентов.

Свой вклад вносит и православная церковь киевского патриархата. Вновь, как двадцать лет назад, начались захваты храмов и давление на священников. Судя по действиям иерархов УПЦ МП, давление оказалось эффективным.

У происшедшего в Ровно, как ни странно, есть не только минусы, но и плюсы. Главный плюс состоит в том, что теперь уже совсем всем станет очевидно: украинских автокефальных православных и грекокатолических иерархов вера не интересует в принципе. Их интересует политика.

Минусов, разумеется, больше. Как уже неоднократно доказала история, искусственное объединение в политических целях никогда не приносит подлинного единства и всегда приносит новые разделения. Если «ровенский прецедент» станет заразительным, из УПЦ МП начнется исход священников, не согласных с концепцией националистической церкви. Вместо объединения — еще один раскол.

Но, скорее всего, никакого развития «ровенский прецедент» не получит. Урок этой истории — в другом. Урок этой истории в том, что христианство на Украине для слишком многих стало методом политической борьбы, а не религией единства и любви. Когда украинцы начнут наводить в своем доме порядок, им следует помнить об этом.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.